Собкор haqqin.az прогулялся по улицам Тегерана: «У нас обилие всего - фрукты и все что угодно, но нет свободы»

Заур Расулзаде, Тегеран

Современные иранцы – прямые наследники персов, чья государственность насчитывает почти пять тысяч лет. Тысячелетиями складывавшийся уклад жизни, приверженность древним традициям видны в этой стране, как ни в какой другой.

Вместе с тем на разных слоях населения, разных возрастных категориях это влияние сказывается по-разному. Деловые люди, интеллигенция, студенческая молодежь все больше тяготеют к светскому, современному образу жизни. Да и по многим другим заметно, что общество устало от жесткого управления страной.

Сегодняшняя молодёжь Ирана – уже не студенты 1979 года. В основной массе она недовольна путем, которым идет страна. Молодые люди хотят видеть ее в числе развитых, и их возмущает неэффективность внутренней политики, агрессивность во внешних отношениях. Прежде всего они не видят того, как нынешнее руководство будет делать Иран великой страной с мощной экономикой, как оно это сулит населению.

Иранское общество уже не монолит, там начали появляться трещины, и конфликт поколений бросается в глаза. Хотя все популярные соцсети в Иране запрещены, иранская молодежь легко обходит эти запреты.

В беседе с корреспондентом haqqin.az студентка Ферназ Гулами признается, что всяческие запреты очень мешают им жить, получать хорошее образование.

«Нынешние власти в Иране это старые люди, они не современны, они даже компьютерами пользоваться не могут. Почему, скажите, я, студентка юридического факультета Тегеранского университета, должна вместо современной юриспруденции изучать тезисы лидеров исламской революции. Нас как в клетке заперли и не дают выйти из нее. Почему фильм «Богемская рапсодия» о жизни нашего соотечественника, всемирно известного певца Фредди Меркьюри мы должны смотреть скрытно, по домам, а не в кинотеатрах, как французы, русские, американцы. Чем мы хуже их? Почему я не могу послушать вживую Дженнифер Лопес или Рианну на Тегеранском стадионе? Почему нам недоступно мастерство циркачей из труппы Дю Солей? Почему, наконец, я не могу пригласить вас в театр или в кафе, чтобы поговорить спокойно, в приятной обстановке? Нам надоела такая жизнь, мы не хотим слушать маразм мулл. Простите, мне больно говорить об этом. Давайте попрощаемся…», - с искренней горечью говорила Ферназ.

Еще одна особенность Ирана в том, что молодежь Ирана, ломая стереотипы мусульманской среды, демонстрирует высокий уровень образованности, приверженность западным ценностям и даже, насколько возможно, стилю одежды. Здесь уже не редкость, когда парни и девушки, одетые в яркие и модные костюмы, сидят в кафе и весело болтают. Причем довольно часто на хорошем английском.

Студент политехнического университета Хамид Алиади не сомневается, что в его стране грядут серьезные перемены.

«Мы не хотим ни возвращения монархии, ни этого режима, мы хотим истинной демократии, как в Европе. Иран - богатейшая страна, и я вас уверяю, если пойдем демократическим путем, то станем самой развитой страной в мире. К сожалению, США и Израиль видят в нашей стране врага. Но мы не им враги, врагом их объявил нынешний режим. Недавно я побывал в Париже, Амстердаме и должен сказать, что наш Тегеран или Тебриз ничуть не хуже. У нас прекрасный климат, обилие фруктов, все что хочешь есть, но нет свободы. Зачем нам это богатство, если мы несвободны. Думаю, будущее Ирана будет демократическим, потому что мир стремительно развивается, и муллы со своей неграмотностью долго не смогут удерживать нас в клетке. Очень надеюсь, что года через два-три вы сможете приехать в другую - развитую и современную страну. Видите, как исламисты в Турции потерпели поражение на выборах, и у нас все идет к этому», - уверял Хамид.

И в самом деле, хотя иранская конституция и закрепляет ряд демократических прав - свободу печати, собраний и демонстраций, но с условием, что реализация этих прав не будет нарушать законы шариата. Конституция, как и законотворчество и правосудие, базируется на уложениях шариата.

Высшим руководителем страны является духовный лидер — рахбар, которого избирает на пожизненное правление Cовет экспертов. Вместе с элитным военно-политическим объединением - Корпусом стражей исламской революции (КСИР), духовный лидер определяет общее направление развития государства, контролирует СМИ, военные и разведывательные службы, полицию нравов, значимую часть финансовых ресурсов страны и даже утверждает кандидатуру избранного народом президента.

Студент факультета политологии тегеранского университета «Голестан» Рахим Гедаи открыто выражает свое недовольство таким положением, считая, что «муллы уже сами понимают, что их режим обречен, не пытаются его спасти выдвигая на первый план генерала Касема Сулеймани. То есть они пытаются заменить религиозную диктатуру на военную, и американцы точно выстрелили в цель, потому что  КСИР - это оплот теократии в Иране. Муллы в замешательстве, но народ Ирана не воспримет военную диктатуру, и мы скоро все увидим, как у них все рассыпется. Мы находимся на той стадии, что дальше с таким управлением руководить страной будет невозможно», - заявил он.

Студентка Нида Кахрамани, участница увиденного нами флешмоба в центре Тегерана, который сам по себе демонстрирует протест против нынешнего уклада жизни в Иране, тоже возмущается бесчисленными запретами и ограничениями.

«Я занимаюсь плаванием, но не могу выйти на соревнования из-за шариата. Моя двоюродная сестра в США уже стала чемпионкой Америки, а я должна без конца слушать наставления этих стариков. Знаете, я часто упрекаю своих родителей за то, что они в 1979-м выходили на митинги и сделали нас несчастными. Я выражаю свое недовольство в этих флешмобах, и тысячи моих сверстниц в Иране устраивают такие же», - сказала девушка.

А на вопрос, не бояться ли они наказания со стороны властей, Нида заявила, что дети многих высокопоставленных особ уже отвернулись от своих родителей.

«Моя подруга, дочь офицера КСИР, даже хочет уехать в Европу. Говорит, что не хочет жить в такой стране. Вы в курсе, что уже многие муллы бояться выходить одни на улицу - их запросто могут избить», - усмехнулась студентка.

Нет ничего удивительного в том, что в условиях религиозных ограничений, диктатуры религиозного лидера и в то же время роста количества образованных молодых иранцев с их западным образом жизни и либеральными взглядами, в стране царит бунтарский дух.

11696 просмотров