Ошибки, заслуги и прогнозы Эльмана Рустамова актуальный комментарий

Эльнур Мамедов, отдел экономики

В рамках обсуждения бюджетного пакета на следующий год на пленарном заседании Милли Меджлиса председатель правления Центрального банка Азербайджана Эльман Рустамов вновь заявил, что инфляция - наша главная проблема. Причем на этот раз он назвал, наконец, и конкретный уровень инфляции, который прогнозируется на будущий год, – 6%. Для достижения такого показателя  Центробанк должен тесно координировать свою деятельность с правительством.

Эльман Рустамов, Глава Центробанка

Прогнозы главных банкиров во всем мире заслуживают особого внимания, так как они всегда бывают более сдержанными и близкими к реальности, строятся на тщательных расчетах. Правда, у нас такие прогнозы (даже самые краткосрочные) в последнее время довольно-таки часто стали исполняться с точностью до наоборот. Видимо, это обстоятельство и вызвало новую волну экспертного интереса – сумеет ли г-н Рустамов снизить инфляцию более чем вдвое. Экспертное сообщество понять нетрудно, ведь главный банкир страны взвалил на себя действительно большую ответственность.

Да, это очень сложная задача. Инфляция растет на глазах на протяжении трех лет подряд, и довольно-таки резко. Если в  2016 году она составила 12,4%, то по итогам 10 месяцев 2017 года среднегодовая инфляция в стране поднялась до уровня 13,7%. И хотя правительство прогнозирует среднегодовую инфляцию в этом году на уровне 13,2%, то приближающийся конец года и не снижающаяся инфляция не позволяют в это верить.

Правда, сам Рустамов считает, что такая высокая инфляция обусловлена не монетарными причинами, а произошла в основном под воздействием внешних факторов. Поэтому тенденция сохранения высокой инфляции была ожидаемой. За последний месяц на мировых рынках наблюдается рост цен на отдельные товары, включая продукцию животноводства и растениеводства, что мешает снижению уровня инфляции в стране. А этот фактор никак не дает повода говорить о возможности двойного снижения уровня инфляции в стране всего за один год.

Сами подумайте, если высокая инфляция в этом году произошла в основном под воздействием внешних факторов, то почему они должны снизиться через год. Разве внешние факторы стали меняться в пользу Азербайджана? Да, нефть стабильно колеблется в интервале 60-65 долларов за баррель, но в остальном особых положительных перемен не наблюдается. Экономическое положение наших основных внешнеторговых партнеров – России и Турции – оставляет желать лучшего. Даже крупнейшие эксперты сегодня не могут спрогнозировать, скажем, точный курс рубля или лиры на следующий год, хотя все они уверены в резком их подешевлении. Это, естественно, приведет к инфляции в этих странах и ухудшит ситуацию у наших соседей-партнеров.  И Азербайджан в этом вряд ли может составить исключение.

Как отметил Рустамов, курс маната, который в последние годы был основным драйвером инфляции, стабилизировался. ЦБА осуществляет консервативную монетарную политику с учетом инфляции. Сторонникам ускорения инфляции посредством денежной массы он сообщил, что у этого процесса есть очень серьезный макроэкономический аспект. Снижение доходов населения, внутреннего спроса приводит к снижению экономического роста, потере рабочих мест. В то же время в стране созданы основы макроэкономической стабильности. Впереди стоят серьезные задачи, такие как сильная финансовая дисциплина, макро антиинфляционные меры, либерализация тарифов естественных монополий и цен.

Как же ЦБА собирается сохранить в следующем году стабильность на валютном рынке? Ведь курс маната не менее прочих антиинфляционных мер непосредственно влияет на инфляцию. Эльман Рустамовне обошел без внимания и этот вопрос. Он прогнозирует сохранение стабильности на валютном рынке…, но опять при условии, если на внешних рынках не будут иметь место какие-либо шоки. Основной задачей главный банкир считает ускорение темпов экономического роста, для чего предстоит проведение эффективной макроэкономической политики, продолжение структурных реформ и развитие человеческого капитала. А в среднесрочный период стране нужно постепенно переходить от стабилизирующей к стимулирующей макроэкономической среде, для чего необходимо снизить уровень инфляции, активизировать денежный рынок, проводить стимулирующую бюджетно-налоговую политику. «В частности, больше средств направлять из госбюджета на развитие человеческого капитала, а не на пассивные расходы. Это важный международный тренд», - подчеркнул он. И лишь в конце Э.Рустамов заявил о необходимости  завершения в среднесрочный период реструктуризации в банковском секторе, продолжении процесса увеличения капитализации банков, решения вопроса с проблемными активами банков.

К сожалению, так и остается неясным, как главный банкир собирается сохранить валютную стабильность, если она опять зависит от внешних шоков, вероятность которых, опять же приходится повторять, очень велика. А говоря об ускорении темпов экономического роста, почему-то лишь в последнюю очередь останавливается на необходимости подключения к этому процессу и банковского сектора страны. Правда, с начала текущего года манат укрепился на 4%, а дальнейшее укрепление его курса могло бы привести к ряду макро- и микроэкономических рисков. Предотвращение такого нежелательного фактора можно отнести к заслугам ЦБА. В то же время этот фактор еще раз подтверждает, что курс маната все же не совсем свободный.

К числу заслуг ЦБА можно было бы отнести еще немало показателей, никто и не отрицает его желание выправить положение. Хоть и незначительно, но ниже 7 млрд. манатов упали совокупные обязательства коммерческих банков и небанковских организаций перед ЦБА, уровень долларизации снизился до 70%, валютные резервы ЦБА выросли на 31%, профицит платежного баланса за 9 месяцев составил 1,1 млрд. долларов, на 6% сократились внешние обязательства банковского сектора. Правда, последние два обстоятельства больше связаны  с ростом нефтяных котировок и передачей государству проблемных активов Межбанка в размере 2,266 млрд. долларов (3,85 млрд. манатов), но и в этом есть заслуга ЦБА.

В то же время, к сожалению, одновременно продолжает расти доля проблемных кредитов, которая уже составляет 15% от 12437,2 млн. манатов - совокупного кредитного портфеля банков и небанковских кредитных организаций страны. А банковские вклады населения на 1 ноября по сравнению с началом года сократились на 2,3%, составив 7 млрд. 280,1 млн. маната. За январь-октябрь 2017 года кредитные вложения банков сократились по сравнению с аналогичным прошлогодним показателем на 23,6% или 3 млрд. 614,8 млн. манатов.

Недостатки тоже можно долго перечислять. Все это и заставляет задуматься о том, насколько же реален нынешний прогноз Эльмана Рустамова о двойном снижении уровня инфляции в стране…

10189 просмотров