Иран переходит в наступление haqqin.az из Дамаска

Автор: Омар Бессам, автор haqqin.az, Дамаск 

В современной американской аналитике широко распространено мнение о том, что в затеянной президентом Джорджем Бушем-младшим иракской войне победителем вышел Иран. Действительно, с 2003 года Тегеран вел активную политику по поддержке шиитов в соседнем Ираке и смог в значительной степени отодвинуть Вашингтон от политического доминирования в регионе. Задачей Ирана является создание возможности прямого сухопутного сообщения между Тегераном и Бейрутом, которое позволит ему создать блок союзных государств до Средиземного моря. Ее реализация напрямую зависит от путей выхода из сирийского кризиса.

Иран является союзником Сирии с 1980 года. Исламский режим в Тегеране и светский в Дамаске объединяла вражда в отношении саддамовского Ирака. Благодаря союзу с Сирией Ирану удалось создать и поддерживать ливанскую политическую партию и военизированное движение «Хизбалла» и напрямую угрожать Израилю. До кризиса иранские бизнесмены вели в Сирии множество успешных экономических проектов. Религиозные деятели распространяли шиизм в прочтении вилаят-и факих, главным образом среди алавитов, которые на волне сирийско-иранской дружбы были признаны правоверным религиозным течением. 

С самого начала гражданской войны в Сирии Иран оказывал Башару Асаду всестороннюю поддержку, которая возрастала с каждым годом. Куратором сирийского направления является КСИР – своеобразное государство в государстве со своими вооруженными силами, политикой и интересами.

По различным оценкам, с 2012 года Иран инвестировал в сирийский конфликт до 28 млрд долларов, причем с каждым годом эти вложения росли. Сирия полностью зависит от иранских поставок нефти, поскольку все сирийские месторождения захвачены ИГИЛ или курдами. Иран также экспортирует в Сирию продукты питания, технологии, оружие и боеприпасы, медикаменты. Тегераном открыто несколько кредитных линий, на средства которых под контролем иранских специалистов происходят закупки в третьих странах различных товаров и продовольствия, восстанавливаются разрушенные промышленные предприятия и инфраструктура.

Иран можно было бы назвать критическим донором сирийского режима, если иранская помощь позволила бы сирийскому правительству самостоятельно справиться с вооруженной оппозицией. Однако в 2015 году сирийский режим оказался на грани краха, и только вмешательство России смогло радикально изменить обстановку на фронтах и на международной арене. 

Со сменой главного союзника Дамаска Тегеран не смирился и нашел нишу, которую Россия занять не рискнула. Иран стал действовать на земле, принимая самое непосредственное участие в сухопутных операциях силами многочисленных добровольческих отрядов.

Сначала в 2013 году благодаря Ирану в Сирии появились Силы национальной обороны – аналог иранских басиджей. Идея была проста и понятна: если регулярная армия не может бороться с партизанами, то успешно противостоять им смогут проправительственные партизаны. Однако коррумпированнная сирийская система оказалась неспособна реализовать идею на практике. Списочная их численность составляет 100 тысяч человек. Все они формально получают зарплату от сирийского правительства, однако на деле мобилизованы оказываются не более нескольких тысяч. Средства и оружие безжалостно разворовывались вышестоящим начальством, и реального влияния на ход боевых действий отряды, за редким исключением, так и не оказали.

Поэтому в 2015 году иранцы отказались от финансирования и поддержки Сил национальной обороны через структуры сирийского правительства и перешли к созданию подразделений, подчиняющихся напрямую КСИР. Как правило, это небольшие сплоченные жестко идеологизированные отряды, состоящие из иностранных добровольцев. Самые известные примеры таких формирований – ливанские отряды движения Хизбалла, сформированная из проживающих в Сирии палестинцев бригада аль-Кудс, состоящие главным образом из афганских и пакистанских шиитов группы Фатмимийун и Зейнабийун, иракское движение Хизбалла ан-Нуджаба, и другие. Считается также, что Иран имеет очень большое влияние на бригаду сирийского алавитского спецназа ан-Нимр (Тигры) и лично ее руководителя генерала Сухейла аль-Хасана, которого многие европейские политологи и журналисты прочат в наследники Асада.

Развертывание проиранских добровольческих формирований на сирийском фронте произошло сравнительно недавно. Опять же, по неподтвержденным данным, сирийскую операцию на фронте курирует лично иранский генерал Касем Сулеймани, командующий предназаначенным для трансграничных операций специальным корпусом КСИР «аль-Кудс». Многие в Иране недовольны многомиллиардными вливаниями в Сирию и считают это бесполезной тратой денег на опасные политические проекты.

Вспомним, как на похоронах бывшего президента Рафсанджани толпа его сторонников скандировала «Смерть России!» и призывала прекратить «сирийскую авантюру» иранского правительства. Именно Касем Сулеймани смог отстоять сирийский проект и выбил для него новое финансирование.

Касем Сулеймани

Лишь в 2016 году проиранские добровольческие бригады проявили себя на поле боя в качестве отдельной самостоятельной силы. Первая их успешная операция – штурм и зачистка восточного Алеппо. В июне 2017 года шиитским добровольцам удалось захватить и зачистить от ИГИЛ значительные территории южнее Пальмиры, где находятся самые крупные месторождения фосфатов – Иран получил право на разработку месторождений в случае их захвата по заключенному в феврале 2017 года договору с сирийским правительством. Следующая операция – поход на пограничный пункт на шоссе Багдад – Дамаск ат-Танф, завершилась неудачей только благодаря бомбардировкам наступающих американцев.

В настоящее время проиранские добровольческие подразделения на пороге грандиозного наступления, в случае удачи которого Иран по праву станет претендовать на реальную власть над Сирией и значительно расширит зону своего регионального влияния. Иранскими военными советниками запланировано наступать на блокированный с 2014 года ИГИЛ город и центр провинции Дейр аз-Зор. Вдоль реки Евфрат с запада наступление уже ведет отряд Сухейла Хасана ан-Нимр при поддержке племенного ополчения. Со стороны Пальмиры на ас-Сухнэ наступает группа Фатимийун. С юга вдоль границы с Ираком наступает ливанская Хизбалла, располагающаяся в настоящее время в непосредственной близости от нефтяной насосной станции Т2.

Наступление наверняка начнется в самое ближайшее время. Иранцы понимают, что американцы спешно завершают зачистку окруженной Ракки. Бои там отличаются особой ожесточенностью. Курдский твиттер полон некрологов на погибших курдов, а также европейских и американских добровольцев. В штурме задействована не только авиация международной коалиции, но и американский спецназ, а также две батареи гаубиц. Вполне возможно, что операция завершится через две недели – месяц. Тогда огромные силы курдского ополчения вместе с наемниками и американским спецназом двинутся на Дейр аз-Зор, чтобы город и нефтяные богатства провинции не достались Дамаску и его иранским союзникам.

На север в провинцию Хасеки американской авиацией в конце июня была переброшена группировка Свободной сирийской армии Мугадир ат-Таура, которая год назад уже пыталась подступиться к Дейр аз-Зору, однако была разгромлена ИГИЛ (тогда она называлась Новая сирийская армия). Возможно, она начнет наступление еще до окончательной победы под Раккой.   

Однако генерал Касем Сулеймани решил опередить американцев, пока они временно застряли под Раккой, и провести крупнейшую сухопутную операцию против ИГИЛ в Сирии – захват провинции Дейр аз-Зор. Если проиранским добровольцам это удастся, Иран действительно выйдет из сирийского кризиса победителем. Все зависит от решимости и профессионализма ополченцев, сопротивления ИГИЛовцев, а также российской помощи. До сих пор неясно, будут ли российские ВКС помогать иранскому наступлению.

14856 просмотров


Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться