Американцы прозевали. Асад загребает десятки миллиардов кипящий котел, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

Ситуация выглядит донельзя странной: Сирия превратилась в наркогосударство, режим Асада гребет деньги от производства каптагона, наркотрафик, где в доле иранский КСИР и «Хезболла», гонит огромные партии в Иорданию и государства Персидского залива, а в Вашингтоне делают вид, что ничего серьезного не происходит.

Конгрессу США потребовался год давления на администрацию Байдена, чтобы в марте 2023 года были введены совместные американо-британские санкции против двух двоюродных братьев президента Сирии Башара Асада и нескольких бизнесменов, включая двух ливанцев, которые завязаны на этом бизнесе.

Американцы недооценили роль каптагона в экономике режима в Дамаске. А Асад тихонько ухмыляется и продолжает сгребать в кубышку своего клана каптагоновые деньги

«Это, вероятно, одна из самых решительных мер, которые США и Великобритания совместно приняли против тех, кто вовлечен в торговлю каптагоном», — сказала тогда Кэролайн Роуз, эксперт по каптагону и директор Strategic Blind Spots Portfolio в вашингтонском New Lines Institute. «Одна из самых решительных» - это серьезно?

Гораздо определеннее высказался по этому вопросу Чарльз Листер, старший научный сотрудник и директор программ по Сирии и борьбе с терроризмом и экстремизмом в вашингтонском Институте Ближнего Востока: «Это показывает, что несмотря на то что этой проблеме уже несколько лет, она наконец-то получает то внимание, которого заслуживает. Но не исключено, что это может оказаться своего рода упражнением для галочки».

И судя по тому, какими темпами продвигается этот вопрос во властных коридорах Вашингтона, от Белого дома до Капитолия, Чарльз Листер оказался прав. По большому счету, время уже упущено. Ряд экспертов считает, что если реальные обороты на рынке каптагона в 2020 году составляли 3,46 миллиарда долларов, то теперь уже приближаются к 30 миллиардам.

Упражнение для галочки в Белом доме? Ведь время упущено

Динамика сколь бешеная, столь для региона и печальная. Особенно на фоне постоянно поступающей информации о том, что иранские прокси при технологической поддержке своих сирийских союзников начинают развертывание производства этого наркотика, отличающегося своей дешевизной, и в Ираке.

Не вызывает сомнений, что опасности каптагона, как и возможности сирийского режима по его производству, в Вашингтоне в должной мере не оценили. Посчитали, что это пока сугубо региональная проблема арабских государств – вот они ее и должны решать на местном уровне, а Америке в данную историю лезть незачем, у нее и без того проблем хватает. Куда на карте ни ткни – всюду проблемы.

Местные союзники американцев действительно попробовали эту проблему решить, но в силу политической малоопытности, с такими проблемами-то они еще не сталкивались, они не придумали ничего лучше, как предложить режиму Асада, уже познавшему вкус бешеной прибыли от каптагона, нехитрую сделку: Дамаск возвращается в Лигу арабских государств, саудиты и Эмираты инвестируют в его экономику, а в ответ правящий клан Асадов сокращает производство каптагона.

Асад вернулся и в Лигу, и вернул каптагон

Асад на эту сделку пошел с радостью. Но, что примечательно, никаких гарантий по каптагону ее инициаторам не дал, отделавшись общими невнятными заявлениями типа «возможно», «понимаем вашу озабоченность», «обязательно изучим этот вопрос». И в том же духе, что в переводе с дипломатического на человеческий означает «завтра – послезавтра, а лучше зайдите когда-нибудь на неделе».

И что самое поразительное – считающие себя мастерами интриги саудиты Асаду поверили. Даже не задавшись простым вопросом: а так уж ли Асаду нужны их инвестиции, если у него уже есть каптагон, который приносит доход, сравнимый с прибылью мексиканских наркокартелей? И призывать его бороться с каптагоном – по разумности вполне сродни призывать пчел бороться с медом.

Арабские союзники США явно переоценили свои возможности на переговорах с Асадом. Американцы недооценили роль каптагона в экономике режима Асада. В итоге и те и другие сейчас в откровенной растерянности и вынуждены исполнять малопонятные танцы, которые им в разрешении ситуации не помогут от слова совсем. А Асад тихонько ухмыляется и продолжает сгребать в кубышку своего клана каптагоновые деньги.