Генералы вновь берутся за старое записки публициста

Расим Агаев

Это я про очередной военный переворот в Судане. Почему «очередной» - читателю, мало-мальски интересующемуся политическими процессами в странах ближневосточного региона, понятно и без разъяснений, также как характер произошедших 11 апреля в этой стране событий. Если коротко, то имело место следующее: президент Омар аль-Башир, готовившийся отметить 30-ю годовщину своего правления, арестован, власть взяла в руки группа военных, называемая Военным советом. Введено чрезвычайное положение на 3 месяца, приостановлено, как водится, действие Конституции, закрыто воздушное пространство и аэропорты, перекрыты границы.

Однажды в небе над Суданом

Нечто подобное мне довелось наблюдать в теперь уже далеком 1989 году, когда пришлось совершенно неожиданно собираться в связи с редакционным заданием в Хартум из Триполи, где близилась к концу моя долгосрочная журналистская служба. «Слава богу, эта будет твой последняя командировка», - утешил на прощанье наш посол П.Акопов. Я не без содроганья вспомнил эти его слова через пару часов, после того, как мимо нас пронеслась военная машина, и стюардесса объявила, что мы вынуждены возвращаться в Триполи ввиду того, что хартумский аэропорт не принимает. Все бы ничего, но встревожило ее предложение пристегнуть ремни. На всякий случай…

«Считай, что тебе повезло, - утешил Павел Семенович, - в Судане свергли правительство Садыка аль-Махди. В стране объявлено военное положение…». Тогда же замелькали сообщения, что новая власть в Судане идейно ориентирована на исламистов.

Тут я впервые услышал имя нового правителя Судана - полковник Омар аль-Башир. А увидеть его мне удалось много позже – в июле прошлого года, во время приема суданского лидера российским президентом Путиным. Запомнились и экзотические шатры неподалеку от Красной площади…

«Во имя Всемогущего Аллаха (Бога) я присягаюсь исполнять обязанности президента республики в строгом поклонении и послушании Аллаху, выполнять свои функции усердно и честно, добиваясь развития и прогресса страны и не поддаваясь никаким личным и фанатическим прихотям. Во имя Всемогущего Аллаха я присягаюсь уважать Конституцию, закон и единогласие общественных взглядов, а также принимать шура и совет. Аллах — свидетель моих слов».

Сильно не так ли – то фрагмент из присяги произнесенной Омаром аль-Баширом почти 30 лет назад, предопределившей исламский путь развития. Заметьте, я при этом не склонен думать, что если бы аль-Башир день и ночь претворял бы в жизнь свои обещания, участь Cудана была бы иной.

Тень бен Ладена

Первым делом аль-Башир установил в стране законы шариата (1989). Замечу, что в те годы на Ближнем Востоке, как впрочем, и в демократизирующемся не по дням, а по часам Советском Союзе, в частности, в Азербайджане суданская политика исламизации вызвала в определенных кругах живейший интерес с нотками искренней зависти. Однако, после того как в Хартуме появился Усама бен Ладен (1991) оптимизм сменился нескрываемым страхом. И было от чего. Стало известно, что революционный Судан трансформируется в базовый центр запрещенной повсеместно, в том числе и в СССР террористической организации "Аль-Каида". 

Мудрено ли, что в скором времени гражданская война, бушевавшая в стране с 1983 года, разгорелась с новой силой, и дело было не только и не столько в непримиримости христиан, населяющих южные района страны, а в тамошних богатейших залежах нефти. Война с христианским югом длилась еще долго и завершилась тем, что Южный Судан (христианский) был объявлен независимым государством (2011). Это стоило Судану около 2 млн жизней. Еще 400 тысяч унесла далее война на западе страны – в Дарфуре, настаивавшем на своей доле от нефти. Кончилось это тем, что ряд западных стран во главе с США обвинили правительство Омара аль-Башира в геноциде африканских народностей, что, впрочем, не помешало бывшему полковнику методично избираться каждые пять лет президентом страны с 1996 по 2015 годы. Неизвестно, сколь долго продолжилось бы это славное житие Омара аль-Башира, если бы не военные во главе с генерал-лейтенантом Ахмедом Авад ибн Ауфом, решившиеся на очередной, третий за последние 50 лет переворот. Закончим этот сюжет напоминанием о том, что упомянутый генерал был среди тех, кто приветствовал последнее избрание президентом Омара аль-Башира. Нечто похожее можно отыскать в истории других, и не только африканских стран…

Ключ к стабильности      

Этим ключем является нефть. Ее в суданской земле предостаточно. Дефицит в другом – общественно-политической стабильности. «Перспектив на нормализацию, хотя бы в африканском понимании слова «нормальность» нет никаких”, - вынес свой “приговор” российский политолог Глеб Кузнецов. Из чего проистекает столь откровенный скептицизм? Лучшим обоснованием этого вывода является воистину беспримерный факт – в Судане война не прекращалась ни на минуту с того самого августовского дня 1956 года, когда эта страна обрела независимость. 

Первый военный переворот последовал два года спустя, как раз в тот момент, когда политики вели дискуссии о том, какой должна быть их республика – в ноябре 1958 года власть захватил генерал Ибрахим Аббуд. И далее пошло-поехало: Аббуда сменил госслужащий аль-Хатим аль Халифа, которого хватило на 18…дней, пока его не сменил Исмаил аль-Азхари (1965), лидер национал-юнионистов, после чего военные, сорганизовавшись, сформировали Совет Национального революционного командования под председательством Джафара Нимейри (1969), который перед тем объявил о создании под собственным началом Cуданского Социалистического союза. Идея вроде бы сработала - Нимейри правил до 1985 года, до того самого момента, когда к борьбе за власть подключалась новая военная группировка, возглавляемая Абдель Рахманом Сваром Аль-Дахабом, которого, впрочем, не долго мешкая, сместил Ахмед аль-Миргани (1986). Ему-то как раз и суждено было пасть жертвой очередного заговора генералов, приведших к власти уже знакомого нам полковника Омара аль-Башира (1989). Остальное, уважаемый читатель, тебе известно. С полковником многочисленные заговорщики ничего не смогли поделать, но вот после того как он четыре раза избрался президентом, военные свергли и его, воспользовавшись длительным кризисом, поднявшим на ноги толпы голодных суданцев (декабрь 2018), которые не успокоились пока военные не арестовали Омара аль-Башира и всех его приближенных. Задача расправы с изрядно надоевшим всем диктатором облегчается тем, что в свое время (2009) Международный уголовный суд в Гааге выдал ордер на арест Омара аль-Башира. Суд обвинял диктатора в том, что лично отдавал приказы об уничтожении народностей фур, масалит и загхава.Тем не менее полковник, дослужившийся как водится и не только в одном лишь Судане, до фельдмаршала, войдет в историю страны и как обладатель уникального политического достижения – вряд ли кому теперь удастся побить его рекорд сидения в президентском кресле - без малого 30 лет!

Вся надежда на генералов и на… Россию

На всякий случай новая власть объявила двухлетний переходный период. Переходный к чему? - спросит читатель. Боюсь, что на этот вопрос не готовы сегодня дать внятного ответа даже министр обороны и вице-президент Судана Ахмед Авад Ибн Сауд, который по слухам может стать главой Военного совета. К слову, пока ваш покорный слуга отлавливал новости из Хартума, западные корреспонденты сообщили, что между военными и спецслужбами произошли столкновения. В междоусобной стычке погибло 11 человек, сообщил официальный представитель правительства.

- Узнаю суданцев, - усмехается мой старый знакомец по арабским командировкам Ю. Галумов, много лет проработавший в Хартуме.

Если кто-то думает, что военные медлят с объявлением состава новой правящей группировки из-за организационных или идейно-политических разногласий, то сильно ошибается. Предметом раздора, по мнению аналитиков, скорее всего является пост главы Военного Совета. Суданская практика cвидетельствует, что тот, кто возглавит в эти дни роковой штаб переворотчиков, станет позже президентом. Компромисс и соглашательства не в особой чести у суданских политиков с партийной закваской, а тем более у военных. И все же свое слово могут сказать те, кто сохраняет наибольшее влияние на политические круги Судана. А это эксперты и военспецы – русские и американские, которых в Хартуме предостаточно и которые в эти дни, как никогда избегают общения с журналистами.

Скуп на информацию и российский МИД, хотя дипломаты не стали делать секрета из того, что функции «представителей российских частных охранных фирм» сводятся исключительно к «подготовке кадров для силовых структур» страны пребывания.

Остается выяснить многие ли из них замечены в руководстве переворотчиков, информация о чем по- военному держится в секрете. Рядовых же суданцев более интересует другое: удастся ли генералам хотя бы обуздать рост цен на хлеб. Вопрос не из простых, ибо военным должно быть известно, что взятая ими под контроль страна испытывает острую нехватку иностранной валюты, что девальвация суданского фунта составляет 70%, инфляция также находится на уровне 70%. И все это после реализации в прошлом году рекомендаций Международного валютного фонда: перехода национальной валюты в свободное плавание, что привело ее к многократному обесцениванию, урезанию субсидии на пшеницу, что и положило начало небывалому в истории страны кризису.

Для военных, ставших у руля сбившегося с курса государства, это, судя по всему, непосильная задача. Новая власть остро нуждается в международной поддержке. Однако именно этого-то не просматривается в отношении Судана, во всяком случае пока. Скорее, ощущается настороженность, в том числе и в Москве. Пришлось Военному совету «намекнуть» потенциальным сторонникам об оказании разносторонней поддержки. Именно так следует воспринимать заявление Главы переходного Военного совета Абдель Фаттаха аль-Бурхана, в котором он выразил благодарность ряду стран за поддержку в построении "мостика между настоящим и будущим государства". 

Абдель Фаттах аль-Бурхан

Этими странами являются Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, Россия. Глава переходного Военного совета Судана Абдель Фаттах аль-Бурхан cделал и соответствующие заявление.

Лед тронулся? Можно считать и так. Есть и первая реакция Москвы. Вот она: «Я бы не рекомендовал поощрять тех, кто уже очевидно начинает признавать тех или иных людей в качестве руководителей. Это дело народа Судана разобраться с тем, что там происходит. До прояснения ситуации резких движений делать не нужно». C  таким заявлением выступил в Госдуме Зампред Комитета Совета федерации по международным делам Андрей Климов. Есть все основания считать его слова согласованной  с верхами позицией. Она определится, думается, после того как переворотчики договорятся для начала между собой.

А что же, сам суданский народ? Он что безмолвствует?! Увы, голодному люду не до дипломатических тонкостей. По последним сообщениям из Хартума, всенародные песни и пляски сменились тревожным ожиданием…

9171 просмотров