Трамп угрожает Ирану. А Иран запускает спутник наша аналитика

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Президент США Дональд Трамп отдал приказ уничтожать иранские катера, если они будут создавать угрозу для американских военных кораблей. Тегеран ответил на это сообщениями о первом запуске военного спутника в космос и увеличении дальности действия ракет морского базирования.

На прошлой неделе, 15 апреля, пресс-служба 5-го флота ВМС США сообщила, что военные катера Корпуса стражей исламской революции (КСИР) совершали опасные маневры рядом с американскими кораблями, «подрезая их на высокой скорости и подходя на близкое расстояние». Так, к одному из кораблей они приблизились на 45 метров, к другому – вообще на 10 метров.

КСИР ответил довольно дерзко на угрозу Трампа: "Воздержитесь от авантюр и лжи"

На претензии американской стороны командование ВМС КСИР достаточно дерзко посоветовало американцам «соблюдать международные правила и морские протоколы в Персидском и Оманском заливах и воздерживаться от любых авантюр и ложных сообщений». Традиционно закончив обещанием «дать решительный отпор любой провокации» с американской стороны.

Но иранцы пошли еще дальше: в конце прошлой - начале этой недели отчитались сразу о нескольких достижениях в оборонной сфере. Так, в понедельник командующий ВМС КСИР Алиреза Тангсири сообщил, что Иран увеличил дальность действия ракет морского базирования. «Было время, когда радиус действий ракет наших ВМС был 45 км. Но сегодня мы обладаем различными ракетами класса «поверхность-поверхность», дальность действия которых составляет до 700 км», - заявил он.

Алиреза Тангсири пошел еще дальше

Несколько днями ранее министр обороны страны Амир Хатами объявил о принятии на вооружение трех ударных беспилотных летательных аппаратов, которые способны подниматься на высоту до 12–13,5 тысячи метров и обладают радиусом действия до 1,5 тысячи километров. И «вишенкой на торте» этих победных реляций стало заявление командующего военно-морскими силами Ирана Хосейна Ханзади о возможностях Исламской республики по созданию атомного подводного флота.

Ситуацией тут же воспользовался Дональд Трамп, сообщив в своем аккаунте в Twitter, что «дал указание военно-морским силам США открывать огонь по любым иранским военным катерам и уничтожать их, если они будут преследовать в море наши корабли».

Что примечательно, твит был опубликован через несколько часов после того, как Корпус стражей исламской революции 22 апреля – в 41-ю годовщину своего создания - заявил, что вывел на орбиту военный спутник - после нескольких месяцев неудачных попыток. На официальном сайте КСИР уточняется, что спутник вышел на орбиту на высоте 425 километров над Землей.

Под громким названием «военный» скрывается обычный разведывательный спутник, который может быть использован также для целей навигации и связи. Но суть не в этом, главное – у международного сообщества вновь появилась масса вопросов в отношении того, может ли технология, используемая для запуска спутника, помочь Ирану в разработке межконтинентальных баллистических ракет.

Наконец, Иран поднял свой спутник, который США и Израиль восприняли за разведывательный

И здесь, как говорится, «каждый думает в меру своей испорченности». Ни секунду не стоит сомневаться, что Вашингтон и израильтяне используют факт запуска как подтверждение того, что ракетная программа Тегерана носит военный характер. И, следовательно, требует дополнительных санкций, хотя на что уж их можно накладывать – большой вопрос, на экономике Ирана живого места уже не осталось, социально-экономический кризис принимает в стране системный характер.

Но большинство наблюдателей сейчас задаются несколько иным вопросом: а для чего нужно было заявление Трампа об уничтожении катеров? Для чего Ирану нужна была такая безудержная демонстрация военных успехов на фоне того, что буквально неделю назад он просил у МВФ экстренный займ в пять миллиардов долларов в связи с тяжелой экономической ситуацией?

С Дональдом Трампом все достаточно прозрачно. Его критиковали за жесткость в отношении Ирана, за калечащие санкции – и теперь всем своим критикам он может сказать: «Смотрите, я пошел вам на уступки, давил на Иран не в полную силу, и вот что мы получили в ответ – эскалацию иранских военных возможностей, демонстрацию его агрессивных намерений». Американские критики «иранского кейса» президента США сейчас должны стыдливо умолкнуть – действительно, как-то неудобно получилось, Трамп-то, выходит, был прав.

Но что тогда со второй частью, с вопросом о том, зачем это понадобилось Ирану? Ведь совершенно понятно, что после этаких эскапад никакой помощи от МВФ он не получит, о диалоге с Евросоюзом по смягчению санкций можно забыть. Да и в целом репутация Тегерана на международной арене пострадает.

Но, боюсь, иранской стороне, обычно всегда достаточно четко понимающей «красные линии», переходить за которые не следует, интуиция в данном случае отказала полностью. Стремление показать свой потенциал, несгибаемость и бесстрашие в противостоянии с американцами загнали здравый смысл и прагматизм под диван – «пропадай моя телега, все четыре колеса».

Не стоит забывать и ситуацию внутри Ирана – экономика трещит по швам, пандемия то ли пошла на спад, то ли еще нет, население нищает и дезориентировано. В этих условиях местным «ястребам», тому же КСИР крайне нужен образ внешнего врага, который одновременно и вынашивает коварные замыслы – и трепещет перед возможностями Исламской республики дать ему сокрушительный отпор. Поскольку «на земле, в небесах и на море Корпус стражей могуч и суров».

Кстати, до сих пор не ясно, знала ли администрация Рухани о готовящемся запуске. Выступая с 40-минутной речью перед кабинетом 22 апреля, иранский президент ни разу о нем не упомянул, хотя он происходил как раз в это время, интригует, не правда ли?

но Роухани ни о чем не знал

И, разумеется, не обошлось без «хитрого плана», без него у иранских элит вообще мало что обходится. Вашингтону и остальному миру послан недвусмысленный сигнал: вы считали, что мы загнемся от санкций и коронавируса – но мы выстояли, с нашим военным потенциалом все в порядке, с нами нужно договариваться.

Что ж, сигнал услышан. Ракетная программа Ирана, как и в целом «иранский вопрос», к концу лета, когда сойдет пандемия, вновь станет предметом дипломатических консультаций и широких переговоров.

4755 просмотров