Если сам президент призывает к смене власти портрет с красной лентой, все еще актуально

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

В Швейцарии завершил работу форум по вопросам мирного урегулирования в Украине. Учитывая, что на нем не было представителей противостоящей стороны, то есть России, а также лидеров Китая, Индии и даже президента США Джо Байдена, было очевидно, что мероприятие изначально носило, скорее, символический характер. Во всяком случае, вряд ли кто-то ожидал от этого форума конкретных прорывов…

В этом плане исчерпывающим стало определение форума, данное президентом Бразилии, по словам которого договариваться надо с врагами, поскольку с друзьями и без того все предельно ясно.

Какой саммит мира, где собрались одни друзья?!

Что Зурабишвили потеряла в Швейцарии?

В результате форум в Швейцарии был, скорее, собранием союзников Украины, а вовсе не местом, где что-то могло решиться. И наиболее противоречивой фигурой на нем, на мой взгляд, была президент Грузии Саломе Зурабишвили.

Изначально было трудно понять, что эта почтенная дама потеряла в швейцарском городе-курорте Бюргеншток, и кто там вообще обратит на нее внимание? Ведь Грузия даже в оптимальной версии – небольшая страна, не имеющая сколько-нибудь значимого влияния в мире. Никому от ее позиции, как говорится, не холодно и не жарко. А тут еще президент Грузии, которого в упор не видит и не признает правящая партия, считающая, что Саломе Зурабишвили - радикалка и пособница терроризма, которую нельзя даже близко подпускать к участию в управлении государством.

Неприязнь «Грузинской мечты» к президенту Зурабишвили приобрела настолько уродливые формы, что премьер-министр Грузии обвинил ее, причем не в кулуарных посиделках, а в официальной речи на военном параде в День независимости Грузии! Можете представить, как Саломе достала «мечтателей», если даже в праздничный день, когда считается дурным тоном говорить гадости о ком-либо, они не могут отказать себе в удовольствии швырнуть в президентский огород очередной камень.

Изначально было трудно понять, что эта почтенная дама потеряла в швейцарском городе-курорте Бюргеншток, и кто там вообще обратит на нее внимание?

Однако в реальности президент Саломе Зурабишвили привлекла к себе большое, я бы даже сказал, преувеличенное внимание. С президентом Грузии встретились президент Украины Владимир Зеленский, лидеры Евросоюза Шарль Мишель, Жозеп Боррель, Урсула фон дер Ляйен… Причем это был не просто обмен протокольными приветствиями во время café-break, а официальные встречи с заявлениями для прессы и сердечными рукопожатиями на фоне телекамер.

Но если разобраться, это никого не должно удивлять. Ведь Саломе Зурабишвили является сегодня символом демократической Грузии, борющейся против произвола «Грузинской мечты».

И именно это поражает!

Уверен: пройди Саломе Зурабишвили в какой-нибудь приличной стране путь, пройденный в Грузии, о ней бы снимали фильмы и писали политологические исследования с утверждениями о том, что, по счастью, еще не вымерла порода политиков, способных на пике успеха так радикально изменить свои взгляды, что их вчерашние друзья превращаются в заклятых врагов, а враги становятся лучшими друзьями.

Символ грузинской демократии

Саломе Зурабишвили начинала каденцию президента Грузии как ставленница власти и объект тотального презрения со стороны прозападно настроенного городского среднего класса, а завершает ее в качестве символа грузинской демократии, единственного политика во власти, которому доверяет тот самый городской средний класс, который всего пару лет назад искренне ее ненавидел.

Такая вот поразительная метаморфоза!

Хуже, чем начиналась президентская карьера Зурабишвили, невозможно себе представить.

«Они с ней еще намучаются», - предрекали те, кто помнил динамику политической карьеры Саломе при Михаиле Саакашвили, начавшейся с кресла министра иностранных дел, а закончившейся мегафоном одного из лидеров грузинской оппозиции

Несмотря на то что на президентских выборах 2018 года она выдвинула свою кандидатуру как независимый кандидат, правящая партия заявила, что намерена ее поддержать. По Конституции Грузии пост президента, по сути, носит символический характер. У него очень мало реальных полномочий, так что вопрос о том, кто окажется в кресле президента, для «ГМ» принципиального значения не имел.

Но правящая партия решила иначе, поскольку помнила историю Георгия Маргвелашвили – политика, абсолютно лояльного к власти и к тому же пользовавшегося личной симпатией Бидзины Иванишвили, выдвинутого в 2013 году на пост президента страны. Тогда всем казалось, что это идеальное решение, и новый президент будет послушной марионеткой в руках неформального правителя.

Однако на поверку Маргвелашвили оказался политиком с неуступчивым характером, и очень скоро он стал неприемлемым для власти, кое-как дотянул до конца первого срока и сошел с политической сцены даже без символических намеков на вторую каденцию.

В 2018 году «Мечта» подошла к президентской теме более ответственно и взвешенно. В итоге ставка была сделана на Саломе Зурабишвили, которая, по мнению «ГМ», должна была, как в том анекдоте про монгольского космонавта, «сидеть тихо и ничего руками не трогать».

А Маргвелашвили на поверку оказался политиком с неуступчивым характером, и очень скоро он стал неприемлемым для власти, кое-как дотянул до конца первого срока и сошел с политической сцены даже без символических намеков на вторую каденцию

Однако казавшейся легкой президентская кампания неожиданно превратилась в затяжную избирательную войну. Саломе проиграла в первом туре, после чего «Мечта» перешла к тактике массированного прессинга, примерно такого же, какой мы наблюдали недавно в перипетиях утверждения закона об иноагентах.

В период между первым и вторым турами президентских выборов 2018 года Грузия оказалась повергнутой в настоящий политический ад. «Грузинская мечта» боролась за президентство Зурабишвили с таким остервенением и неистовством, словно речь шла не о символической должности президента 3,5-миллионной страны, а о судьбе трона императора Древнего Рима.

В итоге правящей власти с колоссальным трудом удалось продавить кандидатуру Саломе Зурабишвили на пост президента, после чего избранница целых три года вела себя образцово-показательно, не давая правящей власти поводов для проявления недовольства.

Тетка с характером

Правда, уже тогда были подозрения, что политический марьяж президента с правящей властью длиться вечно не может. В Грузии Саломе с ее французским воспитанием была известна как тетка с характером. Не случайно многие во время избирательной компании не понимали, почему «Мечта» остановила выбор именно на ней?

«Они с ней еще намучаются», - предрекали те, кто помнил динамику политической карьеры Саломе при Михаиле Саакашвили, начавшейся с кресла министра иностранных дел, а закончившейся мегафоном одного из лидеров грузинской оппозиции.

И напророчили!

Время шло, радикализм политических высказываний Зурабишвили усиливался, а убежденность в том, что эти высказывания являются частью премудрой игры Бидзины, постепенно сходила на нет

Все стало меняться после начала войны в Украине, когда грузинские власти заняли неопределенную позицию, явно заигрывая с Россией, за что получали от Кремля неоднократные похвалы. Именно в этот момент президент Грузии была единственным официальным политиком страны, который четко, понятно и без всяких «не все так однозначно» стала поддерживать Украину и одновременно критиковать руководство Грузии за его беспринципность.

Должен признать, что в первое время заявления президента Зурабишвили носили подчеркнуто аккуратный, выверенный характер, а ее критика власти была достаточно сдержанной и даже мягкой. Из чего многие поспешили сделать вывод, что, мол, речь идет об очередной политической игре Иванишвили, распределившего для баланса роли между «Мечтой», играющей на Кремль, и президентом, «подпевающим» Западу.

Хотя те, кто не понаслышке знаком с Иванишвили, прекрасно понимали, что даже завуалированная публичная критика в его адрес, доносящаяся из собственного лагеря, воспринимается лидером как прямое оскорбление, которое не прощается.

Время шло, радикализм политических высказываний Зурабишвили усиливался, а убежденность в том, что эти высказывания являются частью премудрой игры Бидзины, постепенно сходила на нет. В результате этого мнения придерживались лишь члены фан-клуба Саакашвили, для которых Саломе, как и раньше, оставалась врагом, ставленником правящей партии и т.д.

Позднее начались инциденты, уже не оставлявшие сомнений в том, что в правящей партии Зурабишвили стала полностью чужой. Президенту перекрыли зарубежные визиты, ее не звали на мероприятия, на которых протокол требует обязательного присутствия президента. Риторика в адрес Саломе становилась все более непримиримой и малоцензурной, а вот отношение со стороны бывших врагов и политических противников, напротив, - все более позитивным и даже восторженным.

От «Мадам пюре» до объединителя оппозиции, от ненавидимого активной частью общества провластного президента до символа демократии, которому доверяют вчерашние враги, – вот путь, который прошла Саломе Зурабишвили

Президент призывает к смене власти

Ну а два месяца «Революции иноагентов» окончательно перевели президента Саломе Зурабишвили в стан оппозиции. Сегодня ее выступления неотличимы от речей оппозиционных лидеров, она говорит о пророссийском характере «Грузинской мечты», о том, что страна теряет время и перспективу и что в октябре власть непременно следует поменять.

Сегодня к словам президента Грузии, не обладающей даже йотой реальной власти, прислушиваются мировые лидеры, с ней встречаются президенты и премьер-министры, а разработанную Саломе «Грузинскую хартию», включающую перечень основных ценностей страны, подписывают лидеры оппозиционных партий – те самые, которые еще два года назад называли ее не иначе, как «Мадам пюре» - намек на то, что власть перед выборами раздает своим сторонникам мешки с картошкой в обмен на «правильное» голосование.

Сегодня президент Грузии проводит прямые консультации с оппозицией на предмет ее объединения, утверждая, что в противном случае сменить «русское правительство» будет невозможно.

И, наконец, последним демаршем Саломе Зурабишвили стало ее участие в швейцарской конференции и публичная встреча с президентом Владимиром Зеленским, объявленным «Грузинской мечтой» виновником войны, кровопийцей украинского народа и личным врагом...

От «Мадам пюре» до объединителя оппозиции, от ненавидимого активной частью общества провластного президента до символа демократии, которому доверяют вчерашние враги, – вот путь, который прошла Саломе Зурабишвили.

Путь, которым мало кто в современной политике может гордиться.