Ильхам Алиев призвал. Но полная тишина. Что делать? Депутат Самед Сеидов пишет для haqqin.az; все еще актуально

Самед Сеидов, председатель Комитета Милли Меджлиса по международным вопросам, специально для haqqin.az

Выступая с инаугурационной речью в Мили Меджлисе, президент Ильхам Алиев вновь во всеуслышание заявил, что, «вбив в Ханкенди последний гвоздь в крышку гроба сепаратизма», мы полностью восстановили свою территориальную целостность, суверенитет и победоносно завершили карабахский конфликт.

* * *

Синтез индивидуального и общественного в вопросе Карабаха обеспечил не только колоссальную мотивационную силу для освобождения этого региона, но и сформировал конкретный план действий, идеально имплементированный в жизнь президентом Ильхамом Алиевым

Итак, война окончена, и мы постепенно переходим к новому этапу развития страны, в котором роль Карабахского конфликта, как идеологической основы консолидации азербайджанского общества, меняется и постепенно будет уходить в прошлое.

Да, на условной границе с Арменией порой все еще вспыхивают боестолкновения, в социальных сетях, в медиа, по телевидению то и дело доносятся отголоски воинственной риторики, периодически мы слышим из уст лидеров разных стран провокационные заявления и реваншистские призывы… Но при этом все прекрасно понимают - Карабахский вопрос закрыт.

И это навсегда!

Не случайно Ильхам Алиев в своих интервью и выступлениях, обращенных к обществу, постоянно говорит о необходимости поиска принципиально новой парадигмы, которая обладала бы такой же консолидирующей силой, как идея освобождения Карабаха. Так что, призыв главы государства к учёным, исследователям и общественным деятелям глубоко изучить этот вопрос и открыть по нему широкую дискуссию, конечно же, не случаен и требует максимально серьезного подхода.

К сожалению, вместо публикаций научных статей и проведений тематических конференций, вместо всплеска дискуссий и обсуждений, мы наблюдаем, практически, полную тишину и отсутствие инициатив.

Обычно красноречивые политологи, ученые и общественные деятели, десятилетиями пространно рассуждавшие о Карабахском конфликте, его международном влиянии и перспективах войны и мира, теперь либо выдерживают многозначительную паузу, либо переводят разговор о новых идеологических скрепах к старым рассуждениям о перспективах мирного договора с Арменией, которые, откровенно говоря, порядком поднадоели.

Так в чем же дело?

Неужели мы реально столкнулись с идеологическим вакуумом, в котором так сложно найти точку опору, чтобы, оттолкнувшись от нее, обеспечить поступательное движение общества?

Вас наверняка удивит мой ответ, но мне кажется, что все дело в той скорости, с которой изменилась ситуация на Южном Кавказе. Наша Победа во Второй Карабахской войне была одержана так стремительно, что граждане Азербайджана еще просто не успели до конца осмыслить глубину и важность этого грандиозного события в нашей истории. Частично осознание этого все еще продолжает жить в прошлом, не до конца понимая, что оккупированных азербайджанских территорий больше нет, что Азербайджан сверг оккупационное иго, что Шуша, Ханкенди, Ходжалы полностью свободны и навеки с нами…

Наш разум только начинает впитывать суть исторических перемен, только формирует новые стойкие архетипы. И в этом нет ничего удивительного, ведь это произошло всего за 44 дня и 23 часа! Именно поэтому разум подсказывает нам, что Карабахский конфликт исчерпан, однако в нашем подсознании эта завершенность освоилась еще не до конца.

Кстати, в этом двойственном восприятии новой реальности мы не одиноки. Окружающий нас мир, большая часть которого была шокирована молниеносной победой армии и народа Азербайджана, по-настоящему осознал, что Карабахского вопроса больше нет лишь спустя четыре года, на Мюнхенской международной конференции по безопасности, где многие главы государств выстроились в очередь на прием к президенту Алиеву.

Как мы видим, за пониманием реальности пришло и её принятие. Правда, к сожалению, еще не у всех.

Как мы видим, за пониманием реальности пришло и её принятие. Правда, к сожалению, еще не у всех

Этот диссонанс сознания и чувств хоть и порождает очень непростую ситуацию, но, тем не менее, он необходим для понимания того, каким образом формируется идеологическая основа общественного развития.

Дело в том, что люди, как правило, пытаются найти обоснование своему поведению и месту в обществе посредством поиска своей правды, сугубо личных мироощущений. Но и общество, в свою очередь, предлагает гражданам свою парадигму, свою идеологию. И если общественные запросы совпадают с индивидуально-психологическими потребностями рядовых гражданин, то сила действия и мотивационная привлекательность идеологических нарративов общества многократно возрастают.

Ярким примером этого служит идея освобождения Карабаха, как фундаментальная основа идеологии и общественно-политической жизни Азербайджана. В данном случае, синтез индивидуального и общественного в вопросе Карабаха обеспечил не только колоссальную мотивационную силу для освобождения этого региона, но и сформировал конкретный план действий, идеально имплементированный в жизнь президентом Ильхамом Алиевым.

Все дело в той скорости, с которой изменилась ситуация на Южном Кавказе. Наша Победа во Второй Карабахской войне была одержана так стремительно, что граждане Азербайджана еще просто не успели до конца осмыслить глубину и важность этого грандиозного события в нашей истории

Другими словами, эффективность идеологических нарративов достигается их позитивным отражением в индивидуальном сознании. Которое, в свою очередь, формирует мотивацию конкретного человека в достижении общественно значимых ценностей. Карабах и был таким эффективным механизмом развития общественных отношений. Именно он создал ту колоссальную мотивационную энергетику каждого солдата нашей армии и всех граждан Азербайджана в целом, поразивших мир героизмом и консолидированностью. 

Мало того, молниеносная деоккупация Азербайджана, достигнутая в ходе 44-дневной войны и антитеррористической операции, позволили достигнуть еще одного поразительного результата - освободив Карабах, мы сумели сохранить силу своей мотивации, переключив ее с деоккупации и искоренения армянского сепаратизма на процесс созидания.

В психологии этот феномен хорошо изучен и известен, как «сдвиг мотива на новую цель», детально проанализированный американским психологом Гордоном Олпортом и российским исследователем Александром Леонтьевым. Суть этого феномена заключается в том, что действия, которые служили для достижения определенных целей, могут после их реализации формировать новую мотивацию. И эта новая сила приобретает самостоятельное значение и, соответственно, формирует новые цели.

Как Гордон Олпорт объясняет «сдвиг мотива на новую цель»

Мы сдвинули мотив на новую цель и, использовав силу, которая дала идея освобождения Карабаха, начали применять ее для возрождения региона. Прямым следствием этого процесса стало беспрецедентное по масштабу и перспективам строительство и восстановление Карабаха и Восточного Зангезура.

Конечно, восстановительные работы на освобожденных территориях и программа переселения граждан в родные края имеют огромное значение. Вопрос тут в другом: смогут ли они стать столь же могущественными мобилизующими факторами, как идея освобождения Карабаха? На короткий период времени – однозначно смогут. А вот в длительной перспективе, думаю, их будет недостаточно. 

Что, собственно, и стало главной причиной обращения к азербайджанской общественности Ильхама Алиева, призвавшего определить цели, необходимые для формирования идеологической основы дальнейшего развития Азербайджанской Республики. При этом, способность главы государства оперативно оценить ситуацию и принять правильное решение оказалась на порядок эффективнее многих наших исследовательских институтов и прогнозов политологов, так и не разглядевших, к сожалению, общественный запрос на новую парадигму и оказавшихся неготовыми к призыву главы государства. Многие даже пробуют сопротивляться, не желая расставаться с «накатанной» темой Карабахского конфликта.

Уверен в том, что нам ни в коем случае нельзя разбазарить ту уникальную силу, приобретенную нашим народом в результате Победы во Второй Карабахской войне. Нам необходимо сфокусировать эту силу на новую цель, перенаправить ее на реализацию новой миссии.

Как сфокусировать национальную силу на новую цель? Вот в чем вопрос!

Я имею в виду цель, которая, прежде всего, воплощает в себе новое качество и новые свойства, приемлемые для всех. Как и идея Карабаха, эта цель должна стать частью индивидуального сознания каждого гражданина нашей страны. В ней не должно быть никаких тайн или полунамеков. Она должна мотивировать каждого гражданина и все общество в целом так, как мотивировала и вела за собой всех нас идея Карабаха. Эта новая идея должна изменить нас, сформировать новое мироощущение человека-патриота, свободного и ответственного гражданина своей страны.

В принципе контуры этой цели президент Ильхам Алиев сформулировал 8 ноября 2020 года, в день освобождения Шуши от армянской оккупации. В то историческое утро, объявив Шушу свободной, глава государства обратился к Шуше, как к личности, захваченной врагами, которую не смогли сломить тридцать лет оккупации. И когда Ильхам Алиев произнес: «Шуша, ты свободна!», он имел в виду каждого из нас, сбросивших с себя ярмо кровавого, оккупационного прошлого.

Он имел в виду каждого азербайджанца, к которому вернулось чувство национального достоинство.

Он имел в виду возможности для личного роста и развития внутри возрожденной и целостной Азербайджанской Республики.

Начав эту статью воспоминанием об освобождении Ханкенди, как символа суверенной государственности Азербайджана, хочу завершить её словами главы нашего государства, сказанными им в Шуше – городе, ставшим символом свободы духа, творчества и личности.

«Я глубоко убежден, что соединение этих двух символов и есть наша национальная идея, - сказал тогда Ильхам Алиев. - Беречь и укреплять государственность, обеспечивать свободу личности и права каждого гражданина на достойную жизнь в нашей прекрасной стране. Ради этого стоит жить и бороться!»