Недосягаемые миллиарды аскета Хаменеи тема дня

Игорь Панкратенко, специально для haqqin.az

Президент США Дональд Трамп заявил о введении новых жестких санкций в отношении Ирана, в том числе против личной канцелярии духовного лидера страны аятоллы Али Хаменеи.

Как заявил американский президент, дополнительные санкции, в результате которых будут заморожены зарубежные иранские активы на миллиарды долларов, станут американским ответом на недавнее уничтожение Ираном БПЛА США и другие враждебные акции, включая сюда и то, что в Америке называют «финансированием терроризма».

Впрочем, с присущей ему прямотой отметил американский президент, санкции были бы введены в любом случае, даже если бы инцидента с беспилотником не случилось.

Реакция ряда политиков и масс-медиа на новое решение Дональда Трампа вызывает откровенное удивление. Можно понять, когда президент Ирана Хасан Рухани назвал авторов новых санкций «умственно отсталыми», а сами санкции - «возмутительными и идиотскими». Можно понять, почему в своих выступлениях ряд представителей иранского истеблишмента упорно пытаются доказать, что произошедшее носит исключительно символический характер и никаких серьезных последствий для Ирана иметь не будет. Поскольку, дескать, у Верховного лидера Али Хаменеи и других высших руководителей Исламской республики нет активов в международных банках и они не используют эти учреждения для каких-либо транзакций. Все это говорится для внутренней аудитории.

Но почему эти тезисы, с легкой нотой нервозности звучащие из Тегерана, подхватывают мировые СМИ? Подозреваю, что ответ здесь один - «прогрессивная мировая общественность» давно убедила себя в том, что Дональд Трамп совершенно не подходит для своего поста, а потому - и ничего здравого и эффективного сделать не может. В том числе - и в отношении Ирана.

«Аятолла Али Хаменеи не покидает Ирана более 30 лет, с тех пор как он был избран президентом в 1989 году. Последний раз он был за границей в апреле 1989 года, когда находился с государственным визитом в Китае», - глубокомысленно замечает один из экспертов Аль-Джазиры. - «Поэтому решение о наложении санкций на него, скорее всего, не будет иметь большого эффекта».

Подобным образом - о том, что новые санкции носят символический характер и особой роли не сыграют - рассуждает сегодня большинство комментаторов.

В ноябре нынешнего года нас ожидает своего рода юбилей - исполнится 40 лет с момента введения США первых санкций против Исламской республики. Срок более чем серьезный, за этот период и Иран поднаторел в обходе всевозможных санкций, и в Вашингтоне накоплен огромный информационный массив, позволяющий с наибольшей эффективностью находить наиболее болезненные для Тегерана точки воздействия.

Рахбар, Верховный лидер Исламской революции Али Хаменеи - действительно крайне скромный, чуждый любым проявлениям роскоши аскет. Это не его покойный «вечный конкурент» Али Акбар Хашеми Рафсанджани, любивший комфортную и красивую жизнь во всех ее проявлениях. Но так сложилось, что Рахбар через свою канцелярию управляет бониядом Setad (полное название Setad Ejraiye Farmane Hazrate Emam) - уникальным явлением иранской экономики, крупнейшим религиозно-благотворительным фондом, обладающим огромными активами, бизнес-империей, деятельность которой никем не контролируется.

В 2013 году, когда американцы серьезно взяли в разработку иранские бонияды - в первую очередь те из них, которые контролировались Корпусом стражей исламской революции - они были просто шокированы размахом и многопрофильностью этих фондов. «Перед нами открылось целое государство в государстве», - писал тогда один из американских аналитиков. - «Бизнес-империи, переплетенные между собой тысячами нитей, доли собственности в самых неожиданных активах…» Так вот, в том году стоимость активов Setad, главным управляющим которого был Верховный лидер Али Хаменеи, оценивалась примерно в 95 миллиардов (!) долларов. Гигантский портфель недвижимости, огромный пакет акций самых разных предприятий по всему миру, доли в пенсионных фондах и многое-многое другое.

После подписания Трампом соответствующих документов Министерство финансов США с огромным энтузиазмом, опираясь на накопленные базы данных, начнет разрушать эту бизнес-империю, доходы которой использовались в том числе и для финансирования того, что политики всех стран предпочитают застенчиво именовать «специальными программами». Есть от чего занервничать иранским политикам, входящим в высшее руководство и допущенным к государственным секретам. Ну а журналисты и оппоненты Трампа могут продолжать хихикать над некомпетентностью в вопросах экономических санкций американского президента и его команды.

15746 просмотров