На кону судьба Турции в Сирии наш комментарий

Икрам Нур, автор haqqin.az

Глава турецкой дипломатии Мевлют Чавушоглу заявил накануне 24 июля, что последние предложения США по созданию безопасной зоны в Сирии не соответствуют тому, что необходимо Анкаре. «Террористическая угроза в северной Сирии для Турции возрастает, поэтому мы снова начали подготовку к военной операции», - сообщил он.

Мевлют Чавушоглу

Далеко не закончена история с С-400, а Эрдоган вновь решил повысить ставки в той партии, которую он ведет с США и Дональдом Трампом. Причем - в наиболее болезненной ее точке, сирийской, а точнее - в треугольнике Вашингтон-Анкара-YPG (отряды защиты курдского народа).

Вечером 22 июля ракета, выпущенная с территории Сирии, взорвалась на турецкой территории. Через час после этого ракетному обстрелу подверглись посты турецких войск на сирийской территории. Современные средства обнаружения практически сразу определили точки пуска этих ракет - все они находились в мухафазе Аль-Хасака на севере Сирии, контролируемой бойцами YPG.

Иного было трудно ожидать - эта группировка взбешена операциями турецкой армии против нее в Ираке, поэтому все ее усилия направлены сейчас на «возмездие», не задумываясь о последствиях. А они могут быть весьма серьезны. Тем более, что масштабная операция на севере Сирии, находящемся под контролем курдских формирований, является насущной необходимостью для Анкары. Без нее столь необходимую для Турции «зону безопасности» не создать.

Для этой операции практически все готово. В месте ее проведения Турция сегодня сосредоточила практически полноценный армейский корпус - две бронетанковые и две механизированные бригады, а также две бригады коммандос. Однако, и с военной, и с военно-политической точки зрения данная операция представляется достаточно рискованной.

Господство в воздухе над возможным театром военных действий принадлежит американской авиации. А ведь еще со времен проведения операции «Щит Ефрата» (16 августа. 2016 - 17 марта 2017) турецкое командование осознало важность непосредственной авиационной поддержки - боевыми самолетами, ударными вертолетами и БПЛА - наступающих войск в условиях Сирии.

Кроме того, Великобритания и Франция положительно отреагировали на призыв президента Дональда Трампа направить войска на территории, удерживаемые YPG,  то есть - непосредственно в ту зону, где планируется проведение турецкой операции. А многочисленные источники сообщают, что Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия готовы направить сюда свои войска для поддержки американского контингента.

В итоге, возникла следующая ситуация - операция турецкой армии может быть успешна лишь в том случае, если Анкаре удастся договориться с США и получить их согласие. А с этим имеются серьезные проблемы.

Собственно, и военно-политическое руководство Турции понимает эти сложности, но существует два подхода к ней. Сторонники одного из них настаивают на том, что для создания буферной зоны вдоль границы и устранения в ней военного присутствия YPG Анкара должна договариваться и сотрудничать с Вашингтоном.

Сторонники другого придерживаются прямо противоположного мнения - действовать нужно не оглядываясь на Вашингтон, и уж тем более - не пытаясь с ним договориться. Что бы ни пообещали США - они все равно этого не выполнят. А вести с ними переговоры - это терять темп, предоставлять YPG и ее иностранным покровителям возможность подготовиться к наступлению турецких войск и принять ответные меры.

Как зачастую и бывает в таких случаях, у каждой стороны есть свои резоны. А у Вашингтона есть понимание того, что если победит второй подход, условно говоря - «партия войны», то отношения с Анкарой зайдут в такой стратегический тупик, возникнет такой клубок проблем, что мало не покажется никому - ни самим непосредственным участникам этой ситуации, ни региону в целом.

Поэтому в турецкую столицу срочно прибыл спецпредставитель США по Сирии Джеймс Франклин Джеффри. Подтверждений, конечно, нет, но создается впечатление, что перед визитом в Анкару либо он сам, либо кто-то из его сотрудников плотно общался с лидерами YPG. И в процессе этого общения был составлен список того, чем YPG готово поступиться, дабы исключить вероятность попадания под каток турецкой армии, а что составляет «красные линии», переступить которые они не позволят никому, в том числе - и своим американским покровителям.

Основным итогом переговоров посланника Джеффри в Анкаре можно считать то, что был сформулирован своего рода «список противоречий» - между тем, чего добивается Турция во имя обеспечения своей безопасности и что готовы «позволить» ей американцы. Чтобы и до разрыва с Анкарой не довести, и своих курдских союзников раньше времени не «кинуть», пригодятся еще, этот козырь во внешнеполитической колоде США отыгран пока далеко не полностью.

Словом, стороны откровенно «уперлись». Позволить Турции действовать в Сирии самостоятельно не могут американцы, в этом случае рушится вся их схема будущего для Дамаска, которую они тщательно создавали.

Какой будет глубина турецкой зоны безопасности? Кто будет контролировать Кобани и Телль-Абьяд? Кто будет защищать воздушное пространство этой буферной зоны? Войдут ли на ее территорию турецкие прокси - отряды Сирийской свободной армии? Кто будет контролировать линию прекращения огня в буферной зоне? 

Все эти вопросы пока остаются предметом жарких дискуссий как между Вашингтоном и Анкарой, так и внутри политических лиц этих стран. Если в ближайшее время будут найдены взаимоприемлемые ответы на них - сирийский фронт Эрдогана станет стабильнее. Если же нет - то август-сентябрь, а то и вся нынешняя осень станут зоной аномального накала страстей как в географическом треугольнике Кобани-Телль-Абьяд-Айн-Исса, так и в диалоге Анкара-Вашингтон.

6327 просмотров