Бакинский металл взрывал и завод в Иране наш спецреп

Репортерская группа haqqin.az

Как уже сообщалось, дополнения, внесенные в конце декабря в закон «О производственных отходах», несколько дней назад вступили в силу указом президента Ильхама Алиева. Согласно указу, правовые нормы по применению этих дополнений должны быть подготовлены и представлены Кабинетом министров в течение трех месяцев.

Этот важный законодательный акт был принят после длительного расследования деятельности мафии черных металлургов, проведенного сайтами haqqin.az и virtualaz.org. Наконец-то, можно будет устранить хаос в области сбора, приемки и плавки черного и цветного металлолома в Азербайджане. Ведь цеха, которые плавят металлолом в кустарных печах и таким образом производят стройматериалы, не отвечающие никаким технологическим нормам, не только загрязняют окружающую среду опасными выбросами. Одновременно и работающие в таких цехах, и живущие в непосредственной близости находятся в опасности. Потому что никто не проверяет поступающий в цеха металлолом на взрывоопасность, радиационную опасность или на предмет их химической токсичности.

Требования нового закона

В результате окружающая среда отравляется не только токсичным дымом, выделяемым при плавке металлолома, но также есть риск радиационного и химического отравления. Потому что ни один из этих кустарных цехов, будучи «потенциально опасным объектом», не зарегистрирован в специальном государственном реестре. То есть не обладает законными полномочиями принимать и плавить металлолом. Поправки к вышеуказанному закону предусматривают для таких цехов штрафы на различные суммы и создают юридическую ответственность.

Принимая во внимание тот факт, что после данного указа президента страны в области приемки и плавки металлолома возникла новая правовая ситуация, репортерская группа haqqin.az побывала в некоторых из многочисленных в Баку плавильных цехов. Решили разузнать, как после законодательных изменений хозяева этих цехов станут планировать свою деятельность.

Кешля, улица Энергетиков...

...Одно из подобных предприятий находится в поселке Кешля, по улице Энергетиков, 3, недалеко от завода железобетонных конструкций Бакинского метрополитена. Это примерно в 1500 метрах от главного проспекта столицы - проспекта Гейдара Алиева и прямо напротив башни ГНКАР.

В отличие от других кустарных цехов, приблизиться к территории предприятия крайне сложно. Территория цеха ограждена сплошным высоким забором, на входе установлены большие железные ворота, работающие от электричества, а также контрольно-пропускной пункт. Войдя на КПП, представляемся. Охранники (в отличие от других цехов, здесь сразу несколько охранников контролируют вход-выход) отвечают, что должны «сообщить руководству» о нашем прибытии. И один из них идет в цех.

Мы решаем подождать на улице. В это время грузовик ЗИЛ, груженный металлоломом, приближается к цеху, железные ворота быстро открываются, и грузовик без всяких промедлений въезжает. (Согласно новому закону, металлолом можно было принять лишь после тщательной специальной проверки.)

И опять братья Зульфугарлы, «монополисты» кустарной металлургии

Кажется, что работа здесь поставлена системно, а за самим высоким забором с трудом, но можно увидеть сваленный в кучу металлолом.

Проходит примерно 10-15 минут, и становится ясно, что наше желание «встретиться с руководством» исполнить невозможно. «Руководства нет на месте, они сами свяжутся с вами и ответят на ваши вопросы», - так нам ответили охранники.

Но мы смогли выяснить, что и этот цех принадлежит братьям Зульфугарлы (их можно считать фактическими монополистами кустарной металлургии, потому что цеха братьев есть почти везде - от Хырдалана до Сараи, от Бинагади до Кешля). Проживающие поблизости жители говорят, что цех работает вот уже несколько лет, производя арматуру и катанку. Об очистном оборудовании не стоит и говорить, так что жителям Кешля часто приходится вдыхать черный дым, выбрасываемый в воздух.

Прождали два дня, однако никто из «руководства» так и не связался с нами, соответственно и вопросы, которые мы хотели им задать, останутся без ответа. Но ясно и без этого: здесь, как и в других цехах братьев Зульфугарлы, не соблюдаются какие-либо экологические нормы, нет производства, соответствующего технологическим нормам и нормам охраны труда. А о статусе «особо опасный объект», возможно, даже и не слышали.

Улица Абышева, «в цехе Гасана»

А вот в металлоплавильном цехе в Наримановском районе, по улице И.Абышева (возле Зернового комбината), по-видимому, уже слышали о новом президентском указе, законе о сборе, приемке и плавке металлолома...

Стучимся в дверь предприятия, однако охранник открывает небольшое окошко, а не саму дверь. «Что здесь производят?» - спрашиваем у него. «Металл плавят», - говорит парень, лет 23-24, и сразу же отвечает «нет» нашему желанию пройти внутрь.

«Пройти нельзя, не разрешено, руководство сидит вон там, в офисе. Подойдите туда», - говорит он и тут же закрывает окошко.

В это время рядом с цехом останавливается пикап с надписью Pro Metal, из машины выходят двое встревоженных молодых человека и направляются к нам. Спрашивают, что нужно. Мы сообщаем о цели нашей поездки и информируем их о внесенных в закон поправках и последнем указе президента.

«Конечно, знаем, у нас, слава Богу, все законно, все в порядке», - говорит один из молодых людей, не желающий представиться. 

Выясняется, что владельцем цеха является предприниматель по имени Гасан, но именно сейчас он занят и, как только освободится, сразу же ответит на все наши вопросы. Молодой человек категорически отказывается сообщить название предприятия и под вывеской какого ООО оно работает.

Один из собеседников показывает железный блок, установленный снаружи цеха: «Были тут из экологии, обязали нас, поэтому мы установили очистные фильтры. Они размещены внутри того железного блока. В Баку очень мало цехов, где есть такое устройство. Устройство вытягивает дым от плавящегося металла, очищает фильтрами и затем выпускает в воздух».

«Цех Гасана» первый из увиденных нашей репортерской группой за последние несколько месяцев кустарных цехов, где есть очистное сооружение. Однако, как упоминалось выше, такие цеха, в том числе «цех Гасана», отныне должны соответствовать и специальным требованиям по сбору и плавке металлолома. В противном случае одним очистным устройством дело не обойдется.

«Товар для бедняков», 680 манатов за тонну

Покинув цех, направляемся туда, где торгуют и оптом, и в розницу арматурой, катанкой. В относительно небольшом торговом пункте на первом плане выставлена арматура из кустарных цехов. Продавец говорит, что сделал это по причине быстрой распродажи. Позади же виднелась арматура, изготовленная заводом Baku Steel Company.

«Это заводская арматура, сейчас мы продаем ее от 1000 манатов за тонну. Раньше это было дорого, теперь дешевле. Это же цеховая арматура, ее стоимость начинается с 650-680 манатов. Для скромных покупателей, быстро расходится, потому и выставлена вперед. В основном покупают те, кто строит частный дом. Те же, кто строит многоэтажные здания, идут на оптовую базу», - говорит продавец, указывая, где именно эта база находится.

На той оптовой базе, на большой территории сложена различная металлопродукция, в том числе и арматура. Начиная с российской, казахстанской и до нашей арматуры, которая на открытом воздухе мгновенно окисляется. Однако где же покупатели?  

«Разве вы не видите, какая погода? Кто в такие холода будет строить? Вот потому покупатель и не приходит», - говорит охранник базы.

Таксист, распиливший истребитель МиГ в Иран: «Взорвалось при плавке...»

Возвращаемся в редакцию на такси. Водитель, уже хорошо осведомленный о нашей теме, рассказал интересную историю. Оказывается, сам он в начале 1990-х жил на то, что собирал металлолом и продавал его в Иран. Однажды за «несколько бутылок водки» выменял у русского офицера из аэропорта в Кюрдамире части подбитого во время боев в Карабахе истребителя МиГ и продал их в Иран.

«Начало 1990-х, времена Эльчибея. Истребитель МиГ подбили в Карабахе, пилот был очень профессиональным, сумел посадить объятый пламенем самолет. МиГ, естественно, пришел в негодность, и я купил его у русского офицера за пару бутылок водки. Разрезал и продал в Иран. В Иране во время плавки на заводе произошел взрыв. Когда я разрезал части самолета, то понял, что это какой-то опасный материал, во время резки сыпались осколки», - говорит 55-60-летний водитель такси.

Эта история очень поучительна с точки зрения многочисленных металлоплавильных цехов, разбросанных по всему Баку и его окрестностям. Ведь работники этих цехов плавят в печах все, что попадет под руку. А сколько несчастных случаев, взрывов приводило к гибели рабочих...

5683 просмотров