Киев готов распрощаться с Донбассом наши выкладки

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

На фоне драматических событий вокруг сирийского Курдистана, как-то за пределами общественного внимания оказались процессы в Украине. Нет, слава богу, там не возобновилось кровопролитие, да и динамика событий далека от ближневосточного трагизма, но для нас, живущих на Кавказе, – они, по идее, должны быть очень даже интересны, более того – поучительны.

Войну заморозим, а там видно будет

Сейчас на Донбассе мы наблюдает один в один процесс, который видели не так уж давно в своих странах: окончательное формирование т.н. замороженного конфликта. Очевидно, что войны больше не хочет никто – ни Киев, ни Донбасс, ни Россия. Отсутствие войны это, конечно, хорошо, но оно не гарантирует решения политических проблем. Когда не стреляют – есть более или менее твердая гарантия того, что ситуация не станет хуже и ни одна из сторон не потеряет дополнительный кусок территории, но на этом все. Минус заморозки как раз в этом, что она закрепляет существующее положение если не навечно, то очень надолго. Нам ли этого не знать? Мы уже десятилетия живем в условиях замороженных конфликтов, и как-то даже к ним привыкли.

Сейчас аналогичный процесс придется пройти украинцам. Они, естественно, против этого протестуют – вывод правительственных войск из зоны соприкосновения с донбасскими сепаратистами - это признак того, что Киев смирился с тем, что в ближайшее время никакого решения конфликта не будет.

Штайнмайер поставил Зеленского перед фактом

В столице против реализации плана Штайнмайера выступают самые разные силы – от киевских «паркетных» воинов, до настоящих солдат на передовой. Они нутром чуют, что после вывода правительственных войск все останется как есть, а шансы на возвращение потерянных территорий переходят из области теоретических в гипотетические. Впрочем, судя по тому, что выступления не слишком многолюдные для Киева, который помнит 300-тысячные митинги, очевидно, что сейчас большая часть украинского общества в отношении конфликтов находится в той стадии, где мы находились в середине 90-х – крайняя усталость и желание прекратить войну чего бы это ни стоило. Для этого периода характерны апатия и готовность во имя спокойствия отложить решение конфликтов на будущее. Это тоже характерно для заморозки - так же, как и то, что теперь «давайте думать об этом завтра» - станет главным принципом, а ощущение потери земли со временем перерастет из острой в хроническую фазу. Ну да, земли потеряны, территориальную целостность надо восстанавливать, но...  Давайте – завтра, не сегодня.

После того что украинские и донбасские войска отойдут друг от друга на расстояние, которое будет исключать возможность перестрелки – тогда и наступит замороженная стадия конфликта, в ходе которой каждая сторона остается при своем, и радикальные изменения в раскладе сил станут невозможными.

План Штайнмайера – кто «за»?

План Штайнмайера ждет тихий, постепенный провал – также, как и любой другой план, составленный людьми с убеждением в том, что землю, потерянную войной - можно вернуть переговорами… Людьми, принадлежащими к поколению, которое не помнит войны, выросло в мире и в процветании, и соответственно, не понимает сути войны... Не понимает ее логику – что она может продолжаться даже когда невыгодно, и принцип «ты мне – я тебе» – в данном случае не работает.

Если б он работал, советские войска не оказались бы в центре Берлина, а война вообще бы не началась – но увы, человек – несовершенен и очень часто поступает нелогично, против самого себя. А еще план Штайнмайера – это типичное для современной европейской политики стремление отмахнуться от реальной проблемы. Вот пусть они там о чем-то договорятся, что-то подпишут, помашут флагами, и оставят нас в покое – неважно, что там будет на самом деле, важно, чтоб внешне все было путем, чтоб политики могли спать с чистой совестью. План изначально не мог быть приемлем для Киева, хоть и на нем стоит подпись Леонида Кучмы.

Даже если все пойдет как по нотам – что такое Донецкая и Луганская автономия в составе Украины? В глазах официального Киева - это фактически все та же оппозиция, к тому же официально признанная, которая будет блокировать все инициативы, неприемлемые для Кремля, будь то во внутренней политике, и в особенности, во внешней.

Конечно, все может измениться, в конце концов, это вам не грузины с абхазами или азербайджанцы с армянами – на Донбассе большинство населения – украинцы, и никакого этнического неприятия с остальными украинцам там нет. Более того, линия размежевания идет по семьям – к примеру, один брат может быть сепаратистом, другой – живет в Киеве и никакие ДНР- ЛНР и близко не признает.

В этой ситуации со временем отношения внутри расколотой нации могут постепенно восстанавливаться. В конце концов, когда Донбасс снова станет частью общеукраинской экономики, с ее хитрыми схемами и мошенническими привычками – нынешние сепары могут почувствовать родство со вчерашними врагами. Но это – теория, и на это понадобится много-много времени – с учетом того, что общую ситуацию на Донбассе по-прежнему будет определять Россия, то случится это не скоро. А вот негативные последствия автономизации востока Украины – это не в каком-то отдаленном будущем, а прямо здесь и сейчас.

Добро пожаловать в наш клуб...

Очевидно, что никакого изменения в общей ситуации не может быть хотя бы по одной причине - донбасские сепаратисты не намерены уступать контроль над границей с Россией Киеву. Этот вопрос вообще не обсуждается, он закрыт на самый большой из возможных замков. Конечно, это можно красиво обставить – создать специальное формирование для контроля над границей, формально подчинить его Киеву и даже надеть на его членов форму с желто-голубым флагом. Толку от этого не будет - неважно под каким флагом, но подразделения, созданные при участии донецких и луганских сепаратистов, всегда будут подчиняться своим местным начальникам.

Но это в лучшем случае, если они вообще на что-то согласятся, а в условиях отсутствия военной угрозы – даже символические уступки практически исключены. Если вы слабы, если ваша экономика слаба, а армия недостаточно вооружена и ваше население не горит желанием воевать - то с какой стати вашему противнику идти на компромисс в ситуации, когда можно не пойти и ничего ему за это не будет?

Так что неважно, Штайнмайер или Коффи Аннан – ни один документ, ставящий перед собой целью урегулирование конфликта, не имеет никакой перспективы в случае, если его не подкрепляет военный паритет сторон. А украинцам предстоит привыкать к новой для них реальности – наличия на их территории замороженных конфликтов. Добро пожаловать в наш клуб...

15781 просмотров