Запад говорит Китаю: ты – мне, я – не тебе горячая тема; все еще актуально

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

«Китай раздувает крупнейший со времен Второй мировой войны военный конфликт в Европе, в то же время он пытается поддерживать хорошие отношения с Европой... Пекин не может иметь и то и другое», - заявил на днях генсек НАТО Йенс Столтенберг.

С ним все ясно, с высокой долей вероятности можно утверждать, что следующим генеральным секретарем Североатлантического альянса станет уходящий с поста премьер-министра Нидерландов Марк Рютте, кандидатуру которого поддержали даже известные «евродиссиденты», такие как Венгрия и Словакия.

«Хромая утка» выпалила против Китая. Что случилось?

Так что заявление Столтенберга – это прощальное заявление «хромой утки». И потому особенно интересно, почему оно выдержано в демонстративно антикитайском духе. Что, кстати, в Европе сегодня «стильно и модно», потому как между ЕС и КНР неожиданно развернулась вполне себе полноценная торговая война, на одной стороне которой китайские электромобили, а на другой – французские коньяки, свинина и много чего еще, что европейцы продают в Китае.

Но вопрос, само собой, гораздо серьезнее. И заключается в том, будет ли Пекин допущен на европейский рынок в том объеме, который ему желателен, вплоть до покупки промышленных предприятий. Или же его проникновение в Европу будет весьма ограничено. Именно вокруг этого развернулись ожесточенные дебаты, в ходе которых любой аргумент «за» существование «китайской угрозы» как реальности вполне подходит, как бы иррационально он не звучал.

Суть заявления Столтенберга, его «лебединый аккорд», заключается в том простом пожелании, чтобы Пекин однозначно выступил с осуждением российского вторжения в Украину и предпринял соответствующие меры, иными словами, ввел против России санкции, примерно сравнимые с западными. Во всяком случае, отказался бы продавать товары двойного назначения.

Европейцы требуют от Китая шагов во имя некоей «идеи», которая Пекину непонятна

Пожелание насколько понятное, настолько трудноисполнимое. Прежде всего, сама Европа, как и весь коллективный Запад, далеко не безгрешен в соблюдении торговых санкций. Практически каждый день приносит известия, что те или иные западные компании продолжают торговать с Россией, и то тут, то там в санкционном режиме обнаруживаются дыры - и вот это все.

Ситуация понятная и вполне объяснимая – создать жесткий санкционный режим, запечатывающий страну наглухо, – дело не простое и небыстрое, требующее времени и контрольных бюрократических структур. Евросоюзу в свое время даже Иран не удалось полностью запечатать – так что уж говорить о таком более масштабном субъекте, как Россия.

Китай, кстати, уже принял шаги в этом направлении, фактически перекрыв основные каналы платежей для российских импортеров. Более серьезные меры потребуют большего времени. К тому же Пекин так и не получил от Европы ответа, что он за такую позицию получит взамен. И в этом главная причина, почему он столь пассивно ведет себя в данном вопросе, а то и вовсе предпочитая избегать его обсуждения.

Европейцы отказываются это понимать, требуя от Китая шагов во имя некоей «идеи», которая Пекину непонятна. С какой бы стати ему занимать какую-то определенную сторону в российско-европейском конфликте? А главное – в чем будет заключаться его выгода от такого решения? Запад предпочитает молчать. В результате диалог Европы и Китая по данному вопросу зашел в тупик – и не по вине Пекина.

Будет конкретное предложение от НАТО и ЕС – Китай его рассмотрит, поторгуется, и с высокой долей вероятности примет. А драматические заявления и уж тем более угрозы на него не действуют, Пекин слезам не верит. Он предпочитает прагматичный диалог в стиле «ты мне – я тебе», чего Запад, гордящийся своим прагматизмом, в данном случае не хочет понимать.