За счет саботажа Еревана Баку удвоил свое влияние статья концептуальная

Александр Караваев, автор haqqin.az, Москва

ШОС, как глобальное партнёрство, набирает все больше сторонников, которые связывают с этой организацией свои надежды исправить ошибки и избавиться от недостатков, допущенных в ХХ веке традиционными международными структурами и сообществами.

В Пекине вот это не примут и запомнят

Начнем с кризисов

Главный региональный (кавказский) итог Самаркандского саммита был связан с позицией Еревана, который, фактически, выпал на неопределенное время из повестки ШОС в качестве "партнёра по диалогу".

В Ереване, видимо, не учли, что визит в Армению спикера палаты представителей Конгресса США в дни проведения саммита ШОС будет критически истолкован не только в Москве, но и в Пекине.

Дело даже не в реакции КНР, которая, естественно, не будет озвучена напрямую, а в том, что потеряло руководство Армении в глазах Китая. Фигура Пелоси олицетворяет сегодня антикитайскую политику по всему миру. Вот почему, Еревану не стоит надеяться, что Китай примет его довод, типа "это наши армянские дела, как говорится, ничего личного". В Пекине это не примут и запомнят.

Второй момент, который нужно упомянуть, также связан с позиционированием Армении в ШОС.

Дело в том, что визит Пелоси в Ереван был согласован сторонами около месяца назад. Из чего следует сразу несколько выводов. Первый из них – поездка Пелоси планировалась, как "акт солидарности" сразу после столкновения на границе с Азербайджаном.

Но если допустить, что эта последовательность являлась планом действий Еревана, зачем было подгонять обострение на границе с Азербайджаном и визит Нэнси Пелоси под саммит ШОС? Это – одна из загадок, над решением которой сегодня ломают головы аналитики. Как, впрочем, и над причинами, которые привели к вооруженному столкновению между Таджикистаном и Кыргызстаном.

Зачем было подгонять обострение на границе с Азербайджаном и визит Нэнси Пелоси под саммит ШОС? Это – одна из загадок

Проблема не в визите Пелоси в Ереван, а в отношении Пашиняна к ШОС. Дело в том, что Шанхайская организация нацелена на долгую историческую перспективу. ШОС переживет своих нынешних политических лидеров и станет в будущем ценным политэкономическим активом. Не случайно, президенты Эмомали Рахмон и Садыр Жапаров, несмотря на приграничные бои своих подразделений, прибыли в Самарканд и работали вместе.

Конфликты возникают и затухают, а такие глобальные организации, как ШОС, остаются навсегда.

Касаемо задач, которые складываются из региональных повесток разного состава и уровня, в ШОС можно выделить три блока.

Первый вопрос: задачи макроэкономики

Сюда входят и вопросы регулирования энергорынков, торговли сырьем, и расширение роли валют ШОС во взаимной торговле. В частности, Азербайджан в 2022 году резко увеличил товарооборот со странами ШОС: от 23 процентов прироста с Россией, до утроения (!) с Казахстаном.

Здесь наличествуют темы транспорта и логистики, а также проблемы обеспечения продовольствием, которые перекочевали в ШОС из глобальной повестки. Однако учитывая, что все узлы этой проблематики находятся в Евразии, это – несомненно вопрос регулирования в рамках ШОС, что и подчеркнули президенты Эрдоган и Путин, обсуждая "зерновую сделку" с Украиной.

Сейчас в поле зрения ШОС включена линия взаимодействия России и Турции

Интересно, что в декларации Самаркандского саммита серьезное внимание уделено критике климатической повестки Запада. Указывается, что регулирование выбросов парниковых газов не должно "душить" экономики стран ШОС. Но в целом там, где это оправдано и необходимо, Шанхайская группа поддерживает развитие "зеленной энергетики". Опять-таки, это полностью совпадает с той стратегией энергетического развития, которую, в частности, выбрал для себя Азербайджан.

Второй вопрос: задача безопасности

В 2000-е годы, на заре появления ШОС эта тема проявлялась, в основном, в виде антитеррористических учений, связанных с контекстом борьбы с талибским режимом и операций западной коалиции в Афганистане. Отмечу, что практически все страны ШОС поддерживали эту политику.

Сейчас времена изменились. Тема Афганистана переходит, скорее, в социально-экономическую плоскость. Более актуальными становятся вопросы расширения объема поставок и номенклатуры вооружений между участниками и партнёрами ШОС. Активными игроками в этой сфере становится Иран в направлении России, а также Турция в направлении Азербайджана и тюркских государств. Что лишь добавляет нюансы к традиционному военно-техническому взаимодействию между РФ и КНР, а также РФ и Индией, в поле которого находились также все участники ШОС.

Амбиции ШОС заключаются в становлении максимально авторитетной организации азиатской части мирового сообщества, в котором Азербайджан по праву займет одно из ключевых мест

Вопрос третий: задача информации и пропаганды

Здесь у стран ШОС есть общая необходимость культурного сближения на обывательском уровне, включающего в себя более расширенное понимание повседневного быта и традиций друг друга. Значительная работа должна быть проделана масс-медиа, шоу-бизнесом и туристической отраслью. Шанхайская группа в целом – это мир Азии. Между этими странами много общего, но и немало комплексов и стереотипных барьеров, которые сами по себе не исчезают, которые необходимо постепенно сглаживать целенаправленной работой.

Во многом, это направление совпадает с задачами информационной политики внутри тюркской группы государств.

"Регионалистика" ШОС

Для разных стран-участниц объединения она выглядит по-разному, но в целом формируется следующим образом. Отношения в треугольнике между Индией, Китаем и Россией, формирующие глобальный купол работы внутри ШОС.

Учитывая, что поле максимального напряжения концентрируется сейчас вокруг России, на встречах с Путиным лидерами Индии и Китая были зафиксированы сложности в обходе экономических санкций, а также необходимость постепенного строительства финансовой архитектуры, независимой от доллара и евро. В то же время, все нацелены на устойчивый рост поставок углеводородов со стороны России.

Центральноазиатский регион ШОС фокусируется на Узбекистане.

На полях саммита между КНР и Узбекистаном были подписаны торговые и инвестиционно-промышленные соглашения в объеме 15 миллиардов долларов.

На 83 процента увеличился в первом полугодии товарооборот между Азербайджаном и Узбекистаном, стороны намерены довести его объем в течении полутора лет до одного миллиарда долларов.

Ташкент для Москвы становится намного более удобным и прогнозируемым деловым и торговым партнёром, нежели Астана

Декларация по стратегическому партнёрству между РФ и Узбекистаном, подписанная Путиным и Мирзиёевым, по структуре напоминает аналогичный документ, подписанный Путиным и Алиевым 22 февраля нынешнего года. Правда, со значительно большим акцентом на экономику – развитие промышленной кооперации, атомной энергетики, а также более активное привлечение узбекских трудовых резервов в строительную отрасль России.

Как выясняется, в период Каримова бюрократия и элиты Узбекистана оказались меньше вовлечены в западные структуры образования и различные стажировки, поэтому в Узбекистане сейчас наблюдается более скептическое отношение к западным рецептам и моделям, нежели в соседнем Казахстане, наполненном "либеральными ценностями". Достаточно вспомнить казахстанскую программу "Болашак", направленную на образование казахской молодежи в западных университетах, в результате которой в стране значительно возросла критика евразийской интеграции.

Одним словом, Ташкент для Москвы становится намного более удобным и прогнозируемым деловым и торговым партнёром, нежели Астана.

Азербайджан, Иран, Туркмения формируют "Каспийскую повестку"

В значительной степени, сейчас это тема вращается вокруг комплексного развития МТК «Север – Юг». Также отдельным блоком сюда примыкает взаимодействие с Пакистаном. Есть шанс, что смена правительства в Исламабаде не повлияет на газовое сотрудничество с Москвой (имеются в виду строительство магистрального трубопровода "Пакистанский поток" и портового СПГ-терминала для получения газа).

Даже после переговоров Парвиза Шахбазова с Мусадиком Маликом неясно, будет ли идти речь о взаимодействии Баку и Москвы на пакистанском направлении, или эта тема станет полем скрытой конкуренции...

Азербайджан также обозначил свою заинтересованность в пакистанских проектах. После Самаркандского саммита ШОС в Баку состоялась встреча министра энергетики Азербайджана Парвиза Шахбазова и министра по вопросам нефти Пакистана Мусадика Малика. Чиновники обсудили вопросы поставок СПГ в Пакистан, создания и модернизации инфраструктуры трубопроводного транспорта, сотрудничество в нефтепереработке и розничной продажи нефтепродуктов. Пока неясно, будет ли идти речь о взаимодействии Баку и Москвы на пакистанском направлении, или эта тема станет полем скрытой конкуренции...

В будущем в ШОС будет возрастать турецкое (тюркское) и арабское влияние. Взаимодействие с Турцией по основным блокам задач повестки ШОС будет формировать черноморско-средиземноморскую повестку Шанхайской организации (включая блок экономического взаимодействия с Египтом).

Сейчас в поле зрения ШОС включена линия взаимодействия России и Турции. Это – атомная энергетика, экспорт углеводородов, расширение рублёвой торговли, вопросы безопасности в Сирии.

Среднесрочная перспектива расширения ШОС базируется на привлечении в состав организации таких арабских стран, как Кувейт, ОАЭ, Бахрейн и, возможно, Катар.

В настоящее время ШОС трудно сравнивать с другими международными организациями, поскольку Шанхайское объединение не имеет прямых аналогов – это не военный блок НАТО, и уж точно не политический орган типа ОБСЕ.

Тем не менее, амбиции ШОС заключаются в становлении максимально авторитетной организации азиатской части мирового сообщества, в котором Азербайджан по праву займет одно из ключевых мест.