Фатальная ошибка народа Ирана слово публицисту

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

Все наши ошибки имеют цену, и исправляем мы их тоже по-разному. Порой сделать это просто – когда жмешь не на ту клавишу, и компьютер спрашивает: «Уверен, что хочешь сделать именно это?», достаточно нажать на клавишу ignore и все – ошибки как ни бывало! 

Но бывает и так, что непродуманное, спонтанное решение может на десятилетия отравить жизнь как одному человеку, так и целой стране с населением, приближающимся к ста миллионам.

Борьба за исправление фатальной ошибки, допущенной в 1979 году, еще не закончена…

Свержение шаха – роковая ошибка?

Я не могу объяснить, почему народ Ирана, который, судя по статистике, совсем неплохо жил при шахе Реза Пехлеви, настолько взъелся на своего монарха, что годами боролся против его правления и был даже готов ради этого идти под пули.

Чем именно шах так не угодил своему народу, я не знаю. Может, тем, что засиделся на своем троне и тривиально надоел? А может, и тем, что во второй половине ХХ века сама форма императорского правления выглядела настолько неестественно и анахронично, что даже такая имперская нация, как персы, не могла ее больше переносить?..

Скорее всего, та модель светской монархии, которую пытался навязать своим подданным Реза Пехлеви, была, возможно, приемлемой для тонкого слоя иранских интеллектуалов, для тегеранского среднего класса, но не для провинциальной бедноты, составлявшей значительную часть населения страны. Речь идет о тех самых «низах общества», в которых довольно слабо ощущался экономический рост Ирана того периода.

В итоге, случилось то, что случилось, и народ Ирана сверг своего шаха, сменив абсолютную монархию на власть ультрарелигиозных фанатиков.

Чем именно шах так не угодил своему народу, я не знаю. Может, тем, что засиделся на своем троне и тривиально надоел?

С тех пор прошло несколько десятилетий. Понял ли народ Ирана, что совершил сорок три года назад роковую ошибку? Думаю, не просто понял, но и глубоко осознал. Пытался ли он исправить эту ошибку? Да, и неоднократно. Вот только свергнуть власть теократического режима, десятилетиями вбивавшего в сознание многонационального иранского общества догматы исламского фундаментализма, оказалось куда сложнее, чем избавиться от правления прозападного жуира Резы Пехлеви, который, почувствовав настроения миллионов соотечественников, обезумевших от проповедей имама Хомейни, сел не мудрствуя лукаво за штурвал своего «Боинга-707» и улетел в Каир вместе с семейством и сорока миллиардами долларов, в которые оценивалась шахская казна.

Почему сложнее?

Все дело в том, что Иран  это нетипичная ближневосточная страна. Иногда о ней отзываются со снисходительными интонациями, довольно часто ее причисляют к слабым, несостоявшимся государствам.

Но все это – не про Иран!

По форме  правильно, а по существу  издевательство

На самом деле, беспрецедентным социально-политическим парадоксом, чтобы не сказать вопиющим нонсенсом, является тот факт, что образованный и продвинутый народ одной из древнейших цивилизаций мира без малого полвека находится под властью выживших из ума религиозных старцев, которые получили ее в 1979 году на волне народного недовольства и с которой наотрез отказываются расставаться.

Страна, которая могла бы построить экономику ну, никак не меньшего уровня, чем Турция, вынуждена сегодня довольствоваться жалкими крохами.

Параллельно геронтократический режим иранских аятолл закрутил гайки репрессий внутри страны

Иран располагает высококвалифицированными кадрами программистов, инженеров, специалистов в таких отраслях, как машиностроение, химическая промышленность, металлургия… В конце концов, к неудовольствию цивилизованного мира, этой стране хватило научно-технического потенциала для строительства собственной атомной энергетики и реализации программы создания ядерного оружия.

И весь этот потенциал, в случае его использования в той мере, в которой это делает та же Турция, мог бы привести Иран к экономическому процветанию.

Но, увы: время идет, османы, опираясь на свободу личности, дух предпринимательства и верховенство закона, рвутся вперед, а персы из-за идеологического мракобесия и средневекового догматизма своих лидеров безнадежно отстали.

Совершенно очевидно, что нынешний режим не только не способен, но и не намерен давать Ирану шансы на полноценное развитие. Будучи классическим ретроградом, Али Хаменеи и его ближайшее окружение, с одной стороны, продолжают использовать тот ресурс прочности, который был заложен в управленческий аппарат страны еще при шахе, но с другой, категорически отказываются его развивать.

Обратите внимание на любую продукцию, в особенности, на ширпотреб с маркировкой «Made in Iran», которой немало в наших краях. И вы увидите одну и ту же картину – качественный, добротный продукт, но… 15-20 летней давности.

Обратите внимание на любую продукцию, в особенности, на ширпотреб с маркировкой «Made in Iran», которой немало в наших краях. И вы увидите одну и ту же картину – качественный, добротный продукт, но… 15-20 летней давности

Классический пример – это иранский автопром, выпускающий автомобили, которые выглядят, как французские «Пежо» или «Ситроены» двадцатилетней давности. И так во всем  огромный человеческий потенциал нации, сумевшей создать одну из величайших мировых цивилизаций, используется сегодня от силы на 20 процентов.

Добавьте к этому международные санкции, бесконечные внешнеполитические авантюры и связанную с ними безумную трату денег, и станет понятно, что сравнение нынешнего Ирана с почившим в бозе Советским Союзом вовсе не плод авторской фантазии  та же бездонная пропасть между тем, как «надо» и тем, как «есть на самом деле», и те же две реальности  одна для единолично правящей партии и отечества, вторая – для себя лично.

Настоящий Иран начинается не в Тегеране и даже не в Тебризе, а в салоне авиалайнера Тегеран-Тбилиси (Баку, Ереван). Едва лишь самолет вылетает за пределы воздушной границы ИРИ, все женщины, как по команде, скидывают с себя религиозный «прикид» и становятся нормальными представительницами слабого пола того же уровня цивильной раскованности, что и те же турчанки.

Быдлокласс  опора режима

Вот уже несколько десятилетий, как Иран пытается стать нормальной, цивилизованной страной, в которой за непокрытую голову, короткую юбку или бутылку пива в руке не бросят в тюрьму и не проломят голову.

По крайней мере в последние десять лет иранцы пытаются исправить ошибку, допущенную сорок три года назад, за которую им приходится так долго и дорого платить. Но увы, тоталитарии всего мира устроены одинаково – они мастерски используют слабость государства, чтобы прийти к власти, но потом их клещами не вытащишь из вельможных кресел.

Не секрет, что иранский режим находится в глубочайшем кризисе и мобилизует все возможности для удержания власти. В частности, искусственно создавая внешние угрозы, чтобы бросить в народные массы любимый лозунг классических диктатур – «Отечество в опасности!» Именно поэтому Иран, непонятно зачем, помогает России в войне с Украиной или на ровном месте, при полном отсутствии причин, создает конфликт с Азербайджаном и Турцией.

Иранский режим искусственно создает внешние угрозы, чтобы бросить в народные массы любимый лозунг классических диктатур – «Отечество в опасности!»

Параллельно геронтократический режим иранских аятолл закрутил гайки репрессий внутри страны. Как известно, с оппозицией отныне борются не только подразделения КСИР, но и криминальный мир Ирана. На наших глазах происходит самое недостойное и мерзкое из того, что может сделать правительство, предпринимающее лихорадочные усилия для удержания власти  травля сограждан руками прикормленных бандитов.

Также давно не секрет, что социальной опорой иранского режима является сельско-провинциальное быдло  темное, необразованное и, главное, легко внушаемое. Оно есть не только в Иране. Например, в Штатах это быдло называют «реднеками», в Англии «белым мусором»…

Этот социальный слой чрезвычайно токсичен для своих обществ. Если где-то возникает массовое недовольство, стихийные потасовки или углубляющиеся социальные конфликты, если в каком-то регионе побеждают популисты или идея национального чванства начинает превалировать над здравым смыслом (Привет, «Брексит!») – ищите след люмпен-пролетариата.

Поскольку Иран  страна восточная и не очень богатая к тому же, доля сельско-провинциального люмпена там выше, чем в развитых государствах. Так вот, именно эта прослойка населения, плюс регулярная армия, фанатики КСИР и подкармливаемый властью криминалитет и есть секрет выживаемости режима аятолл, который уже давно продемонстрировал свою полную несостоятельность.

Судя по всему, Тегерану и на сей раз удалось приглушить протестные выступления городского среднего класса. А значит, борьба за исправление фатальной ошибки, допущенной в 1979 году, еще не закончена…