Швеция и Эстония заметают следы большого преступления наши подробности

Владимир Решетов, спецкор в странах Балтии и Польше

25 лет назад, 28 сентября 1994 года, ночью в водах Балтийского моря на маршруте Таллинн — Мариехамн — Стокгольм затонул паром «Эстония», на борту которого было около 1000 человек.

95 из них погибли, 757 пропали без вести, спасены 137 пассажиров судна. Прошло четверть века, но тайна этой катастрофы до сих пор покрыта мраком неизвестности.

Сразу после катастрофы появилось несколько версий. Официальная гласила, что по ходу движения в условиях сильного ветра и волн оторвался визор — треугольная часть в носовой части корпуса, обычно при погрузке открывающаяся для въезда автотранспорта на нижнюю грузовую палубу. Вода хлынула внутрь и паром начал терять остойчивость, а через примерно 40 минут затонул на глубине 70 метров.

По материалам обследования визора, после катастрофы поднятого на поверхность, следственная группа пришла к выводу, что эта часть оторвалась от корпуса вследствие конструктивных недостатков. Иными словами, в результате производственного брака.

Но в прессе того времени — в Швеции, Финляндии, Эстонии, Латвии прозвучала иная версия: будто бы на автомобильной палубе тайно перевозился некий груз, который и послужил причиной трагедии.

Писали и о возможном взрыве, чтобы скрыть контрабанду радиоактивного материала, или военных технологий.

Надо сказать, что 1994 год был годом вывода советских войск с территории стран Балтии. Ушлые офицеры из покидающих Балтию войск в условиях неизвестности спешно торговали всем, чем можно. Примерно, как в Германии. И версия о тайном грузе, естественно, привлекла особое внимание журналистов.

Одна из тех, кто посвятил долгие годы собственному расследованию катастрофы «Эстонии» - немецкая журналистка Юта Раабе. Она профессионал, работавшая в крупных медиа, не оставляет надежды пролить свет на загадочные обстоятельства произошедшего.

Расследуя все, что связано с этим, она сняла 14 документальных и один художественный фильм о трагедии.

После катастрофы комиссия и правительства Швеции и Финляндии приняли решение залить останки судна бетоном, позже согласившись все же засыпать гравием. При этом был введен запрет на погружение и продолжение обследования «Эстонии». Тем не менее Юта Раабе погружалась на дно, пока в 2000 году шведские власти не выдали ордер на ее арест и не запретили ей въезд на территорию страны.

21 год назад во Франции начался суд по выяснению причин крупнейшей катастрофы ХХ века. Решения Парижского суда до сих пор ждут родственники и семьи погибших. Действия суда журналистка считает пристрастными.

Судья, например, считает, чтобы двигать судебный процесс вперед, нужно согласие всех родственников жертв катастрофы. Шведские семьи, близкие которых погибли или пропали без вести, обращались в Европейский суд по правам человека. Но получили отказ. Иск отклонил судья из Эстонии, то есть из заинтересованной страны, что само по себе противоречит законному порядку.

Юта Раабе

Юта Раабе говорит, что с эстонской стороны был талантливый молодой прокурор, который энергично взялся за дело. Но его заставили прекратить расследование политические силы. Самое странное, что во всех трех странах необъяснимое единодушие — нежелание продолжать расследование, чтобы открыть тайну давней, но кровоточащей раной в сердцах пострадавших, трагедии.

За всем этим, кроме прочего, стоят немалые деньги. Страховая компания Lloyds уже выплатила компенсации пострадавшим, родственникам погибших, а также паромной компании, которой принадлежала «Эстония». Виновной по результатам следствия и технических экспертиз была признана немецкая компания, строившая паром. Понятно, что Lloyds не заинтересована снова поднимать вопрос о причинах и обстоятельствах катастрофы. Что интересно, суммы выплат родственникам погибших и пострадавшим не были большими, отмечает Юта Раабе. Зато паромная компания получила компенсацию в размере 60 миллионов долларов. На эти деньги можно приобрести не новое судно. Когда страховщик выплачивал страховку людям, то брал подписку, что больше они ничего требовать не будут. Среди них были те, кто не подписал этот документ. Потому они смогли бы настоять на новом расследовании.

В начале сентября вышло новое издание книги немецкой журналистки «Эстония». 25 лет после затопления». В ней публикуется много фактов, которые не были известны или замалчивались на протяжении многих лет. Прежде всего Юта Раабе удовлетворенно сообщила, что Нантерский суд во Франции в июле 2019 года отклонил первую версию катастрофы - из-за поломки визора, таким образом оправдав судостроительную компанию и ее французского партнера.

Свидетельства пострадавших, выживших в катастрофе, указывают на то, что произошло преступление, а не несчастный случай. Есть документы переписки шефа эстонской тайной полиции с президентом страны. Там фигурирует некий таинственный груз. По списку на пароме должны были находиться 83 автомобиля, однако были проданы только 75 транспортных средств. По информации журналистки, один из этих автомобилей перевозил 6 тонн кобальта, который не был занесен в таможенную декларацию. Один из бывших начальников тайной полиции Эстонии, ныне пенсионер, сообщил, что в ходе следствия, была получена информация, что на борту парома были два чемодана или коробки с радиоактивным материалом.

Очень важный свидетель, бывший эстонский таможенник, прервал свое молчание. Он сообщил, что вечером при погрузке автотранспорта на паром он видел, как внутрь заезжают 4 российских военных грузовика. Он сразу же поговорил об этом со своим коллегой по смене — никогда российские военные грузовики не появлялись на пароме. Водители этих машин показали документы таможенникам, и те не нашли ничего предосудительного. Так этот автотранспорт оказался на борту. Оба служащих внесли автомобили в список всего транспорта.

На утро после катастрофы в Таллиннский морской терминал прибыли двое мужчин в темных костюмах и потребовали отдать тот самый список. Начальник таможенника, после вопроса таможенника, ныне важного свидетеля, приказал ему список отдать, но об этом никому не говорить.

Подобное свидетельство дал и один из шведских таможенников — военный груз на пароме «Эстония» перевозился не в первый раз. Такое, по его словам, уже было — сначала за 2 недели до трагедии, а во второй раз — за неделю. То есть, эстонские и шведские власти давали добро на перевозку, несмотря на то, что паром — пассажирский, подвергая риску жизни почти тысячи людей.

И еще. Были проведены независимые экспертизы — две в лабораториях Германии, одна в США. Все они пришли к выводу, что на борту произошел взрыв.

Тайну «Эстонии» не удалось похоронить под толстым слоем воды и лжи. Но вопросы пока еще остаются. Усилия журналистов, семей погибших позволяют надеяться, что правда наконец выйдет на свет, а виновные будут названы и наказаны.

Немного личного. Спустя несколько лет после трагедии парома я несколько раз отправлялся по Балтике — на небольшой яхте, а потом и на пароме по маршруту Рига — Стокгольм. И каждый раз я не мог отделаться от боязни повторить судьбу несчастных пассажиров «Эстонии». Особенно, когда штормило и качка чувствовалась всерьез...

12534 просмотров