Ветка сакуры для Хасана Рухани актуальный комментарий

Икрам Нур, автор haqqin.az

Накануне, 20 декабря, начался визит в Японию президента Ирана Хасана Рухани, в ходе которого прошли его переговоры с премьером Страны восходящего солнца, Синдзо Абэ.

Что японский премьер, что иранский президент вполне могут претендовать на звание первопроходцев. Посетив Тегеран в июне нынешнего года, Синдзо Абэ стал первым с 1978 года японским политиком такого ранга, побывавшем в Исламской республике. Что же до Ирана, то последним президентом, посетившим Японию, был Мохаммад Хатами, в далеком теперь уже октябре 2000 года.

Рухани рассчитывал, что прилетит в Японию с оливковой ветвью мира

Азиатское турне Хасана Рухани – а 18 и 19 декабря он присутствовал на престижной международной конференции исламских стран по развитию в Куала-Лумпуре – разумеется, осуществляется не из желания посмотреть на местную экзотику и даже не из-за видов на Фудзияму. По официальной версии это развитие иранской внешнеполитической стратегии «взгляд на Восток», о которой можно сказать лишь то, что она принята два года назад. Но более близкой к истине представляется версия о том, что Рухани и его команда сейчас лихорадочно пытаются найти хоть какое-то окно во внешний мир, пусть даже и расположенное столь далеко.

Партнеры Тегерана на Ближнем Востоке в глазах остального мира достаточно маргинальны, у европейцев особых тем для общения с иранским президентом нет. «Специальный торговый механизм», который в муках и запредельно долго рожал Брюссель, оказался настолько хилым, что окончил свое существование, не успев даже пошевелиться. В Пекин Рухани не зовут, считая «хромой уткой», договариваться с которым по серьезным вопросам – иранское участие в проектах инициативы «Пояс и Путь», межафганское урегулирование и так далее – нет никакого смысла, лучше подождать итогов президентских выборов в Иране в 2021 году.

Приходится ехать в далекую Азию – и международные связи иранской общественности продемонстрировать, не все двери, дескать, для нас еще закрыты, и попытаться «пристроить» бывшим местным покупателям хоть немного своей нефти, авось и согласятся. Для них пара сотен тысяч баррелей – сущий пустяк, а вот для иранского бюджета очень даже серьезное подспорье.

Команда Хасана Рухани весь период подготовки визита в Японию подчеркивала его исключительно экономический характер. Что выглядело достаточно странно – Токио во всем, связанном с иранской проблематикой, придерживается позиции США, более того – тех акцентов, которые расставляет Дональд Трамп. Уже только это обстоятельство делает сколько-нибудь серьезные договоренности экономического характера между Ираном и Японией принципиально невозможными. Во всяком случае – не сейчас.

Японцы высказали иранцам свое неодобрение их действиями по выходу из ядерной сделки.

Но в сценарии, подготовленном Тегераном, есть еще один, сугубо политический пункт. В июне нынешнего года, посещая Тегеран, Синдзо Абэ намекал на возможность посредничества в налаживании диалога между Ираном и США. Причем, есть такое впечатление, делал это с полного согласия Вашингтона. Но наткнулся на безразличие иранской стороны, а потому тема была закрыта. Сегодня Хасан Рухани и круги, интересы которых он представляет, наверняка попытаются ее реанимировать. Пусть даже и вопреки настроениям, царящим в иранских политических элитах и в канцелярии Верховного лидера Али Хаменеи.

И это не домыслы, а простой анализ происходивших до и во время визита в Японию телодвижений в Тегеране. Вот, к примеру, заявление представителя администрации иранского президента, сделанное 16 декабря: «Визит в Японию не имеет ничего общего с такими вопросами, как переговоры с США». Вроде как и категорично, но вот дальше было сказано следующее: «Однако Иран серьезно относится к посредническим усилиям в этом вопросе наших японских друзей».

Почему бы и нет, в конце концов? Если есть шанс – его нужно использовать. Проблема заключается в том, что в Токио с президентом Хасаном Рухани говорили совсем о другом, во многом – для иранской стороны неприятном.

Прежде всего, японцы высказали иранцам свое неодобрение их действиями по выходу из ядерной сделки. И Токио совершенно не волнует, что не Тегеран начал процесс разрушения Венских договоренностей, не он начал демонтаж условий, на которых они были заключены. Япония была и остается верным союзником и надежным партнером Вашингтона, более того – стремится к углублению этого партнерства, а потому на Тегеран предпочитает смотреть глазами Дональда Трампа и американских «ястребов».

Более того, в Токио проинформировали Рухани о том, что уже с января 2020 года контингент подразделений быстрого реагирования японских Сил самообороны Японии приступит к патрулированию в Оманском заливе, Аравийском море и Баб-эль-Мандебском проливе. Не самостоятельно, конечно, в составе международной коалиции, но от Ирана потребовали, во-первых, особо по данному поводу не возражать. А, во-вторых, «проявить ответственное поведение», то есть – не чинить препятствий и не создавать проблем. Без всяких атак «неустановленными лицами» танкеров под японским и любым иным флагом.

Словом, если Рухани рассчитывал, что прилетит в Японию с оливковой ветвью мира и встретит там благожелательное понимание – то этим надеждам сбыться не суждено. Ветку сакуры в ответ ему никто не протянул. Политики Страны восходящего солнца умеют вежливо демонстрировать, что намерения визитера им безразличны, главное – донести до него то, что Япония считает главным для себя.

5190 просмотров