Дело в трубе, Конституционный суд совещается 9 месяцев наши проблемы

Эльнур Мамедов, отдел экономики

С недостатками в работе судебной системы страны сталкиваться приходится, к сожалению, часто. Об этом много говорят и пишут. А президент Ильхам Алиев призвал осуществить в этой системе коренные реформы. И неспроста, судебная система должна отвечать требованиям масштабных реформ, осуществляемых во всех сферах общественной жизни страны. С нетерпением ждут этих реформ и предприниматели, которые, пожалуй, более других страдают от несовершенства наших судов и недобросовестности отдельных судей. Насколько актуальна данная проблема, видно из нижеследующей злободневной истории.

В прошлом году haqqin.az освещал судебный процесс между Жилищно-строительным кооперативом “Cənnət Park” и ЗАО “Biləcəri Təmir-Quraşdırma”. Напомним вкратце суть конфликта. Трест İnşaat İstehsalat Təsərrüfat Tresti №16 задолжал обеим компаниям: первой около 2 млн манатов, а второй - 6,5 млн манатов. 13 июля 2016 года долг перед ЖСК был погашен - стороны заключили  нотариально заверенный договор о взаимозачете - взамен денежного долга этой компании были переданы 2200 труб (2620 тонн) стоимостью по 800 манатов каждая.

Но спустя 13 дней Бакинский административно-экономический суд №1 наложил арест на те же трубы в пользу второго кредитора – “Biləcəri Təmir-Quraşdırma”. И в сентябре, хотя на тот момент они уже не принадлежали должнику, судебные приставы забрали трубы у “Cənnət Park”. После этого между сторонами было несколько судебных процессов. В частности, “Biləcəri Təmir-Quraşdırma” пытался оспорить действительность нотариально заверенного договора о переходе труб в собственность “Cənnət Park”. Но 2 июня 2017 года тот же Бакинский административно-экономический суд №1 признал договор действительным. Значит, трубы – собственность “Cənnət Park”. “Biləcəri Təmir-Quraşdırma” даже не обжаловала это решение, практически согласившись с ним, но так и не вернула трубы. На этот раз уже “Cənnət Park” подала иск о возврате труб, а Бакинский административно-экономический суд №1 удовлетворил его. Бакинский Апелляционный суд и Верховный суд отклонили жалобы “Biləcəri Təmir-Quraşdırma”, и 30 января 2019 года решение о возврате труб вступило в силу. Прошло больше года, но данное решение так и не исполнено.

А все потому, что “Biləcəri Təmir-Quraşdırma” обратился с жалобой в Конституционный суд, который принял ее к производству. По этой причине исполнение вступившего в законную силу судебного решения и было приостановлено. Но как получилось, что Конституционный суд принял эту жалобу к производству, это вызывает, по крайней мере, удивление. Да, дело громкое, и сумма немалая, но даже на далекий от юриспруденции взгляд вряд ли оно имеет отношение к нарушению конституционных прав. Обычный коммерческий спор, таких тысячи. Конституционный суд обычно не принимает к производству жалобы даже по более близким к его юрисдикции делам.

Но оставим эти процессуальные нюансы. 15 мая прошлого года Пленум Конституционного суда рассмотрел жалобу компании “Biləcəri Təmir-Quraşdırma”. Причем, помимо представителей сторон и сотрудников Конституционного суда, там присутствовали десятки студентов Академии государственного управления при президенте. Студентам, видимо, решили показать, как в стране свершается конституционное правосудие. А учиться было чему. Адвокат “Cənnət Park” Акрам Гасанов и трое приглашенных Конституционным судом независимых экспертов (в том числе ученых-юристов) подтвердили правоту позиции ЖСК. Студенты получили прекрасную возможность на конкретном примере поразмышлять о взаимосвязи теории и реальной проблемы.

После этого Конституционный суд ушел на совещание для принятия решения. И… до сих пор не вернулся! Да, прошло уже более 9 месяцев, родились даже зачатые тогда дети, а Конституционный суд так и не объявил свое решение. Нет, с судом все в порядке, да и судьи, здоровы и на работу выходят. Даже в отпусках и командировках были за это время. Более того, суд за это время вынес более 20 решений и определений по другим делам. В том числе подтвердил в конце прошлого года правильность роспуска парламента, а на днях, наверное, утвердит состав нового созыва Милли Меджлиса. Только до несчастных труб, которые уже ржавеют, а по утверждению “Cənnət Park”, даже уменьшаются в количестве, он так и не доберется. Хотя…

Нам стало известно, что 27 мая прошлого года, вскоре после того, как судьи ушли на совещание, председатель Конституционного суда Фархад Абдуллаев обратился по этому делу к генпрокурору с просьбой проверить все аспекты на предмет правонарушений, что также вызывает удивление. Ведь выше Конституционного суда в судебной власти страны структуры нет, а прокуратура - тоже часть этой власти. Зачем же Конституционному суду понадобилась оценка прокуратуры, если дело перед глазами?

Да и с каких это пор Конституционный суд рассматривает дела по существу? Даже Верховный суд этим не занимается. Это полномочие судов первой и апелляционной инстанций, которые при наличии  каких-то вопросов могут обратиться в прокуратуру. Но у них как раз вопросов не возникало, потому и обращений не было. Дело же Конституционного суда решать вопросы права, т.е. правильности понимания норм законодательства и их применения. Вот и должен Конституционный суд, куда пожаловались на решение Верховного суда, лишь оценить, насколько правильно последний понял и применил закон. Если же Конституционный суд начнет разбирать фактические обстоятельства каждого дела, да еще путем запросов, то просто не справится со своей основной функцией.

Простая логика подсказывает еще один вопрос. Если в Конституционном суде возникли вопросы, почему он не обратился в прокуратуру на этапе подготовки дела для заседания Пленума, а сделал это после того, как ушёл на совещание для принятия решения? Ведь общепринято, что из совещательной комнаты судьи должны выйти с конкретным решением! И совещаться судьи должны только между собой, а не с кем-то еще. В конце концов, суд – орган правосудия, а не медиации. Но и на этом алогизм Конституционного суда не заканчивается. Получив ответ Генпрокуратуры об отсутствии нарушений, он отдельно обратился в прокуратуру Апшеронского района, которая ответила в том же духе. Но решения все нет. Интересно, какими нормами руководствуется в своих действиях наш Конституционный суд и его председатель Ф.Абдуллаев.

Хочется подчеркнуть: мы нейтральны в отношении сторон судебной тяжбы. У каждой стороны своя правда. Даже адвокат “Cənnət Park” Акрам Гасанов в беседе с нами сказал, что надо с пониманием относиться к интересам “Biləcəri Təmir-Quraşdırma”. Он такой же кредитор, как и “Cənnət Park”. Но закон есть закон, решение принято, оно вступило в силу, его надо исполнять. А законодательство защищает интересы всех кредиторов. Просто “Biləcəri Təmir-Quraşdırma” следовало обратиться в суд с просьбой признать должника банкротом и уже в рамках производства по банкротству попытаться оспорить совершенные сделки. При этом имущество должника просто поделили бы между всеми кредиторами. Но компания решила все забрать себе и потерпела поражение…

5549 просмотров