Выборы на фоне коронавируса наш комментарий

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

21 февраля в Иране прошли выборы в парламент страны. Время голосования на избирательных участках продлевалось на пять часов, но официальных данных о явке не опубликовано до сих пор.

Ситуация была исполнена драматизма. В 3 часа дня по местному времени глава иранского Центризбиркома Джамал Орфи сказал, что к этому времени проголосовало около 11 миллионов человек – чуть менее 20% от всех имеющих право голоса граждан страны. Некоторое время спустя последовало заявление о том, что работа всех 55 тысяч избирательных участков в стране будет продлена до 23 часов, а первые цифры по явке появятся уже к утру субботы. Но и этот срок был продлен на сутки, до утра воскресенья.

Количество кандидатов в избирательных списках любого заставят задуматься

Что ж, посмотрим, но ясно, что именно явка является сейчас ключевым вопросом для Тегерана и, в принципе, уже понятно, что результата 2016 года, когда на выборах в Маджлис она составила 62%, в этот раз дотянуться не получится.

Вопрос в том – на сколько? На десяток процентов – не такая уж и проблема, в конце концов, в Иране парламентские выборы – это не выборы президента, на них слишком большой явки никогда и не было. Депутат Маджлиса – это фигура в провинции, на местном уровне, в столице страны и в раскладах местных политических элит не такая уж и величина, а потому и биться за лишнее кресло в парламенте смысла особого нет, такая вот иранская специфика. А вот если явка меньше в разы, скажем, 25-30 процентов, то это может сыграть впоследствии и достаточно негативную роль во внутренней ситуации в дальнейшем.

Впрочем, к рассказам о пустующих избирательных участках, которые заполонили вчера зарубежные СМИ и социальные сети, отнестись стоит с осторожностью. Действительно, таковые были, это истинная правда. Но – лишь в некоторых районах северного Тегерана, опорного района реформаторов, главной социальной базы нынешнего иранского президента Хасана Роухани и его окружения. А вот в том же Тегеране, в районе Нармак, где живет средний класс, на избирательных участках было весьма оживленно, даже с очередями.

Так что в реальности явка на нынешние выборы не имеет того сакрального значения, которое придают ей в Тегеране. До последнего дня в стане реформистов и либералов не утихали споры о том, стоит ли вообще идти на выборы или все же правильнее их будет бойкотировать. До последнего дня не утихали скандалы с недопуском к участию в избирательной кампании огромного количества кандидатов, в числе которых оказались даже 90 действующих депутатов нынешнего состава Маджлиса.

Кому выборы, а кому - прекрасный повод для селфи с подружками

В результате, избиратель – в первую очередь из числа сторонников реформистов – оказался попросту дезориентирован, а потому поступил наиболее логичным способом: сказав «да идите вы все!» - остался дома, предпочтя провести выходной день с семьей и друзьями.

Опять же – семь тысяч кандидатов, из которых 666 (такое вот зловещее число) женщин, и большинство этих людей мало кому известны – также не способствовали высокой явке на выборы.

К этому часу есть насквозь неофициальные, сразу хотел бы это подчеркнуть, данные о том, что явка избирателей на нынешних выборах составила 40 процентов по всей стране и 30 процентов в Тегеране. Рискну высказать предположение, что эти цифры, с небольшой, на 5-7%, корректировкой в сторону увеличения и станут окончательными в докладе Национальной избирательной комиссии, которые появятся или к концу воскресенья, или в первой половине следующей недели.

Что ж, эти цифры откровенно провальными не назовешь – средненько так, но и ничего скандального и экстраординарного, все достаточно предсказуемо, в том числе – и успех «принципалистов», как, на мой взгляд, все же и следует называть иранских консерваторов.

Столь же предсказуемой оказалась и реакция на иранские выборы в США. Госсекретарь США Майк Помпео уже назвал их «фиктивными», а о самом процессе голосования отозвался как о «несвободном и несправедливым». Кстати, накануне этих выборов Вашингтон ввел новые санкции в отношении пяти высокопоставленных иранских чиновников, которые якобы препятствовали честности, прозрачности и свободе избирательного процесса в Иране. Авансом, так сказать.

Один из санкционированных, аятолла Ахмад Джаннати – вот 93 года человеку, а иной раз скажет, как отрежет – по этому поводу заявил, что теперь прямо и не знает, что ж ему делать. «Видимо, в Нью-Йорк-то я теперь не попаду и по Бродвею не погуляю», - ехидно заметил этот почтенный старец, являющийся председателем Совета стражей Конституции.

93-летний Ахмад Джаннати больше не сможет прогуляться по Бродвею

Словом, никаких особых неожиданностей нынешние парламентские выборы не принесли, если, разумеется, не считать того, что они проходили под знаком вездесущего коронавируса, а потому многие избиратели шли на голосование в масках.

Многие - но не все. Некоторые демонстративно прикладывали пальцы к подушечкам с краской – принятая в Иране старая процедура отмечать таким образом уже проголосовавших – демонстрируя таким образом, что коронаврус им нипочем. В день голосования министерство здравоохранения Исламской республики сообщило, что в религиозном центре страны, Куме, было выявлено 18 заболевших, четверо из которых – люди весьма пожилые – скончались.

Накануне данные были обновлены – количество заболевших увеличилось до 28 человек, а к четырем умершим добавился еще один. Что, безусловно, накаляет обстановку в Иране – но пока не до критических пределов. Хотя уже звучат голоса о том, что власти скрывают количество жертв. Как будет развиваться эта ситуация дальше – увидим, повода для паники нет, но часть иранцев думают иначе…

3684 просмотров