После революции: вместо одной страны целых три! актуальный комментарий

Икрам Нур, автор haqqin.az

Представители Южного переходного совета в Йемене объявили о создании собственного правительства. Они обвинили международно признанное правительство республики в неисполнении обязательств и подготовке «заговора».

В ночь на воскресенье в мире появился еще один Йемен, вдобавок к хуситскому и просаудовскому. Поддерживаемый Эмиратами Южный переходный совет (ЮПС) объявил о введении самоуправления на юге страны. В Адене сепаратисты взяли под контроль порт, Центробанк и ряд других госучреждений.

В мире появился еще один Йемен

Вот так, легко и непринужденно один член арабской антихуситской коалиции, Эмираты, воткнули шампур в спину другому члену, Саудовской Аравии. Поскольку ЮПС, созданный в мае 2017 года экс- губернатором провинции Аден Айдарусом аз-Зубейди, – это проект Абу-Даби, состоящий у них на содержании, а так называемое «признанное правительство республики Йемен» во главе с Абд-Раббу Мансуром Хади - клиенты Эр-Рияда, давние и подконтрольные настолько, что в саудовской столице постоянно и находятся, бывая в своей стране лишь короткими наездами.

В результате, де-факто мы имеем уже три Йемена. Один – под контролем проирански настроенных хуситов, второй – ориентирующийся на Саудовскую Аравию, третий – из тех, кто решил избрать своими покровителями ОАЭ.

Интриги добавляет то, что власти пяти провинций на юге Йемена - Абьян, Шабва, Хадрамаут, Махра и Сокотра – действия ЮПС не поддержали, объявили их «восстанием против государства» и еще раз поклялись в верности Хади. Что никого не успокаивает: зная нравы, царящие в этой стране, не исключено, что и среди губернаторов этих провинций наверняка найдется местный Наполеон, который провозгласит создание еще одного, четвертого по счету Йемена.

Естественно, любознательный читатель задаст вопрос: а какой из трех Йеменов «лучше», в том смысле, что является адекватной договаривающейся стороной, твердо приверженной мирному процессу в стране и возвращению к нормальной жизни? Ответ однозначен: все трое хуже.

Горькой реальностью является то, что после долгих лет гражданской войны страна и ее элиты откатились в далекое прошлое войны племен, все против всех, где главная цель – не мифическое единство Йемена, а контроль над какими-то ресурсами – нефтяными скважинами, морскими портами, каналами контрабанды или нелегальным рынком оружия, вторым в мире после Сомали по оборотам.

После долгих лет гражданской войны страна и ее элиты откатились в далекое прошлое

Сегодня конфликт в этой стране вернулся к своему естественному многовековому состоянию – вечной войны между бедным Севером и относительно зажиточным Югом, окончательно утратив возможности для его политического урегулирования в обозримой перспективе.

Международного аспекта конфликта в Йемене практически не осталось. Наибольший интерес там у Эр-Рияда, который кровно заинтересован, чтобы в стране правили те, кто не станет поднимать вопрос об аннексированной в свое время саудитами йеменской области Ассир (в Королевстве это территория нынешних провинций Джизан, Наджран и Асир). А поскольку хуситы явно не из таких, то есть – создают угрозу безопасности саудитам – их поддерживает Тегеран.

Это все, у других внешних игроков здесь попросту нет сколько-нибудь значимых интересов. Именно поэтому арабская антихуситская коалиция - КСА, Марокко, Катар, Иордания, Египет, ОАЭ - к настоящему времени попросту развалилась, остались только саудиты и Эмираты. Вот последние-то и попали в «йеменскую ловушку».

Вся история этой страны с 1918 года, когда Север получил независимость от Османской империи в 1918 году, являет собой эпическое полотно того, как вожди племен и кланов пытались заручиться внешней поддержкой для того, чтобы урвать себе кусок побольше и послаще.

Причем местные наполеоны и наполеончики даже и не думали сохранять лояльность своим зарубежным партнерам, американцам, советским, британцам или саудитам. В случае необходимости они лихо размахивали нужными идеологическими лозунгами – но тут же прятали их в темный чулан, когда речь заходила о дележе преференций, полученных в результате прихода к власти.

Активы ОАЭ в Йемене могут стать пассивом

Все эти разговоры о том, что кто-то там поддерживает партию «Ислах», кто-то - движения юга «Хирак», кто-то вот прямо жить не может без ИГ или аль-Каеды – от наивности. Местные наполеоны и наполеончики придерживаются только одной идеологии – благополучие клана, племени и, естественно, себя, любимого. И если в Абу-Даби считают, что ЮПС будет испытывать к ним благодарность и станет проводником их интересов в стране – то, подозреваю, в скором будущем их ожидает серьезное разочарование.

Сейчас в Эмиратах как успех воспринимают размещение собственных военных баз в Аденском заливе, на принадлежащих Йемену островах Майон и Сокотра. Но не окажется ли так, что за них придется платить такую цену, что этот актив станет пассивом? А ведь так и будет, поскольку постоянное присутствие в Йемене еще никому пользы не приносило. Больно уж политический климат там для внешних игроков нездоровый.

Сегодня в Йемене парад наполеонов и наполеончиков, умело манипулирующих иностранными партнерами. Но путь этот – совершенно тупиковый, хоть сколько новых правительств не появись – к миру это страну не приблизит, более того – еще сильнее отдалит.

Именно здесь когда-то началась арабская цивилизация, именно отсюда она пошла в «большой мир» - но вот назад возвращаться категорически не хочет.

9829 просмотров