Раиси ушел. Что будет с коридором? взгляд из Москвы; все еще актуально

Александр Караваев, автор haqqin.az, Москва

Трагическая гибель Ибрахима Раиси вносит свои коррективы в отношения Ирана с сопредельными странами. Существует риск, что определенная техническая пауза, связанная с выборами в ИРИ и назначением нового Кабинета министров, может вылиться в конечном итоге в пересмотр позиций, достигнутых ранее правительством Раиси.

Но так ли это критично, учитывая, что далеко не все вопросы по развитию МТК «Север - Юг» были решены?

Неопределенность в отношениях с Ираном беспокоит Азербайджан

Неопределенность ощущается всеми

Это касается и азербайджано-иранского сближения, продемонстрированного накануне трагедии самим фактом открытия гидроузлов Худаферин и Гыз Галасы на реке Араз, и отношений Ирана с Оманом, Бахрейном и ОАЭ.

В частности, эта тема поднималась на недавних переговорах Владимира Путина с королём Бахрейна Хамадом Бен Исой Аль Халифа, который отметил: «Надеюсь, что между всеми странами в регионе будут хорошие отношения, в частности с Ираном, потому что у нас раньше были проблемы. Сейчас их уже практически нет. И дай Бог, нет никаких причин откладывать нормализацию и улучшение отношений, в частности с Ираном».

Неопределенность в отношениях с Ираном беспокоит и Россию, что вполне понятно, поскольку период президентства Раиси был ознаменован серьезным геополитическим разворотом Тегерана в сторону Москвы. В экономической сфере, среди прочего, покойный президент Ирана олицетворял развитие МТК «Север - Юг», ставшего многосторонним субрегиональным проектом с участием Азербайджана, Казахстана, Туркмении, монархий Персидского залива, а также Пакистана и Индии.

Обеспокоена и Москва - ведь Раиси ознаменовал разворот Тегерана в сторону Кремля

В ожидании результатов выборов официальные лица и руководители соседних с Ираном государств настроены оптимистично, понимая, что ключевые стратегические решения во внешней политике Ирана принимает группа лиц, сконцентрированная вокруг верховного руководителя ИРИ Али Хаменеи.

В свою очередь, Мохаммад Мохбер, нынешний исполняющий обязанности президента ИРИ, который является основной коммуницирующей фигурой с зарубежными лидерами, подчеркнуто дипломатично обещает сохранить во всех направлениях иранской политики «дальнейшее последовательное укрепление всестороннего взаимодействия». Возможно, так и будет.

Но чисто технически из рабочего графика правительства Ирана на внешнеполитическом треке выпадают по меньшей мере полтора-два месяца. Выборы президента назначены на 28 июня, плюс к этому будет утверждена новая фигура главы МИД и новая конфигурация правительства. Все это, конечно, внесет свои коррективы, учитывая, что на установление новых личных контактов между лидерами разных стран также потребуется время.

На данный момент в коммуникациях с высокопоставленными российскими чиновниками важную роль играет посол Ирана в России Казем Джалали.

С российской же стороны главным куратором отношений с Ираном в правительственном блоке по-прежнему остается Александр Новак, сохранивший пост вице-премьера правительства РФ.

Выпадают два месяца, остается один Новак

Бывший министр промышленности и торговли Денис Мантуров, отвечавший за военно-промышленное взаимодействие с Ираном, был повышен до уровня первого заместителя председателя Кабинета министров РФ. Силовой блок в лице нового министра обороны Андрея Белоусова, курировавшего до недавнего времени транспортную сферу, включая МТК «Север - Юг», и нынешний глава Совета безопасности Сергей Шойгу также отлично понимают специфику российско-иранских отношений и задачи, которые необходимо решать.

В настоящее время обсуждаются различные сценарии действий обновленного руководства Ирана, в том числе возможную линию нормализации с Западом. В принципе, Тегеран и ранее демонстрировал сдержанные «галсы» сближения с США и ЕС, правда, чтобы они не выглядели, как стратегический курс на перезагрузку отношений с Западом, фундаментальное сближение с которым могло бы привести к краху иранскую модель на последующих шагах либерализации режима.

В целом, какие бы элиты ни приходили к власти в Тегеране, диапазон их действий понятен. Для России и других иранских партнеров это не столько преимущество, сколько конкретные реалии, на базе которых придется продолжать работу.

Тяжелый багаж МТК «Север - Юг»

Несмотря на то, что Раиси значительно продвинул тематику МТК «Север - Юг» в сторону реализации ряда проектов вдоль магистралей коридора и экономического взаимодействия с группой участников этого проекта, он в то же время оставил в наследство достаточно большое число нерешенных вопросов.

В Тегеране понимают цену МТК «Север - Юг» для России и Азербайджана, а также значимость отдельных проектов данного маршрута (в частности, строительство железной дороги Астара - Решт), которые становятся фактором торга. Понятно, что иранская элита хотела бы извлечь из этого проекта максимальные преимущества, хотя сам по себе проект международного транспортного коридора чрезвычайно важен, прежде всего для самого Ирана.

Спекуляция вокруг Астары - Решт

Так, например, Аббас Хатиби, заместитель главы компании CDTIC, занимающейся в Иране строительством и развитием транспортной инфраструктуры, недавно заявил, что для завершения строительства ветки Решт - Астара потребуется более 20 миллиардов долларов! Это выходит за всякие рамки разумности, учитывая, во-первых, уже подписанное между РФ и Ираном соглашение по данному проекту, и, во-вторых, саму сумму инвестиций, сопоставимую с модернизацией до 2029 года всей сети железных дорог Казахстана, оцениваемой в 17,937 миллиарда долларов.

По мнению специалистов, за 20 миллиардов долларов, о которых говорит Аббас Хатиби, можно проложить две линии Астара - Бендер - Аббас как в российской 1520-миллиметровой колее, так и в европейской, составляющей 1435 миллиметров.

Москва и Баку работают в этом направлении как союзники и, по существу, сталкиваются в Иране с одними и теми же проблемами.

Напомним, что в начале мая Андрей Белоусов и Шахин Мустафаев утвердили совместный план действий по созданию нормативной правовой базы, необходимой для развития перевозок и инфраструктуры МТК «Север - Юг». Речь шла не только о совместных двусторонних проектах, но и о развитии всего направления, вплоть до иранских портов Персидского залива, что обсуждалось 22 апреля этого года на встрече президентов Путина и Алиева в Москве.

Но Белоусов с Мустафаевым выдвинули унифицированную позицию России и Азербайджана

Скорее всего, Россия и Азербайджан будут исходить из необходимости работать с Ираном сразу по нескольким направлениям. С одной стороны, Москва и Баку продолжат обсуждать строительство колеи Решт - Астара, невзирая на то, что Тегеран постоянно завышает ее реальную стоимость. С другой - предполагается интенсивно расширять текущий транзитный потенциал Ирана более скромными средствами, давая понять его руководству, что в конечном счете можно обойтись и без интенсивного строительства ветки Решт - Астара.

Учитывая, что постепенно развивается строительство в рамках Зангезурского транспортного коридора, в частности, с иранской стороны границы, затягивание проекта Решт - Астара может оказаться не столь критичным фактором. Напомним, что от нахчыванского железнодорожного узла в городе Джульфа идет действующая электрифицированная дорога до Тебриза и далее по равнинной части до Тегерана. Данная железная дорога хоть и несколько устарела, по-прежнему находится в рабочем состоянии и не требует специализированного подвижного состава европейских габаритов. Ее мощность составляет порядка 5-7 миллионов тонн в год, что в два раза превышает провозную мощность отрезка Казвин - Решт.

Не Рештом единым

Сегодня нет актуальной информации о текущем состоянии дел в проекте Решт - Астара. Объяснить это можно как определенными геополитическими рисками, так и нерешенными проблемами с финансированием и правами на эксплуатацию участка.

Анализируя предысторию этого проекта, следует напомнить, что активная работа по обсуждению развития МТК «Север - Юг» между президентами Путиным и Раиси началась в июне 2022 года, сразу после Каспийского саммита в Ашхабаде. А спустя девять месяцев на встрече с представителями Союза промышленников и предпринимателей России Владимир Путин озвучил общие параметры этого проекта.

Главный вопрос: кто и с чем появится вместо ушедшего дуэта?

В мае 2023 по видеосвязи с Раиси было подписано межправительственное Соглашение о строительстве ветки Решт - Астара, включившее согласованную стоимость проекта (1,6 миллиарда долларов), поставки стройматериалов и даже правила эксплуатации будущей дороги, из чего следует, что был решен также вопрос собственности и тарифов.

Тем не менее, даже сегодня, накануне лета 2024 года, нет информации о готовом технико-экономическом обосновании проекта, равно как отсутствуют точные сведения о ширине магистрали Решт - Астара. Судя по косвенным высказываниям президента Путина, можно предположить, что в работе находится план по продолжению железнодорожной магистрали до Бендер-Аббаса, то есть около 1600 километров как второй этап развития МТК «Север - Юг».

Дело в том, что, по словам специалистов этой отрасли, что по нынешнему участку действующей железной дороги от Решта до Казвина можно провозить лишь до 4 миллионов тонн грузов в год, поскольку он был спроектирован для более низкой нагрузки на ось вагонов. А потому, чтобы протащить по этой трассе железнодорожные составы через горные перевалы, их нужно либо недогружать, либо дробить составы по тринадцать вагонов в каждом. Не говоря уже о том, что тоннели, пробитые по трассе Решт - Казвин, были спроектированы под ширину вагонов европейского стандарта.

Учитывая, что прошел ровно год с момента подписания соглашения о строительстве участка Решт - Астара, а информация о фактическом состоянии проекта не публикуется, можно предположить, что и дальнейшая работа будет проводиться в режиме «спецоперации». При этом Азербайджан и Россия могут постепенно наращивать провозную способность по тем железнодорожным трассам, которые они контролируют сами, с использованием дальнейшей перевалки на автомобильный транспорт, подгоняя тем самым иранскую сторону либо к компромиссам по строительству ветки Решт-Астара, либо на концентрацию усилий по модернизации своего полотна от нахчыванской Джульфы до портов Персидского залива.