900 млрд долларов на улицах Взяткостана криминально-политическое чтиво

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

За почти семь тысяч лет с момента, когда люди начали добывать этот камень, он оброс легендами и суевериями. Им украшали посмертные маски египетских фараонов и головные уборы китайских императоров, его толкли в порошок для получения краски, которой Ботичелли, Микеланджело и Перуджино расписывали Сикстинскую капеллу. Сегодня лазурит превратился в минерал, вокруг которого в клубок сплетаются интересы террористов всех мастей.

афганский лазурит

Для седых хребтов Гиндукуша мы значим не больше, чем песчинки на его склонах. Он подавляющ в своем величии, он видел бег истории и хранит тысячи тайн, которые мы никогда не узнаем. Хотя с одной человечество знакомо уже несколько тысяч лет - залежи драгоценных камней и шахиншах среди них - бадахшанский лазурит. Питающийся солнцем, завораживающий глубиной своего цвета, а если с вкраплениями пирита, «золота дураков», то напоминающий бесконечное звездное небо.

Ему всегда сопутствовали власть, кровь и интриги. Камень влюбленных, говорите? Скорее уж тех из них, предметом любви которых является господство над другими, господство их идеи и взглядов на мир, которые они, щедро расплескивая кровь, навязывают другим. Для них он становится верным помощником, источником средств для войны, для них он совершает головокружительную трансформацию, из невзрачного минерала, извлеченного из шахты, превращаясь в современное оружие. Или, может быть, это мы сами сделали лазурит таким?

Только за последние сорок лет лазурит несколько раз менял хозяев. В период присутствия здесь советского контингента на бадахшанских лазуритовых копях плотно сидел Ахмад Шах Масуд. Лазурит и другие драгоценные камни Бадахшана, изумруды Панджшера были одним из источников его успешности как полевого командира.

легендарный Ахмад Шах Масуд со своими бойцами

Затем лазурит перешел под контроль Северного альянса, сражавшегося с талибами, тогда еще бывшими у власти в Кабуле. И вот новый поворот - сегодня у бадахшанского лазурита коллективный собственник, 50 на 50, коррумпированные чиновники в Кабуле, которых кормят два местных клана, которые непосредственно и добывают лазурит - один владелец, талибы - другой, имеющий со своей доли не менее 20 миллионов каждый год.

В 2012 году весь Афганистан был потрясен докладом Геологической службы США, согласно которому оценочная стоимость полезных ископаемых, находящихся в недрах страны, составляет более 900 миллиардов долларов. Совершенно безумные деньги для страны, война в которой идет уже четвертое десятилетие, без всяких перспектив на мир.

Дележ этой суммы начался практически сразу, поскольку никто не удосужился объяснить, что для получения денег нужно, как минимум, организовать добычу, наладить логистику экспорта и, главное, обеспечить безопасность горнодобывающих предприятий. Нет, афганцы совсем не глупцы, чтобы не понимать столь очевидных вещей. Просто мозги правящей элиты в Кабуле устроены совершенно своеобразно, не побоюсь этого слова - инопланетно, и при запахе денег они сначала просто подвисают, а потом начинают выдавать варианты один фантастичнее другого.

Например - разом передать все месторождения в концессии богатеньким инвесторам, а потом - вкусно, сладко и с полным удовольствием жить на платежи. С учетом потоков финансовой помощи из всевозможных фондов реконструкции Афганистана - совсем неплохие суммы получались.

Естественные вопросы о том, кто из находящихся в здравом уме инвесторов вложится в землю войны, страну запредельной коррупции, туда, где любая гарантия стоит не больше цены листа бумаги, на которой она написана - афганская правящая элита попросту не рассматривала. Не им, государственным мужам, которые в своих уездах и провинциях сами себе падишахи, властители жизни и смерти подданных, окруженные личными армиями - такими мелочами заниматься.

Как результат - инвесторов не нашлось, дурак в большом бизнесе всегда большая редкость, а потому о сотнях миллиардов пришлось забыть.

Месторождение Хаджигак было открыто британскими геологами еще в 1890 г., а в конце 1960-х его разведку произвели советские специалисты

Но - этот ажиотаж не прошел мимо талибов, которые к этому времени начали постепенно перерождаться. Собственно, у них не было особого выбора. Или сидеть в горах и трястись от жужжания пролетающих над тобою «дронов», или же встраиваться в складывающуюся систему. С одной стороны — прозябание и угроза физического уничтожения. С другой – вольная и сытая жизнь местных царьков, доходы от наркоторговли, право на личное ополчение и кусок территории, с которой можно кормиться самому и кормить стоящий за тобою клан.

По сути, возник «новый Талибан», религиозный фанатизм постепенно уступал место бизнес-подходам, пусть и насквозь криминальным. Доли в строительном бизнесе, в том числе - в контрабанде мрамора в Пакистан, в энергетике, в опиумных полях - десятина от урожая талибам «святая» обязанность, «дорожные» сборы с дальнобойщиков, налог на местных торговцев, похищения с целью выкупа, оказание охранных услуг... При таком размахе вполне естественно, что вспомнили о бадахшанском лазурите.

Но - по целому ряду причин он был для них недосягаем. Нет, сбить правительственную охрану копей особых проблем не составляло. Потери - ну так куда без них, пережили бы, с «пушечным мясом» у Талибана всегда все обстояло нормально.

Основная трудность была в местных кланах. Которые нелегально добывали лазурит с незапамятных времен - и до Дост Мухаммад-хана, первого афганского эмира, и после него, и при последнем короле, и при шурави, и при американцах - словом, всегда добывали. Вручную, примитивно, сбывая в Пакистан и Китай за недорого - но на жизнь хватало, и делиться с кем-то желания не было.

Проблема казалась неразрешимой, но на то Кабул и называют «Взяткостаном», чтобы находились лазейки в любой ситуации.

В 2013 году 15-летний контракт на добычу лазурита в Бадахшане выиграла Lajwardeen Mining Company, принадлежавшая уважаемой семье кабульских торговцев, несколько поколений которой занимались импортно-экспортными операциями. В 2014 году рынок бадахшанского лазурита оценивался в 125 миллионов долларов, а его потенциал был, по меньшей мере, вдвое выше из-за постоянно растущего спроса. Владельцы Ладжвардина считали, что сделали удачное приобретение, тем более, что в Кабуле на самом высшем уровне им обещали всяческую поддержку.

Счастье длилось ровно 21 день. Спустя которые копи заняли вооруженные бойцы одного из местных лидеров - Абдула Малика. Который совершил рейдерский захват после того, как сам же распустил слух о том, что принадлежавшие Ладжвардину копи идут захватывать талибы.

Никаких талибов, естественно, и близко не было, но какое это имело значение, если, во-первых, копи уже перешли под контроль Малика. А, во-вторых, его покровителем в Кабуле, прикрывшим рейдерство за определенный процент с будущей прибыли (поговаривают о пятой части, то есть - 20%) был никто иной, как тогдашний министр обороны Афганистана, Бисмилла-хан Мохаммади. Доверенное лицо Ашрафа Гани, которого с Маликом связывало общее боевое прошлое, участие в войне с талибами на стороне Северного альянса.

Руководство Ладжвардина, наивные люди, как будто не в Афганистане родившиеся, все еще пыталось отстоять свои права на копи, околачивало пороги судов и своими жалобами отвлекало серьезных людей. Поэтому с ними решили просто - в ноябре 2014 года под председательством Ашрафа Гани собрался Совет национальной безопасности Афганистана и объявил контракт с Ладжвардином расторгнутым. Поскольку те, как говорилось в резолюции по этому делу, «проявили некомпетентность, не сумели обеспечить управления, в результате чего копи оказались заняты  вооруженными людьми».

власти и талибы не могут поделить лазурит

А через три месяца к Малику пришли талибы. И предложили делить доходы от добычи лазурита пополам. Предложение, от которого Абдул Малик не смог отказаться, понимая, что в противном случает его и министр обороны не спасет.

С тех пор ежегодно в казну Талибана с бадахшанских лазуритовых копей поступает около 20 миллионов долларов. Оставшуюся часть прибыли Малик делит на две части - себе и в Кабул.

Причем, талибы совершенно не скрывают, что являются совладельцами копей. Более того, пару недель назад они объявили о том, что хотят нанять для расширения добычи не менее двух тысяч человек.

Правда, уже несколько месяцев в Афганистане упорно ходят слухи о том, что бадахшанскими копями крайне заинтересовались в велаяте Хорасан, местном филиале ИГ. Означает ли это, что у лазурита скоро будет новый хозяин? Трудно сказать. Но в том, что он по-прежнему останется «криминально-политическим минералом» - никаких сомнений нет.

11833 просмотров