Леонид Кучма: «Алиев менялся в лице, когда речь шла о территориальных претензиях» человек-эпоха – 100 лет

Редакция haqqin.az

Сегодня – 31-я годовщина независимости Украины. И я сегодня целый день поздравляю своих украинских друзей. А их за два с небольшим года работы послом в Украине появилось у меня очень много – среди них и дипломаты, и мэры больших и малых городов, и руководители театров, журналов, издательств. Я им писала поздравление по-украински, они мне тоже отвечали на «рiднiй мовi». А мэр Трускавца – Андрей Кульчицкий – даже поблагодарил меня на чистейшем азербайджанском языке.

Среди тех, кого хотелось поздравить, – Леонид Данилович Кучма, второй президент Украины, кстати, пока единственный, кто пробыл у власти в Украине два срока. Леонид Данилович всегда очень внимательно относился к мероприятиям, проводимым нашим посольством в Киеве, а если не мог присутствовать сам, всегда присылал нам поздравительное письмо, которое зачитывала его помощница Дарка Олифер.

Леонид Кучма был большим другом нашего общенационального лидера Гейдара Алиева, я сама, работая в 90-х годах в президентском пуле, имела счастливую возможность наблюдать за их теплыми отношениями. Помню, саммит СНГ «без галстука» в Ялте, где Гейдар Алиевич был личным гостем Кучмы в августе 2000 года. Он поселил его в своей резиденции, и это была привилегия только нашего президента. Леонид Данилович на всех саммитах СНГ безусловно поддерживал суверенитет и территориальную целостность Азербайджана, Азербайджан и Украина помогали друг другу соответственно топливом и зерном...

Когда я писала книгу о нашем великом лидере и попросила Леонида Даниловича написать свои воспоминания, он незамедлительно откликнулся. И сегодня, в День независимости нашего стратегического партнера, дружественной нам Украины, мне хотелось бы опубликовать эти замечательные воспоминания, а Леониду Даниловичу и всему народу Украины пожелать долгожданного мира и ясного неба над головами.

Эльмира Ахундова

Посол Азербайджана в Украине, Народный писатель

*    *    *

Одно дело – познакомиться, совсем другое – узнать друг друга. Познакомились мы с Гейдаром Алиевичем на одном из саммитов СНГ, но сблизились уже во время его государственного визита в мою страну. Мы как-то сразу нашли очень много точек соприкосновения – и в глобальных политических вопросах, и в чисто человеческих взаимоотношениях. Общаться с ним всегда было приятно и чрезвычайно интересно – вспоминал ли он свой уникальный советский опыт, говорили ли мы о будущем наших стран, СНГ, ГУАМа (который вместе создавали). Жаль, что уже столько лет я не имею удовольствия и чести этого общения. Мне искренне не хватает тех бесед.

От других руководителей СНГ, в большинстве своем – новичков в политике, Гейдара Алиевича отличала «старая школа». Не в смысле – устаревшая, а в смысле – основанная на опыте и традициях. Мы, его коллеги, мыслили (особенно в первое время) категориями своей страны, в лучшем случае – субрегиона. Алиев же унаследовал от элиты СССР (супердержавы, вершившей судьбы мира) планетарный масштаб мышления. Гейдар Алиевич был глобальным игроком, хотя на «всемирном соревновании стратегов» играл за очень небольшое государство. Он был политическим аристократом, если можно так сказать. При этом, однако, в нем не было ни тени снобизма или высокомерия. И это не могло не покорять. Мы очень быстро сблизились и оставались друзьями до самого конца. Увы, такого безвременного…

Больше всего запомнились наши встречи с Гейдаром Алиевым в Крыму. Там мы больше всего провели встреч один на один, и обстановка особенно располагала к тому, чтобы, отбросив все проблемы, спокойно пообщаться. Может, сама крымская природа чем-то напоминала Гейдару его родину – поэтому он чувствовал себя там как дома, поэтому были такими теплыми наши беседы. О чем говорили? О разном – обо всем, что могло быть интересным для нас как для друзей, и полезным для наших народов. Кстати, раз речь зашла о Крыме – вспомнилось: на всех саммитах особенное внимание Алиев всегда уделял вопросам территориальной целостности стран СНГ. Гейдар Алиевич вообще менялся в лице, когда заходила речь о территориальных претензиях. Он был очень серьезен и непреклонен в своей позиции. В этом, как и почти во всех остальных вопросах, мы всегда были союзниками: Киев поддерживал целостность Азербайджана, а Баку выступал за целостность Украины.

Ностальгии не бывает лишь у того, кому вспомнить нечего. А Гейдар Алиев прожил жизнь, которой хватило бы на нескольких. Относительно крушения СССР… Советский Союз был жизнью Алиева: в той стране он прошел до вершин политического Олимпа. Но высшим смыслом и целью его жизни был сильный и свободный Азербайджан: эту страну он отстоял и фактически заново создал. Не хочется повторять избитые фразы, но напомню: кто не жалеет о распаде Союза, не имеет сердца, кто хочет восстановить – не имеет мозгов. Гейдар Алиев, конечно, не был антисоветчиком, но не могу себе представить его среди краснознаменных провокаторов-реаниматоров СССР. Мысли его были обращены не в прошлое, а в будущее.

Тайна харизмы – это, по большому счету, тайна человеческой души, и разгадать ее нельзя. Скажу одно: душа у Алиева была светлая. Интеллектуальные способности – выдающиеся. Благородство – наверное, присущее всему его народу, плоть от плоти которого он был. Душа, ум, сердце. А вместе получался – Гейдар Алиев.

Удивительно, но в моей памяти Гейдар Алиевич остался молодым – таким, каким я его не знал. Наверное, потому, что его жизненная энергия, острота ума, быстрота реакции, свежесть решений вспоминаются сегодня больше, чем его седины и совсем не крепкое здоровье. В памяти Украины он останется ее верным и достойным другом, а когда придут поколения, не заставшие Гейдара, им его всегда будет напоминать памятник, стоящий в центре Киева. Хотя, каким он останется в памяти народов СНГ, - наверное, это не так важно, как то, чем он будет в памяти своего собственного народа. А я уверен, что там ему уготовано совершенно уникальное место. Такими, как Алиев, может гордиться любой народ. Потому что вот так вернуться, так повторно встать во главе своей нации тогда, когда она находится в тяжелейшей ситуации, и в итоге выровнять самолет уже почти у самой земли – таких примеров современная история почти не знает. Я могу вспомнить только Шарля де Голля во Франции и еще одного моего друга, Эдуарда Шеварднадзе. По-моему, очень достойная компания…