Сплошные абсурды: банки есть, но кредитов нет наш комментарий

Мамед Эфендиев, отдел экономики

Вот уже сколько времени в Азербайджане все жалуются на слабое кредитование банками экономики страны. Многие связывают это с высокими процентами на кредиты, которые не под силу возвращать предпринимателям и простым гражданам. Другие сетуют на нежелание самих банков связываться с кредитами, которые потом вызывают головные боли, а порой доводят и до закрытия самих банков. Поэтому-то, мол, они и крутят деньги лишь в узком кругу доверенных лиц. Называют и другие причины, но суть вопроса не в этом. Главное – слабое кредитование пагубно влияет на экономику страны в целом, на развитие бизнеса и благосостояние граждан, в частности.

И как правило, все обвиняют в сложившейся ситуации банковскую систему. Но, как не раз отмечал haqqin.az, это не совсем верно, что убедительно доказал председатель Центрального банка страны Эльман Рустамов на встрече с членами Американской торговой палаты в Азербайджане (Amcham). По его словам, в 2018 году объем денежной массы в экономике Азербайджана уже вырос более чем на 8%. Однако, несмотря на достаточно большую ликвидность в банковском секторе, все еще существуют проблемы в перенаправлении этих средств в экономику страны.

Получается парадоксальная ситуация, когда деньги в банках есть, а пользоваться ими никто не хочет. Статистика свидетельствует, что в последние годы экономика страны воспряла и стала расти. То же можно сказать и о самой банковской системе. А вот кредитный рынок так и топчется на месте, нет того наплыва предпринимателей и потребителей в банки за кредитами, который наблюдался несколько лет назад. В результате деньги, которые в принципе все хотят получить, остаются невостребованными. Почему так получается и кому нужны такие деньги? Ведь остающиеся вне банковского оборота денежные купюры - это уже и не деньги вовсе, а так себе, обычные бумажки, скапливающиеся в банковских хранилищах.

Ясность в это дело и внес главный банкир страны. Хотя в банковском секторе и наблюдается некоторое оживление, но оно неравномерно, то есть не полностью охватывает весь сектор. В целом предстоящие задачи должны быть направлены на углубление финансовой стабильности в банковском секторе и еще большей активизации финансового посредничества.

Пусть не пугает читателя малознакомое выражение «финансовое посредничество». Г-н Рустамов вовсе не собирается насаждать в своей системе разных маклеров, всеми способами впаривающих банковские кредиты людям или рекламировать все преимущества таких кредитов. Нет, все просто: банки сами по себе являются финансовыми посредниками. Об этом и идет речь. Однако требуется комплексный подход к решению проблемы, а не популистские методы и заявления.

Конечно, «кредитный страх» банковской системы, вызванный масштабной девальвацией маната в недалеком прошлом, еще не прошел. Если до того банки без особого разбора выдавали кредиты кому угодно, то теперь они действуют весьма осторожно. Банкиры не только приучились тщательно взвешивать возможные риски, но даже несколько, пожалуй, переусердствовали в этом. И как бы Центробанк ни снижал учетную ставку, банки не торопятся снижать свои кредитные проценты – риски, по их мнению, продолжают оставаться высокими.

Эльман Рустамов

И действительно, с начала текущего года Центробанк Азербайджана снизил учетную ставку чуть ли не вдвое – 15% до 9,75%. Естественно, снизились верхний и нижний пределы процентного коридора - до 11,75% и 7,75% соответственно. Казалось бы, и банковские кредиты должны были бы существенно подешеветь, но этого не происходит, они более чем вдвое превышают учетную ставку. И снизить эти проценты Эльман Рустамов не в силах, поскольку каждый банк волен поступать со своими деньгами по своему. Не может главный банкир административным путем заставить коммерческие банки снижать кредитные проценты, вынуждать идти на нежелаемые риски. А риски действительно высоки, банки не могут избавиться от проблемных кредитов. И не только от старых, новые все прибавляются. Но и эту проблему правительство решает.

В частности, Рустамов не исключает дальнейшего изменения учетной ставки, что будет зависеть от соответствия прогнозируемой инфляции целевому коридору. Но, как известно, Центробанк ранее уже снизил ожидания по инфляции на 2018 год с 6%-8% до 2%-3% процентов А новые параметры коридора процентных ставок в условиях низкой инфляции, наряду с поддержкой сборов национальной валюты, а также нейтрализацией других факторов, послужат сигналом для уменьшения процентных ставок по кредитам. Ждать осталось недолго, в конце декабря этого года состоится очередное обсуждение параметров процентного коридора. И если последует новое снижение его параметров, то это неминуемо должно привести к снижению и кредитных процентов, так как этого уже требует вся экономика.

А экономический рост в стране с начала года находится в позитивной зоне. Увеличение госинвестиций и внешних обязательств поддерживает рост экономики. Предпринимаются серьезные шаги в ключевых секторах экономики, особенно в торговле, сельском хозяйстве, ненефтяном секторе. Кстати, рост ненефтяного экспорта на 13% уже показывает, что стратегия диверсификации экономики и экспорта начинает работать. И главный банкир уверен, что с точки зрения макроэкономической стабильности, устойчивости и экономического развития текущий год продемонстрирует хорошие показатели.

Конечно, бизнес интересуют как долгосрочные, так и краткосрочные перспективы. И месседж Рустамова бизнесу в целом позитивен. В ближайшие годы планируется еще больше углубить макроэкономическую стабильность и устойчивость, прогнозируется ускорение экономического роста. Активизация ненефтяного экспорта и валютные поступления из различных источников позволяют прогнозировать обеспечение баланса на валютном рынке и в следующем году. Для реализации этих планов необходима правильная гармонизация монетарных и фискальных рамок, требуется осуществление ряда важных реформ в этих сферах. И они уже сегодня стоят на повестке.

8010 просмотров