Эльман Рустамов выдержал первый натиск коронавируса наша аналитика

Мамед Эфендиев, отдел экономики

Новый коронавирус добивает и без того обессилевшую глобальную экономику. Отдельные ее сферы уже закрываются, не выдержав свалившуюся на голову беду, другие пока сопротивляются, но чувствуется, что это ненадолго. Особенно трудно приходится странам, экономика которых слабо диверсифицирована, в том числе и крупным нефтепроизводителям. Достаточно посмотреть, как падают курсы национальных валют наших соседей – российского рубля, казахстанского тенге, об иранском риале и говорить нечего. Нелегкая судьба постигла курсы валют и соседей, не имеющих нефть, – турецкую лиру и грузинский лари.

И полетели деньги соседей

На страшном фоне очередного глобального кризиса, наводящем ужас на мировые рынки, экономика Азербайджана выглядит, пожалуй, наиболее благоприятно. Благодаря опережающим мерам, принятым правительством, удалось предотвратить ту панику, которая характерна сегодня для экономик многих стран. Правда, без тревоги не обошлось, особенно в первые дни, когда сообщения из развитых стран Европы и Америки погнали всех в маркеты и обменники. Но в маркетах продукты, в том числе и ставшая дефицитом в США туалетная бумага, не заканчивались, а обменники с честью выдержали давление. И очереди, первые признаки паники, в них исчезли.

А ведь даже международные рейтинговые агентства, не говоря уже о наших недругах и оппозиционных экспертах, прогнозировали иную ситуацию. Так, в последнем отчете агентство Moody`s Investors Service отмечало, что Азербайджан может столкнуться с необходимостью девальвации нацвалюты при сохранении рекордно низких цен на нефть. Мол, ухудшение экономической ситуации приведет к существенному ухудшению качества активов банков. Кроме того, чистая процентная маржа банков будет снижаться по мере увеличения стоимости фондирования в результате усилий банков по предотвращению оттока средств клиентов. Это может привести к возможной массовой конвертации депозитов в национальной валюте в иностранную валюту и повышению процентных ставок Центральным банком для сдерживания инфляции, обусловленной обесцениванием национальных валют.

мировые эксперты ошиблись - манат устоял

Но благодаря жесткой монетарной политике Центробанка и продажам иностранной валюты из Госнефтефонда, стабильность азербайджанского маната поколебать не удалось. Правда, по Moody`s, если цены на нефть будут оставаться на текущих рекордно низких уровнях в течение длительного периода, правительство Азербайджана столкнется с необходимостью девальвировать манат. Но чтобы усомниться в этом утверждении, достаточно вспомнить неоднократные заявления главы Центробанка Эльмана Рустамова о готовности банковской системы страны противостоять любым давлениям, в том числе и внешним, достаточно длительное время.

И действительно, благодаря высокому уровню ликвидности и капитала, а также снижению долларизации банки сегодня менее уязвимы, чем во время кризиса 2014-2015 годов. Да и большие объемы валютных резервов позволяют долго противостоять рискам, в том числе и внешним. И это все благодаря ужесточению норм регулирования, повышению качества управления рисками и стандартов кредитования, которые Центробанк, уже наученный горьким опытом 2014-2015 годов, предпринял заранее.

Эльман Рустамов спокоен и рассудителен

Вообще спокойным и уверенным заявлениям главного банкира даже в эти трудные дни можно позавидовать. Так, после снижения ФРС США своей ставки почти до нулевого уровня (до 0% - 0,25%) многие центробанки пошли на аналогичный шаг, чтобы пережить новый шок. А наш Центробанк оставил свою учетную ставку без изменений на уровне 7,25%. Как сказал исполнительный директор Центра анализа экономических реформ и коммуникаций Вюсал Гасымлы, перед нашим Центробанком стоят такие задачи, как обеспечение курса маната и стабильности цен, минуя ужесточение монетарных условий. А это очень важный фактор.

И не только для недопущения паники на валютном рынке. Курс маната в денежно-кредитной политике страны воспринимается как основной якорь макроэкономической и финансовой стабильности. И так сложилось, что факторы, влиявшие на подорожание маната к концу прошлого года, в настоящее время действуют в противоположном направлении. Главный банкир страны не раз утверждал, что Центррбанк до конца года прикладывал немало сил для недопущения подорожания маната. А в последнее время на валютном рынке возрос спрос на инвалюту, но удешевления маната тоже допускать нельзя. Да, низкие цены на нефть - основную экспортную составляющую страны – сказываются и на курсе, и на долларизации, влияют на платежный баланс, влияя, в конечном итоге, на инфляции. Однако, с другой стороны, на валютном рынке существуют и факторы, которые оказывают на инфляцию сдерживающее влияние.

коронавирус уступает манату

И сегодня очень важно умелое управление манатной массой в обороте, с чем Центробанк справляется. В частности, он добился главного - годовая инфляция осталась ниже целевого диапазона в 2,9%, а денежная масса с начала года снизилась на 11%, что говорит о начале ужесточения монетарных условий. Даже внешние шоки, вызванные пандемией коронавируса и падением нефтяных цен, не повлияли на годовой инфляционный прогноз. А ведь резко возросшая за последнее время волатильность финансовых рынков в ответ на коронавирусную пандемию привела к тому, что даже в США подразделения некоторых банков столкнулись с нехваткой денежных средств, поскольку клиенты начали снимать крупные суммы со своих счетов.

13670 просмотров