Чей прогноз лучше? главный вопрос; все еще актуально

Мамед Эфендиев, отдел экономики

Цены на нефть имеют странную особенность – они то падают, то взлетают до небес. Многие эксперты пытаются объяснить это, апеллируя конкретными фактами, что в принципе им удается. Менее удачливы эксперты, пытающиеся прогнозировать цены. Причем касается это не только отдельных специалистов, но и авторитетных международных структур.

Так, Управление энергетической информации (EIA) Министерства энергетики США резко повысило прогнозы на 2024 и 2025 годы, связанные с ценами на нефть марки Brent. Как следует из отчета Минэнерго, в 2024 году цены на Brent повысятся с 82,42 до 87 долларов за баррель, а на 2025 год - с 79,48 до 84,8 доллара за баррель.

Цена нефти марки WTI прогнозируется в 2024 году на уровне 82,15 доллара за баррель и 80,3 доллара - в 2025 году.

Нефть – это стратегическое сырье, закладывающее основы экономики любого государства. А потому и внимание к ней особое, и прогнозов больше

Как отмечает EIA, прогнозы были повышены на фоне решения стран ОПЕК+ продлить добровольные сокращения добычи и на второй квартал 2024 года, что, по мнению американских экспертов, приведет к общему снижению добычи и уменьшению мировых запасов нефти.

Но, вопреки отчету EIA, аналитики международного рейтингового агентства S&PGlobalRatings, наоборот, снизили прогнозы цен на нефть на 2025 год и далее из-за ожидаемого избытка поставок. Да, на 2024 год агентство S&P Global Ratings сохранило прогнозы, связанные с марками WTI и Brent на уровне 80 и 85 долларов за баррель соответственно, объясняя это геополитической напряженностью в сочетании с ограничением добычи странами ОПЕК+. А вот в 2025 году баррель Brent прогнозируется уже на уровне 84,8 доллара против предыдущего прогноза в 79,48 доллара за баррель.

Отметим, что по вопросу темпов повышения мирового спроса на нефть взгляды Международного энергетического агентства (МЭА) и S&P совпадают. Так, эксперты МЭА предполагают, что в нынешнем году мировой спрос на нефть будет расти более медленными темпами, чем в предыдущем. При этом, в агентстве S&P считают, что, даже несмотря на сокращение добычи странами ОПЕК+, объемы нефти, поступающие, в основном, из Северной Америки, помогут увеличить предложение.

По данным МЭА, в этом году ситуация на глобальном нефтяном рынке, вероятно, останется комфортной, поскольку наращивание поставок рядом стран позволит и удовлетворять спрос, и сдерживать цены.

По мнению главы МЭА Фатиха Бироля, в 2024 году мировой спрос на нефть увеличится только на 1,2-1,3 миллиона баррелей в сутки. То есть, речь идет о гораздо более слабых темпах, чем в прошлом году, поскольку экономический рост в Китае и в других экономиках мира замедляется.

Что же касается повышения добычи на 1,2-1,3 миллиона баррелей, то оно будет легко компенсировано нефтью из США, Канады, Бразилии и Гайаны.

Таким образом, в отсутствие крупных геополитических потрясений или экстремальных погодных явлений эксперты прогнозируют на нефтяном рынке в течение 2024 года достаточно комфортную ситуацию и умеренное движения цен.

Как отметил Фатих Бироль, на данный момент страны ОПЕК, выполняя условия ограничения добычи нефти, демонстрируют стабильную дисциплину. В то же время, глава МЭА предостерег ОПЕК от дальнейшего снижения добычи, поскольку это может спровоцировать подъем цен и усиление инфляции. Он также подтвердил прогноз МЭА, согласно которому уже к концу текущего десятилетия мировой спрос на нефть достигнет минимальной точки, поскольку мир стремится отойти от использования ископаемого топлива, чтобы минимизировать последствия глобальных климатических изменений.

С чем категорически не согласна Россия. Первый заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин, наоборот, уверен, что спрос на нефть в мире будет неуклонно расти и достигнет своего пика, примерно, через 10-15 лет.

Сорокин успокоил Путина

Сорокин отметил эффективность взаимодействия с партнерами по линии ОПЕК+, которое принесло России, невзирая на сокращение добычи, порядка 30 триллионов рублей. И успокоил президента Путина, считающего, что, пока РФ снижает добычу, ряд других стран, в том числе США, наращивают её, вследствие чего Россия может потерять рынки.

В ответ Сорокин объяснил, что в США принципиально иная специфика нефтяных месторождений.

"Бум добычи, который мы видим, происходит за счет того, что они вводят в эксплуатацию скважины, которые пробурили до COVID, но не запустили, - сказал Сорокин. - У них (у американцев – ред.) обычно было 4 тысячи незадействованных скважин, а потом их число выросло до 8-9 тысяч. Сейчас оно опять упало до 4 тысяч и начался бум слияний и поглощений, потому что расти уже тяжело, и инвесторы требуют доходности".

Казалось бы, нефть одна, рынок один, компании, добывающие, перевозящие и продающие нефть – одни и те же… А вот прогнозы разнятся как по объемам добычи, так и по ценам на черное золото.

В принципе, такую же картину можно наблюдать на рынках других товаров и продуктов. Но нефть – это стратегическое сырье, закладывающее основы экономики любого государства. А потому и внимание к ней особое, и прогнозов больше. Что, впрочем, устраивает участников рынка. Ведь чем больше прогнозов, тем легче делать выводы.

Что же касается того, чей прогноз лучше, то это уже дело вкуса - кому что по душе. Главное – сохранять баланс между спросом и потреблением.