Все меняется в худшую сторону… А Алиев сокращает внешний долг Азербайджана наша аналитика

Мамед Эфендиев, автор haqqin.az

Три года назад президент Азербайджана Ильхам Алиев поставил перед Кабинетом Министров задачу снизить объем внешнего долга страны до 10 процентов от валового внутреннего продукта (ВВП). Но уже 1 июля 2022 года в ходе совещания, посвященного итогам первого полугодия, глава государства заявил, что внешний долг страны составляет отныне 10,7 процента от национального ВВП.

Каким образом удалось достичь столь ощутимого прогресса и как долго будет продолжаться этот процесс?

Алиев поставил и выполнил задачу

Вопрос не праздный. Особенно, если учесть, что из-за непрекращающихся кризисов глобальная экономика, что называется, трещит по всем швам. Ситуация осложнилась настолько, что даже ведущие международные экономические структуры воздерживаются от среднесрочных прогнозов  настолько быстро все меняется, причем в худшую сторону.

В такой ситуации даже правительства государств с традиционно сильной экономикой вынуждены брать новые кредиты в основном у международных финансовых структур и иностранных государств, все больше погружаясь в долговую яму и попадая в прямую зависимость от внешних сил.

Трудно поверить, что на столь мрачном экономическом фоне Азербайджан умудряется не наращивать, а наоборот, снижать внешний долг.

Но это действительно так, а потому принципиально важно понять, как это удается?

В первую очередь, следует отметить, что азербайджанское правительство, возвращая ранее взятые долги, не берет новые кредиты. Во-вторых, несмотря на глобальный экономический кризис, азербайджанская экономика сохраняет достаточно высокие темпы и сопровождается ростом ВВП. Сегодня в некоторых развитых странах внешний долг вдвое превышает ВВП. Мало того, даже государства, чей внешний долг составляет 70 процентов от внутреннего валового продукта, чувствуют себя вполне нормально.

За последние годы Азербайджан сократил долю иностранной валюты в своем внешнем долге с 95 до 81 процента, хотя еще в 2018 году 95 процентов госдолга номинировалось в иностранной валюте

В Азербайджане же, напомним, этот показатель равен 10 процентам. Казалось бы, тревожиться не о чем. И тем не менее правительство Азербайджана отказывается накапливать долги, которые будут взвалены на плечи грядущих поколений азербайджанцев, а глава государства настаивает на том, что страна должна избавиться от внешних долгов, составляющих сегодня всего 7,4 миллиарда долларов.

По образному выражению президента Ильхама Алиева, при желании правительство Азербайджана могло бы обнулить эту задолженность за один день. Тем не менее глава государства предлагает делать это постепенно, чтобы процесс погашения внешнего долга не пагубно отразился на национальной экономике.

Напомним, что если в 2020 году внешний долг Азербайджана приближался к отметке 20 процентов ВВП, то уже к началу 2022 года он составил 13,5 процента, а с учетом условных обязательств по внешним долгам, привлеченных госпредприятиями,  еще 1,4 процента ВВП (+ 742,3 миллиона долларов).

Таким образом, в целом внешний госдолг составил 14,9 процента ВВП, или 8 миллиардов 135 миллионов долларов. А это значит, что за прошлый год в абсолютном выражении внешний долг Азербайджана сократился на 5,8 процента ВВП ( 685,8 миллиона долларов).

Еще один путь снизить внешний долг – трансформировать его в менее рискованный и удобный по всем критериям внутренний, который, как свидетельствует мировая практика, растет при снижении внешних задолженностей. Именно внешний долг и планирует Азербайджан снизить до 10 процентов ВВП. Так что работа в этом направлении ведется параллельно с увеличением внутреннего долга.

Помимо этого, за последние годы Азербайджан сократил долю иностранной валюты в своем внешнем долге с 95 до 81 процента, хотя еще в 2018 году 95 процентов госдолга номинировалось в иностранной валюте. А в среднесрочной перспективе Министерство финансов Азербайджана планирует дальнейшее сокращение доли иностранной валюты в госдолге, для чего у него есть все возможности. 

К началу 2022 года внутренний госдолг Азербайджана составлял 3,3 процента ВВП, чуть превысив 3 миллиарда манатов. Он включал в себя прямой внутренний госдолг (более 2,5 миллиарда манатов, или 2,7 процента ВВП), а также условные обязательства по внутренним кредитам, привлеченным под госгарантии (561,3 миллиона манатов, или 0,6 процента ВВП).

Почему же Азербайджан не обнуляет свой внешний долг?

Однако всего за несколько месяцев внутренний госдолг вырос почти на 1,13 миллиарда манатов, а его доля в ВВП  на 0,6 процента. Это результат поэтапной замены внешних заимствований внутренними, а также реализации последовательных мер по поддержке развития местного рынка государственных ценных бумаг. Что полностью соответствует «Стратегии по управлению государственным долгом в Азербайджане на среднесрочную и долгосрочную перспективу».

Если до принятия Министерством финансов в 2018 году новой стратегии стоимость государственных ценных бумаг на местном рынке составляла 780 миллионов манатов, то сегодня этот показатель вырос более чем в три раза и составляет 2,6 миллиарда манатов. Кроме того, если в 2018 году Министерство финансов могло размещать на аукционе гособлигации на один-два года, то сегодня этот срок доходит порой до семи лет. Что говорит о развитии внутреннего рынка и долгосрочной финансовой доступности, а также создает баланс финансовых резервов учреждений.

Так что выгоду приносит не только снижение внешнего долга.

Как уже отмечалось, в краткосрочной перспективе Азербайджан может опустить планку внешнего госдолга ниже 10 процентов ВВП, благо для этого у страны есть необходимые ресурсы и валютные резервы.

Но с учетом объемов валютных резервов, темпов экономики, а также ряда макроэкономических показателей правительство Азербайджана планирует снизить отношение государственного долга к ВВП до 10 процентов не в ближайшей, а в краткосрочной перспективе.

То есть до конца текущего или, возможно, до начала 2023 года.