Почему мы срываемся с цепи в Европе? слово публицисту

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

Судя по очередной кровавой драме в Германии, в этой стране, как и по всей Европе, волна ненависти и насилия по национальному признаку может вот-вот перерасти в «девятый вал». Что, собственно, в связи с массовым миграционным потоком с Востока в европейские страны давно предрекали политологи, социологи, психологи и ученые других связанных с человеческим фактором областей науки.

Как известно, на днях в немецком провинциальном городе Ханау некий праворадикальный активист расстрелял девять человек, мирно куривших кальян. Сухая, политкорректная информация, без каких-либо деталей, но и так понятно, что стрелявший был немцем, а убитые – выходцами с Ближнего Востока, проводившими свободное время, как привыкли у себя на родине.

пришел, увидел, расстрелял

Всякое, конечно, бывает – возможно, нашелся фашиствующий мигрант из Сирии, который убил девять наслаждавшихся кальяном людей. А что, неужели в Германии невозможно найти девять немцев, которые курят кальян? Уверен, их намного больше.

Но верится в такую версию с трудом. Наверняка в реальности случилось первое – германский расист стрелял в восточных мигрантов. Да и президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер уже выразил поддержку всем, кто сталкивается с проявлениями ксенофобии, и заявил, что «подавляющее большинство жителей Германии осуждают это преступление и любые формы ксенофобии и неприязни». То есть признал, что речь идет о преступлении на националистической почве, и отнюдь не восточные мигранты его совершили.

Более того, это вовсе не первый такой случай. Начали, правда, эту этническую неприязнь не европейцы, а не в меру эмоциональные, обремененные своими традиционными представлениями о праведной жизни выходцы с Востока, которые принялись отстреливать и давить машинами давших им приют уравновешенных французов и немцев. А теперь вот относительно новое явление – агрессия коренных граждан против пришельцев.

И такое происходит все чаще и чаще. На бескрайних просторах западного мира - от Норвегии до Новой Зеландии - раскручивается обратный процесс: местные радикалы убивают пришлый люд.

Видимо, западным экспертам следует задуматься о том, что происходит, почему дисциплинированные арийцы теряют терпение и впадают в радикализм. Понять не для того, чтобы оправдать, а постараться сделать так, чтобы эта опаснейшая тенденция не имела продолжения.

Конечно же, благодаря своим сердобольным руководителям Европа уже задыхается от наплыва беженцев и нетрудовых мигрантов из стран, кардинально отличающихся по культуре и образу жизни от местного населения. Ведь одно дело – польский сантехник, над которым можно посмеиваться, но тем менее видеть в нем своего, и совсем другое – ливиец, сириец, афганец, и т.д., которые принадлежат к полярно противоположным цивилизациям.

польский сантехник, он же свой

Несмотря ни на что, многие политики, журналисты, социологи продолжают утверждать, что увеличение числа ближневосточных мигрантов никак не приводит к росту преступности, и мнение о том, что из-за них - мигрантов - криминал умножился, совершенно беспочвенно. Хочется верить, что так оно и есть, и уж совершенно точно поляки, румыны, болгары, украинцы и прочие грузины совершают преступлений не меньше, чем сирийцы и египтяне.

Но тут вопрос не в преступности, а в изменении самой социально-психологической атмосферы в западных городах. Можно, например, посетить пакистанский район Лондона, где преступлений не больше, чем в других местах английской столицы. Но однозначно этот пакистанский ареал уже не Британия!

Так что европейцы озабочены вовсе не ростом преступности – их пугает как раз изменение атмосферы. Азиатская молодежь более шумная, развязная, больше склонна распускать руки при виде молодых женщин, которые, по их мнению, выглядят как шлюхи. Это не преступность, за это не сажают. и это никак не отражается на статистике преступности. Но мы-то с вами знаем, что жизнь шире статистики. Арабы, иранцы, турки ведут себя в Баку, Тбилиси и Батуми мирно и тихо, не создают никаких проблем, да и вообще образцовые гости, но даже в этой ситуации нет-нет да услышишь до боли знакомое «понаехали».

А представьте, что было бы, если бы сотни молодых мигрантов высыпали на улицы наших городов и стали массово домогаться наших женщин? Боюсь, что до радикала, стреляющего по курящим кальян, они бы не дожили...

понаехали тут у нас

Вопрос: почему все так происходит? Почему те же сирийцы, египтяне и все остальные, живущие, скажем, в Грузии и Азербайджане, ведут себя исключительно корректно и мирно, а в Европе – как будто с цепи срываются?

Можно и еще ближе к нашему лагерю. Почему это грузины, которые ограбили половину магазинов и квартир в Западной Европе, в Турции ведут себя совершенно спокойно и если кого и убивают, то исключительно своих земляков, на что, понятное дело, турецким властям наплевать?

Здесь мы ступаем на очень тонкий лед этнопсихологии, ибо дело в гораздо большей степени в ней, чем в государстве, полиции, законах и прочих высоких социально-политических материях. Обратите внимание, в каких странах мигранты, включая наших, постсоветских, ведут себя наглее всего? В самых развитых и законопослушных.

Так не в этом ли законопослушании все и заключается? Немец привык все проблемы решать на уровне слов. Если не получится со словами  – то этим сразу займутся полиция и суды. Однако, как оказалось, чем нация более организованна, законопослушна и дисциплинированна, тем она более уязвима перед теми, кто законы и дисциплину ни во что не ставит.

Когда немец конфликтует с немцем, включаются традиционные механизмы –  убеждение, компромисс, полиция, суд. Это многолетняя привычка, они так воспитаны, это их образ жизни. Но как только немец оказывается один на один с человеком, который про законы ничего вообще не слышал и привык все решать собственным разумением – дисциплинированный немец теряется и не знает что делать. Это для него новый вызов.

И напротив, чем менее законопослушна страна, чем меньше люди уважают законы и привыкли решать конфликты самостоятельно, без привлечения государства - тем меньше у них проблем с мигрантами.

Если, к примеру, араб притесняет немца, то тот пойдет в полицию, закрутится бюрократическая волокита, и, скорее всего, немец останется в проигрыше, его обвинят в ксенофобии. А вот если араб будет притеснять грузина или азербайджанца, то в лучшем случае тот пойдет за бейсбольной битой, худшем - за друзьями, и тогда, как говорится, горе побежденным.

Поэтому одни и те же люди в Грузии и Азербайджане ведут себя как шелковые, а в Германии преследуют местных девушек. Поэтому грузины без стеснения грабят магазины в Австрии, Бельгии, а в Турции, даже просто выходя на улицу, озираются по сторонам – случись что, их ждет не уютная австрийская тюрьма, а турецкие казематы, из которых выйти живым – уже большая удача.

Но все течет, все меняется. Данность сегодняшнего дня не вечна и может в зависимости от ситуации претерпеть серьезные метаморфозы.

Законопослушание, которое ныне делает цивилизованных европейцев уязвимыми, – явление относительное и появилось не так уж давно. И не факт, что оно не уйдет так же, как и пришло.

Среди народов, привыкших к значительно низкому уровню культуры, не чурающейся древних диких инстинктов, преобладает довольно презрительное отношение к европейцам – слабаки, которые не могут оказать сопротивление, которых легко унизить, оскорбить, безнаказанно притеснять.

не буди инстинкт варвара

Представление это в корне неверное – то, что варварский дух в европейцах не умер и сегодня проявляется повсеместно. Например, в футболе, где воинственный дух немцев силен как нигде. А сколько европейцев и американцев занимаются невероятно опасными видами спорта – скалолазанием, сноубордом, мотогонками и кучей новоявленных экстремальных увлечений?  Где больше альпинистов, покоряющих горы высотой в многие километры, – в Германии или Египте? Вопрос, конечно, риторический.

Так что варварский дух Европы пока дремлет, находя выход в футболе и мотогонках. Но любой, самый глубоко запрятанный инстинкт в конце концов можно разбудить. В Штатах, где действуют бандитские группировки со всего мира – от Сальвадора до России, да еще и местные чернокожие гангстеры - какая банда считается самой опасной? «Арийское братство», простые белые парни, потомки европейских колонизаторов.

Как говорится, не будите лихо. Не дай вам Бог растревожить дремлющего европейского дракона. Словами «Меня госпожа Меркель сюда пригласила, и я имею право» не отделаетесь.

Пока все это теория, но в Европе уже проклюнулись первые ростки неприятия чуждого менталитета, люди начинают действовать, не оглядываясь на закон. Пока только радикалы, но со временем варварский ген может проснуться и у обычных граждан. Рост насилия со стороны коренных европейцев в отношении мигрантов – это только первый, едва слышный звонок.

Пока все только начинается, но если ничего не изменится – будет всё хуже. Есть лишь два варианта, при которых европейский дракон не восстанет ото сна. Первый – сами мигранты наконец осознают, что к своему новому дому и тем, кто его построил, надо относиться с уважением. Второй - государство должно взять ситуацию под контроль и максимально жестко подавлять все случаи самоуправства со стороны иностранцев, не оглядываясь на вездесущих правозащитников и политкорректную прессу.

Иначе расстрел девяти человек в кальянной - только начало...

7725 просмотров