«Мусульмане, пакуйте свои чемоданы!» Расим Агаев пишет из Лондона

Расим Агаев, автор haqqin.az, Лондон

И все-таки, с чего это Великобритания уперлась и, несмотря ни на какие уговоры, пожелала дистанцироваться от Европейского Союза? Нет, разумеется, до хлопанья дверьми, как известно, не дошло, и все же. Что за этим стоит? Я ищу ответа на него на встречах с лондонскими журналистами и просто знакомыми.

Лондон ушел по-английски: тихо, без излишнего шума, но всем было ясно: «Нам с вами не по пути», - так следовало понимать английский демарш. Так европейцы и поняли.

Против кого дружим, господа?

А вот у нас в Баку, как и по всему эсенговью, кажется, не придали ему должного значения. Но вопрос остался и, как оказалось, не только у меня одного: «Зачем островная страна отказалась от счастья быть частью общей, континентальной Европы?»

Ответ на этот принципиальной важности вопрос я нашел не в бесчисленных рассуждениях комментаторов и политиков, а в разноликой толпе лондонцев, вываливающихся из столичного метро на улицу Уайтхолл, ведущей к Трафальгарской площади, где стоит с 1295 года здание английского парламента.

Неподалеку можно встретить сэра Уинстона Черчилля, правда, каменного, неистового противника коммунистов, что не помешало ему стать верным союзником Иосифа Сталина. Так вот, кругом все: и метро, и памятник, и парламент – чисто английское. Но вот толпа – она такая же, как в Париже, Риме, Москве – в лучшем случае она на треть состоит из англичан, остальные индийцы, африканцы, латинос, да мало ли кто. Такова судьба всех империй. И это при том, что все справочники и туристическая литература утверждают, что афроазиатская часть в почти 66-миллионном населении Великобритании составляет что-то около 2,5 млн человек.

 - Читали новость: Тереза Мэй (а если быть точным, Theresa Mary May, что в девичестве Brasier) подсчитала, что для окончательного расставанья с ЕС придется заплатить 40 млрд фунтов. Она рассуждает так, если бы речь шла о нелюбимом муже при наличии любимого и богатого любовника! - первое что выпалил мой старый знакомец Джон Кастли, беседы с которым помогают мне разобраться в специфике политического плюрализма английского общества.

Я в курсе этого спора, вплеснувшегося из кулуаров Вестминстерского дворца на страницы СМИ – от респектабельного The Guardian до лондонской "вечерки" Evening Standard. Меня, однако, интересует мнение Джона по данному поводу. Он представляет не интеллигентские круги, а «массового» англичанина с его вечным недовольством и готовностью подсказать правительству, как лучше было бы действовать в той или иной ситуации.

Независимо от того, из-за чего власть предержащие оказались под огнем критики. Такого рода недовольные всем происходящим имеются в любой стране, в Баку их, кстати, пруд пруди. Ценность их в том, что «вечные и абсолютные критиканы» отражают не партийное мнение, а некое гражданское. Тем более, что наш Джон не делает разницы между периодически меняющимися местами тори и виги, с удовольствием напоминая, что первое названье, относимое к консерваторам, происходит от слова разбойник, а второе - прозвище либералов означает близкое к русскому «деревня».

Имя Терезы Мэй, он то и дело вворачивает в нашу беседу не потому, что она лидер консерваторов, а исключительно потому, что она «занимается не своим делом». Мой собеседник в этом своем утверждении максимально близок к довольно распространенной, чисто кавказской точке зрения, согласно которой, политика – дело мужское. Правда, этот афоризм мне в многочисленных интервью и публичных выступлениях Джона Кастли не встречался. Понятное дело – за такие нестандартные соображения могут и к суду привлечь…

Другое дело, что он разделяет точку зрения тех 48 процентов английских граждан, которые посчитали, что выход из ЕС ничего хорошего не сулит. И теперь, кстати, многие с этим согласны.

- Мало того, что Великобритания ежегодно вносила свою долю в казну ЕС порядка 8 млрд фунтов, так она должна продолжать платить, уже покинув это европейское объединение! – продолжает развивать свою мысль Дж.Кастли.

Я же приглашаю вас, уважаемые читатели, обратить внимание на следующую черту английской политической ментальности. Соотношение сил на референдуме по поводу выхода из ЕС  - «за» и «против» -было почти равным. Но, заметьте, при этом никто не выходит на митинги, не призывает к свержению Терезы Мэй, не осаждает Вестми́нстер (Westminster). Для такого понимания политического плюрализма нужны не годы – столетия.

«Мусульмане, пакуйте свои чемоданы!»

А еще точнее было бы сказать, что это бесконечный процесс. Подтверждением того и другого является, между прочим… брексит. Волна ксенофобии, прокатившаяся по Великобритании, до сих пор бурлит подобно потухшему вулкану. Кое-кто продолжает доказывать, и не только в Лондоне, мол, стихийные выступления имели чисто антиисламский характер.

Между тем Йозеф Мельницкий, кстати, поляк, подрабатывающий уборкой на дому, рассказывает о своих знакомых соотечественниках – отце и сыне, которые были избиты на его глазах у автобусной остановки. Он утверждает, что многие поляки, как, впрочем, и арабы до сих пор получают письма с одним и тем же содержанием: «Поляки домой!» или «Мусульмане, пакуйте свои чемоданы!» При желании эти проявления ксенофобии можно отнести к настроениям, характерным для массива из нижних этажей британского общества.

Однако Ибрагим-ат-Тави, тунисец по происхождению, гражданин Соединенного Королевства в четвертом поколении, полагает, что власти реагируют оперативно, на должном уровне и грамотно на все вспышки этнических фобий. В качестве примера он приводит пожар в мечети "Байтуль-Футух", в которой он числится одним из старейших служителей, и которая является одной из крупнейших в Западной Европе. «Пожар был потушен за считанные часы», - рассказывает Ибрагим.

Много  шума наделало и недавнее выступление Терезы Мэй в парламенте. Обтекаемые формулировки этой речи, призванной подтвердить верность Лондона принципам равенства и братства, вызвали раздражение справа и слева.

Мудрено ли, что в ответ ультраправые развернули плакат "Остановим иммиграцию. Начнем репатриацию" и поныне верны этому cвоему лозунгу. Из сказанного вовсе не следует, что правящая партия не знает истинного положения в английском обществе или хуже того, исподтишка подыгрывает ультра. Правительственные круги убеждены в другом – в верности основных политических сил и разнообразного этнического сплава устоям английской политической системы. Они верят ей и тому, что брексит направлен на выравнивание традиционного политического курса Британии, отвечающего интересам большинства.

«Если бы это было не так, желающих остаться жить в Англии не росло бы с каждым годом, а убавилось», - убежденно говорит Ибрагим.  А раз так, то и не стоит, как говорится, огород городить. Кроме того, Тереза Мэй лучше чем кто либо осведомлена о настроениях в руководящей верхушке английских мусульман. По словам нашего тунисца Ирагима ат-Тави мусульманам живется в Англии лучше, чем где бы то ни было в ЕС. –Если это было бы не так, число мечетей не росло с такой скоростью – их сейчас в одном только Лондоне свыше 400, не без гордости делится он своими сведениями о жизни мусульман в Соединенном Королевстве. Собравшиеся вокруг нас коллеги Ибрагима помогают ему обосновать этнополитическую и конфессиональную гармонию в Соединенном Королевстве.

Каждый год число английских мусульман увеличивается минимум на 5 тысяч человек, - сообщат бородатый ахунд. Первая мечеть здесь была построена, когда для остальных мусульман мираэто являлось недостижимой мечтой– в 1889 году. Это - мечеть  Шах Джахан в Уокинге…

Служители "Байтуль-Футуха" сыплют цифрами и фактами, как когда-то секретари партийных организаций на заводах подтверждали мир и согласие в рядах советского народа, сплошь  состоящего из интернационалистов. А я думаю, что будет справедливо, если к их рассказам о жизни мусульман в Англии подверстать фрагмент из выступления Баронессы Варси (Baroness Warsi), экс лидера партии консерваторов. Приведя факты о растущей дискриминации мусульман в Соединенном Королевстве опытный политик подчеркнула, что отношение к ним в обществе обусловлено тем, что как и многие десятилетия назад «из-за растущей исламофобии и враждебности, мусульман коллективно относят к низшей страте расовой и этнокультурной системы страны».

Ирландский вызов

Известно – многие лидеры исламской части граждан Великобритании не скрывали своих симпатий к ЕС. И это при том, что в парламенте Великобритании растет количество депутатов-мусульман. На мой вопрос в справочной службе парламента имеются ли среди депутатов мусульмане дали точный ответ – «После прошедших в Соединенном Королевстве парламентских выборов мусульмане получили 15 из 650 депутатских мандатов».

Для сравнения – еще недавно их было куда меньше. Тут надо бы пояснить читателю, что мусульмане депутаты представляют не какие-то организации исламского типа, а являются активистами традиционных английских партий. Все тех же тори и виги. Примером интегрированности растущего мусульманского населения Соединенного Королевства является тот факт, что мэром Лондона вот уже второй год является 47-летний Садик Аман Хан, белудж по происхождению. И это не выскочка или подставное лицо, а политик-лейборист, зарекомендовавший себя умелым управленцем в качестве министра транспорта еще в кабинете Гордона Брауна (2009). Ни в интеллигентских кругах, ни в политических вы не услышите рассуждений об опасности расширения и укрепления управленческих позиций мусульманского электората. Однако хорошо известно и то, что в условиях открытых границ Евросоюза исламский элемент приобретал дополнительные преференции, а общество оказывалось открытым для проникновения нового поколения мусульман со всеми вытекающими из этого обстоятельства радикальными идеями.

В этом кроится причина того, что консервативный кабинет Терезы Мэй пожертвовал экономическими преференциями ради традиционной английской стабильности. Я уже оканчивал эти свои заметки, когда представитель Ирландской республики в Евросоюзе Фил Хоган выступил с коротким заявлением: «Брексит предполагает закрытие ирландской границы. Кто либо подсчитал какой урон будет нанесен Ирландии этим?» В случае, если Лондон будет настаивать на закрытии границы между Республикой Ирландией и Северной Ирландией Ф. Хоган пригрозил воспользоваться правом вето на ведущихся в связи с предстоящим брекситом переговорах о торговле. Это что-то новое в политике Ирландии… Таким образом дополнительно к выплате 40 млрд фунтов в качестве отступных, Лондон обязан дать утвердительный ответ на требование о границе между двумя Ирландиями и сохранить свободное передвижение людей. Не согласные с выходом из ЕС готовы к новой атаке на консервативное правительство, которое никак не может разобраться с процедурными сложностями осуществления брексита. «Представляли ли кто из 52 процентов избирателей, решивших, что Англии без Европы будет лучше, какие сложности ожидают страну из-за их брексита?» - этот вопрос ирландцев обещает конфликт почище исламского…

14009 просмотров