Иранская многоходовка: дать победить управляемому Пезешкиану наша аналитика, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az, Тегеран

В Иране на внеочередных президентских выборах в лидеры гонки вышли реформатор Масуд Пезешкиан (42,32%) и консерватор Саид Джалили (39,51%). Второй тур намечен на 5 июля.

Не то беда, что иранцы умеют удивлять. А то беда, что раз за разом они удивляют экспертов, опровергая их прогнозы.

Кто бы мог подумать, что при рекордно низкой явке, что всегда оценивается в пользу действующей власти, великолепный результат, лидерство в первом туре, продемонстрирует кандидат от реформистов Масуд Пезешкиан? А негласный фаворит КСИР Мохаммад Багер Галибаф проиграет в этом же туре с разгромным счетом, уступив мало популярному «канцеляристу» Саиду Джалили?

Сама по себе идея дать победить вполне управляемому Пезешкиану является весьма сильным ходом для правящего режима

Мой вам совет, как от человека с опытом: никогда не делайте ставок на итоги иранских выборов, это все равно, что «орел и решка», пятьдесят на пятьдесят. И что выпадет на этот раз, угадать крайне трудно. Потому что это – Иран, где привычные нам политологические расчеты зачастую дают сбой.

Спасти консерваторов от поражения во втором туре может только одно – если они объединят голоса. И Галибаф уже сделал шаг в этом направлении, объявив о своей поддержке Саида Джалили перед вторым туром президентских выборов. Тем, кто в курсе крайне напряженных отношений между этими политиками и президентскими амбициями Галибафа, не составит труда представить себе в красках, чего это ему стоило.

Поэтому его обращения к избирателям было составлено соответствующим образом и весьма изящно. Не «Голосуйте за Джалили!», а вот так: «Я прошу все революционные силы и моих сторонников помочь, чтобы движение, которое стало причиной значительной части наших экономических и политических проблем, не вернулось к власти». То есть, по сути, «Не голосуйте за кандидата от реформистов!».

Галибаф объявил о своей поддержке Саида Джалили перед вторым туром президентских выборов

Что, замечу, более грамотно с точки зрения политических технологий, и заодно лишний раз представляет истинную картину взаимоотношений в консервативном лагере, который кое-кто из экспертов продолжает считать неким единым монолитом.

Но ладно, нравы в иранских элитах - об этом уже говорено-переговорено. Сейчас более интересно, как будут развиваться события во втором туре, который состоится 5 июля. Собственно, тут два вопроса.

Первый: будет ли во втором туре более высокая явка за счет неопределенности, что желательно для победы Пезешкиана? Или же оппозиционно настроенные иранцы из тех, кто не пришел голосовать во время первого, так и будут оставаться в состоянии апатии?

И второй: кому отдадут свои голоса те, кто проголосовал за Галибафа, что пойдет в плюс уже консерваторам? Технология передачи голосов, дескать, в первом туре голосовали за меня, во втором – отдайте голоса моему единомышленнику – сама по себе штука достаточно сильная и может сработать.

Кому отдадут свои голоса те, кто проголосовал за Галибафа, что пойдет в плюс уже консерваторам?

Но только один раз. А в Иране эта технология эксплуатируется консерваторами и реформистами каждые президентские выборы, начиная с 2009 года. Порядком поднадоела избирателям и уже не дает ожидаемого эффекта, если не сказать жестче. Так что с уверенностью предсказать ничего нельзя, нужно понаблюдать за движениями в общественных настроениях иранцев и за шевелением иранских элит в период до 5 июля.

Сама по себе идея дать победить вполне управляемому Пезешкиану - во всяком случае, именно так для канцелярии верховного лидера он сейчас выглядит, чтобы возродить интерес общества к выборам и политическому процессу – является весьма сильным ходом для правящего режима. И избиратель будет доволен порцией плюрализма, и институты действующей власти потерь не понесут, ведь, право, трудно представить, что реформист-кардиолог пойдет в атаку на духовенство и КСИР.

Но «любой план действует только до первого выстрела», причем это аксиома не только в военном деле, но и в политике. Так что нам в ближайшее время предстоит убедиться, насколько иранские элиты хороши в планировании многоходовых схем как на выборах, так и после них.