Адвокат Адиль Исмаилов: «Государство потеряло на этом деле 18 миллионов!» haqqin.az из зала суда

Автор: Отдел криминальных расследований 

В здании Сабунчинского районного суда состоялось очередное заседание по делу второй группы руководителей управлений ныне упраздненного МНБ — генералов Субахира Гурбанова, Теймура Гулиева, Натаван Мурватовой, а также бывших ответственных сотрудников ведомства Физули Алиева, Заура Мамедова, Натика Алиева, Фархада Атаева, Анара Ширалиева, Эшгина Алиева и Эльшада Азизова.

Заседание началось с рассмотрения эпизода, связанного с потерпевшим Кямалом Сейфуллаевым. С показаниями выступили потерпевшие и свидетели.

Первым в качестве потерпевшего дал показания Илькин Ибадов, отметивший, что он до 2015 года работал директором двух компаний своего двоюродного брата Кямала Сейфуллаева - Bakı-Tikinti и Alfa-Tikinti.

По словам И.Ибадова, в декабре 2014 года за ним заехал брат и они отправились в банк.

«Я остался ждать снаружи, а Кямал зашел в банк договариваться. Нам выдали деньги и мы, загрузив их в инкассаторскую машину, отправились передать их незнакомому мне человеку. Во время передачи нас и задержали», - утверждал потерпевший.

И.Ибадов показал, что в течение трех дней после задержания его держали в МНБ.

«Не знаю, о чем Кямал говорил с сотрудником МНБ, но через три дня нас выпустили. И тут Кямал объявил, что теперь он банкрот. Оказывается, сотрудники МНБ потребовали от него два миллиона манатов», - рассказал потерпевший.

Однако отвечая на вопросы гособвинителя, И.Ибадов не смог вспомнить, кто был основателем компаний, где он работал директором. Не знал он и времени создания компаний. Единственное, на что он ответил без запинки, это то, что обеими фирмами руководил его двоюродный брат Кямал Абдуллаев.

По словам потерпевшего, он вместе с братом Кямалом взял деньги в филиале «Хазар» банка Texnikabank и что были они в трех мешках. Потом инкассаторская машина заехала за гаражи рядом с комплексом Olimpik Star, где они переложили деньги в автомобиль «Нива», принадлежавший Кямалу Сейфуллаеву. Ну а потом, как утверждает потерпевший, пришел высокий мужчина и забрал деньги из машины брата.

Адвокат Адиль Исмаилов попросил Илькина Ибадова перечислить объекты, возведенные строительными компаниями, директором которых он работал. Однако потерпевший так и не смог назвать ни одного объекта.

Опрос потерпевшего И.Ибадова адвокатом Адилем Исмаиловым и судьей Эльбеком Аллахвердиевым происходил в следующем духе:

А.Исмаилов: В какие банки вы обращались?

И.Ибадов: Я в разные банки ходил. Куда поступали деньги, туда и отправлялся.

А.Исмаилов: Для каких целей предназначались деньги?

И.Ибадов: Для приобретения чего-либо, для финансирования различных работ. Эти деньги я получал в банке.

А.Исмаилов: А почему вам перечисляли эти деньги?

И.Ибадов: Нам их перечисляли за строительные работы.

А.Исмаилов: Кто выполнял эти работы?

И.Ибадов: Работники…

Судья Эльбек Аллахвердиев: Где теперь эти работники? Ты директор компании и должен знать это.

И.Ибадов: Я только контролировал ход работ. Бизнес принадлежал Кямалу, всем распоряжался он.

Э.Аллахвердиев: В чем тогда заключались твои обязанности в компании?

И.Ибадов: Я только выполнял разные поручения и получал за это зарплату.

А.Исмаилов: Похоже, у тебя была одна обязанность – получать деньги в банках.

Адиль Исмайлов

Затем дал показания потерпевший Кямал Сейфуллаев, заявивший, что 25 декабря 2014 года его задержали и доставили в МНБ. Там, по его словам, у него потребовали два миллиона манатов. В противном случае, пригрозили эмэнбешники, у него обнаружат героин и на 15 лет засадят в тюрьму. В доказательство того, что они отнюдь не шутят, сотрудники МНБ продемонстрировали  Сейфуллаеву целый килограмм наркотиков.

«Они знали, что у меня есть деньги в банке, и вынудили отдать всё. Я стал банкротом. До сих пор многим людям должен», - заявил потерпевший.

Отвечая на вопрос гособвинителя, К.Сейфуллаев, как и его брат, заверял, что он не может назвать имена основателей строительных компаний, хотя и руководил ими.

Прокурор: Вы заявили, что взяли в банке три мешка денег. Что это за деньги?

К.Сейфуллаев: Это были деньги за стройматериалы и зарплата рабочих.

Прокурор: Кому вы передали эти деньги?

К.Сейфуллаев: Это мое личное дел. И вообще коммерческая тайна…

Прокурор: Разве эти деньги принадлежали не строительным компаниям?

К.Сейфуллаев: Нет, это совсем другие деньги.

Защитник обвиняемого Субахира Гурбанова Адиль Исмаилов напомнил потерпевшему, что на следствии он утверждал, что деньги он взял у себя на даче в Новханы, а сейчас заявляет, что получил их в банке.

«Сначала я никого не хотел вмешивать в это дело, но потом решил, а почему бы и нет? Я же погряз в долгах. Поэтому и рассказал сейчас все, как есть», - сказал Кямал Сейфуллаев.

Когда адвокат спросил у потерпевшего, у кого он купил строительные компании, Кямал Сейфуллаев ограничился абсурдным ответом, что, мол, не помнит этого. 

Отказался он отвечать и на вопрос, строили ли его компании школу, вновь сославшись на коммерческую тайну.

«О какой коммерческой тайне ты говоришь? Компании тебе не принадлежат, юридически ты не имеешь к ним никакого отношения. Какие же у тебя могут быть коммерческие тайны…», - не выдержал адвокат.

Как по заказу, в этот момент потерпевшему Кямалу Сейфуллаеву стало плохо. Один из обвиняемых кивнул в сторону потерпевшего и имитировал характерную для наркоманов манипуляцию, когда они вводят себе в вену наркотическое средство.

«У вас проблемы?», - спросил адвокат.

«Да, меня что-то трясет», - признался потерпевший.

Вновь сославшись на коммерческую тайну, Кямал Сейфуллаев отказался отвечать на вопрос, кто подписывал разрешение на получение им в банке денег.

На этот раз не выдержал адвокат Илькин Мустафа.

«Господин судья, этот человек не имеет никакого отношения к строительным компаниям. О какой коммерческой тайне он постоянно твердит?», - воскликнул он.

Адвокат А. Исмаилов: Скажите хотя бы, какая компания переводила вам деньги?

К.Сейфуллаев: Я же сказал, что это коммерческая тайна. Вы что, из налоговой? Зачем вам это?

Пришлось адвокату Адилю Исмаилову напомнить потерпевшему, что в первый раз он отозвал свое заявление на сотрудников МНБ и сказал, что сожалеет о том, что написал его.

К.Сейфуллаев не стал отрицать этого, но добавил, что потом передумал и написал новую жалобу в прокуратуру, и при этом никто на него не давил.

А.Исмаилов: После первого обращения в прокуратуру вы уехали в Иран?

К.Сейфуллаев: Да, я там лечился.

А.Исмаилов: Пока вы находились в Иране, следователи искали вас?

К.Сейфуллаев: Да.

А.Исмаилов: Что произошло, когда вы вернулись в Баку?

К.Сейфуллаев: В аэропорту меня задержали пограничники.

А.Исмаилов: Вы знали, что ваш телефон прослушивается?

К.Сейфуллаев: Узнал об этом позже.

А.Исмаилов: Из Ирана вы звонили свидетелю по этому эпизоду Ясину Мухтарову и возмущались, что все ваши проблемы случились из-за него, а потому он должен всё разрулить. Было такое?

К.Сейфуллаев: Возможно.

А.Исмаилов: Какое он имеет отношение к этому делу?

К.Сейфуллаев: Я должен ему 400 тысяч манатов.

А.Исмаилов: Из материалов дела следует, что  деньги, взятые вами в банке, были выделены из госбюджета Министерству оборонной промышленности. Вы знали об этом?

К.Сейфуллаев: Впервые слышу.

А.Исмаилов: Кем в то время работал Ясин Мухтаров?

К. Сейфуллаев: Не знаю.

А.Исмаилов: Можете назвать имя человека, который взял у вас деньги за гаражами?

К.Сейфуллаев: Ничего не скажу, это мое личное дело.

В этот момент адвокат счел нужным представить справку, согласно которой Кямал Сейфуллаев отсидел четыре года за незаконный оборот наркотиков и вообще у него неоднократно возникали проблемы с правоохранительными органами.

Сам Сейфуллаев утверждал, что он зарабатывал от 50 до 100 тысяч манатов от этих операций с деньгами и что из этих денег не всё доставалось ему.

«Государство потеряло на этом деле 18 миллионов. Потерпевший специально не называет имен. Якобы он опасается, что и этих людей привлекут к следствию», - выразил свое мнение А.Исмаилов.

Затем адвокат подал ходатайство, чтобы суду была представлена справка о том, какая компания через Texnikabank перечислила деньги в декабре 2014 года Кямалу Сейфуллаеву и были ли у него там счета.

Однако гособвинитель призвал суд отклонить это ходатайство. Подключившись к пикировке сторон суда, другие адвокаты стали требовать рассмотрения ходатайства Адиля Исмаилова, утверждая, что рассмотрение данного эпизода без такого уточнения невозможно.

Физули Алиев

«Вполне законное ходатайство. Потому что все, в том числе и следователи, знают, что К.Сейфуллаев не имеет никакого отношения к строительным компаниям. Это подтверждает и ответ Минналогов на запрос по этому гражданину. Я знаю этого человека с 2005 года. Он маклер по обналичке. В стране нет человека, которому бы он не был должен. Его долги насчитывают миллионы, он постоянно от всех прячется», - подал голос со скамьи подсудимых обвиняемый Физули Алиев.

Тем не менее, судья принял решение временно не рассматривать ходатайство защитника.

Затем показания дал свидетель Фархад Мамедов, работавший директором филиала «Хазар». Он заявил, что примерно 24-25 декабря передал Кямалу Сейфуллаеву 18 миллионов манатов, которые были перечислены на счета руководимых им компаний.

Свидетель утверждал, что предварительно он сообщил Сейфуллаеву о поступивших на его счета 18 миллионах манатов и тот выразил желание получить всю сумму наличными. После этого Фархад Мамедов написал письмо в центральный офис Texnikabank и запросил требуемую сумму. Так как не хватало 50- и 100-манатных купюр, поначалу К.Сейфуллаеву выдали 12 миллионов манатов. Эти деньги были упакованы в три мешка и нынешний потерпевший вывез их из банка на инкассаторской машине.

На следующий день Кямал Сейфуллаев пришел в банк в сопровождении сотрудников МНБ. 4,2 миллиона манатов получил незнакомый свидетелю человек, а 1,8 миллиона взял ныне обвиняемый Физули Алиев.

Отвечая на вопросы адвокатов, не вызвала ли у сотрудников банка подозрение поступившая на счет клиента такая внушительная сумма, свидетель заявил, что его интересовала лишь прибыль банка, который на комиссии по этим операциям заработал 36 тысяч манатов.

Вмешавшийся в опрос обвиняемый Физули Алиев скептически выдал целую тираду: «Истина известна и мне, и Кямалу Сейфуллаеву, отчасти она известна и адвокатам. Просто сегодня никто не хочет говорить, кому на самом деле принадлежали эти компании. Эти фирмы были созданы в 2014 году специально для таких операций. Немало таких компаний каждый год открываются и закрываются. Вы все знаете, кому принадлежат эти компании. Если завтра суд займется их оборотом, то станет ясно, что они занимаются лишь обналичиванием денег. Кямал Сейфуллаев выступал в этом деле лишь как маклер.

Я дам подробные показания по этому эпизоду. Но и работник банка прекрасно знает, что на имя Кямала Сейфуллаева не было оформлено никаких счетов…».

Очередное заседание суда состоится 20 июня.

11777 просмотров


Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться