Запад порывает с Китаем: глобальный бизнес покидает Поднебесную наш обзор

Отдел международной политики

Мир вступает в кризис, последствия которого пока не ясны почти никому. День ото дня множатся прогнозы. В польском издании Forbes опубликована статья Павла Берендта, члена Совета Института Бойма, в которой анализируется ситуация взаимоотношений США и Китая под углом зрения надвигающегося мирового экономического кризиса. Нам кажется эта аналитика будет интересна полезна и для читателей haqqin.az.

Автор пишет, что китайско-американский мотор, как мощный тандем, должен был еще совсем недавно содействовать мировому развитию, а тесные взаимоотношения - нести землянам мир и стабильность. Так называемая «новая реальность» подвергла испытаниям эту модную еще 10 лет тому назад концепцию. Сегодня от нее не осталось и следа. Две гигантские экономики начинают отдаляться друг от друга.

Китайско-американский мотор, как мощный тандем, должен был еще совсем недавно содействовать мировому развитию

«Расцепление» как новая реальность

Появился термин decoupling, означающий нарушение связей, расцепление. Этот термин в последние месяцы склоняется по разным поводам, и каждый, делающий это, понимает его по-своему. В большинстве случае он означает расцепление или уменьшение зависимости экономик — американской и китайской, равно как и перенос производства продукции за пределы КНР. Тем самым создаются цепочки поставок, в меньшей степени зависимые от промышленных субъектов в Китае.

Наиболее радикальные американские сторонники decoupling настаивают на полной независимости от Срединной империи. Процесс ускорился после объявленной президентом Трампом торговой войны, а в последнее время и из-за Covid-19. Вероятно, он приведет к изменению правил глобализации и повторной «ре-национальности» продукции.

Что интересно, перенос производства за пределы страны инициировал несколько лет назад сам Китай. Толчком к этому послужил рост себестоимости работ, что подвигло фирмы к размещению производств в более дешевых государствах Юго-Восточной Азии. Процесс набрал обороты одновременно с торговой войной между США и КНР, и очередными пошлинами, наложенными  администрацией Трампа на китайские товары. Похожий эффект дали и ответные пошлины со стороны Китая.

В этой ситуации такие страны, как Вьетнам, Таиланд, Индонезия, становились все более привлекательными в качестве новых мест производства для тех фирм, которые хотели сохранить свои позиции на китайском и американском рынках. Правительства этих стран, почуяв конъюнктуру, стали заботиться о таких инвестициях и разными средствами заинтересовывали предпринимателей переносить производства. В США был даже придуман термин reshoring (в отличие от офшора), означающий как раз перенос бизнеса за границы Китая, а конкретнее — в Соединенные Штаты.

Вьетнам выдвигается на первый план в качестве нового места для производства корпораций

Поворотным пунктом дискуссии о «расцеплении» стала вспышка пандемии в Ухане, которая быстро распространилась вначале в КНР, а потом по всему миру. Перерыв в производстве продукции дал понять всем, как сильно цепочки поставок зависят от Китая.

Настоящим ушатом холодной воды была в то же время констатация факта, что именно в Китае сконцентрировано производство медицинских хирургических масок, защитной одежды, резиновых перчаток разного назначения, респираторов, и даже средств анестезии, которые внезапно перешли в разряд товаров стратегического значения.

Это козырь, который Китай преднамеренно старается использовать на международной арене, в среднесрочной перспективе может обернуться против него, считает ведущий польский аналитик Павел Берендт.

Исход. Начало “китайской оперы”

Перенос производства стал не только вопросом выживания предприятий, но — что важнее - и национальной безопасности. Этим шагом все больше государств будет стараться контролировать такие виды продукции на своей территории или на территориях дружественных государств.

Китай может ожидать усиленная конкуренция в производстве медицинской продукции и ограничение деятельности китайских фабрик международных концернов. В начале апреля опубликован доклад консалтинговой фирмы Kearney под названием Reshoring Index («Индекс возврата»)  о«драматическом развороте трендов». В нем анализируется соотношение американской промышленной продукции брутто с точки зрения импорта из 14 азиатских стран к низким ценам производства.

Данные за 2019 год показывают, что в целях избежать пошлин много фирм стали переносить производства за границы Китая или уговаривали это сделать своих китайских контрагентов.

По данным этой фирмы, американский импорт товаров из Азии упал по сравнению с 2018 годом на 7 процентов — с 816 до 757 миллиардов долларов.

Наиболее всего этим был задет Китай. Консалтинговая фирма исследовала также долю китайских товаров в экспорте из Азии в США, которая характеризуется China Diversification Index (CDI). В 2013 году этот индикатор составлял 67 процентов, а в 2019-м упал до 56. Проще говоря, американцы все меньше зависят от ввоза товаров из КНР, а импортируют все больше из других стран Азии.

Тренд неутешителен для Пекина

Сейчас Пекин все еще является существенным торговым партнером. Однако, по мнению авторов доклада, тренды отворачивания от Китая будут углубляться. А их смена малоправдоподобна.

Делом «расцепления» занялась Американская торговая палата в Шанхае. Опрос, проведенный 6-13 марта среди объединенных фирм, показал, что по мнению большинства менеджеров, пока еще слишком рано, чтобы в перспективе 3-5 лет говорить о смене нынешней стратегии строительства цепочек поставок, опирающихся на Китай. Заметна, однако, серьезная смена установки. Еще в октябре прошлого года 66 процентов респондентов считали, что процесс расцепления невозможен. В последнем опросе эта цифра упала до 44 процентов.

Опрос Американской торговой палаты имеет один основной изъян. Опрошенная группа представляет собой высших руководителей 25 фирм с глобальными доходами свыше 500 миллионов долларов. В очень большой степени опрос отражает точку зрения большого бизнеса.

В отличие от этого, опрос, проведенный Немецкой торгово-промышленной палатой, более репрезентативен. Он подтверждает мировые тренды в этой области. В ноябре 2019 года опрос, проведенный среди 526 фирм, показал, что 104 из них (23 процента), решились бы хотя бы на частичный вывод производства из Китая или задумывались над этим. Из этой сотни одна треть рассматривает полное перенесение производств с территории КНР.

Конец глобальной экономики в Китае - новый вызов для Пекина

Мотивы, служащие для таких выводов, являются - рост себестоимости и спровоцированное торговыми войнами торможение китайской экономики.

Многие немецкие предприниматели жалуются на нечестное отношение со стороны китайских властей, которые дают преимущества местным фирмам. Жалобы были настолько серьезны, что к этому подключилось посольство Германии в Китае.

Все это сильно подорвало энтузиазм немецких инвесторов и привело к объявлению конца особых экономических отношений с КНР.

Дискуссия о расцеплении вызвала в Германии новую фазу, когда президент издательского концерна Axel Springer Матиас Дёпфнер опубликовал статью в Welt am Sonntag. Тезисы, прозвучавшие в ней, были шокирующими для большинства экономистов и предпринимателей, и повторяющие постулаты в рамках дискурса о политике безопасности. Глобализация путем чрезмерной зависимости от Китая пошла в плохом направлении, а спровоцированная пандемией рецессия — исключительная оказия для корректирования неверной дороги.

По мнению Дёпфнера, обостряющаяся конфронтация США и КНР доказывает, что Европа должна ответить, на чьей она стороне. Дело для него ясное: США, Германия, Евросоюз должны дойти до окончательной независимости от Китая. Будет это, конечно, затратно, но не слишком дорого. И чем быстрее это произойдет, говорится в статье, тем меньше можно будет понести трат.

Приманки для “бизнеса исхода”

Как пишет Павел Берендт, Германия, Франция и США уже работают над «приманками» для производителей, чтобы они переносили производства в отечественные страны. Прежде всего, это касается таких стратегических отраслей, как фармацевтика. До сих пор наиболее комплексные и далеко идущие шаги предприняла Япония. Китай является крупнейшим торговым партнером Страны Восходящего солнца. Но в связи с пандемией в феврале экспорт в Японию упал наполовину. Многие японские бизнесмены и раньше думали о переносе своих производств вне Китая. Распространение Covid-19 ускорило процесс — немало из них уже сделали свой выбор, а некоторые всерьез подумывают об этом.

Опрос, проведенный в феврале компанией Tokyo Shoko Research, среди 2,6 тысячи фирм, показал, что 37 процентов из них уже организует цепочки своих поставок, ограничивая роль китайских субъектов. А правительство провело свои дискуссии и быстро решило: перенести производства продукции высокой переработки в Японию.

Более того, в начале апреля выделено 2 миллиарда долларов субсидий для тех фирм, которые переносят свои мощности из Китая на родину. Еще более огромную сумму — 200 миллиардов долларов Токио выделяет для предпринимательских обществ, которые выведут их из КНР и начнут выпуск продукции в странах Юго-Восточной Азии.

Общественное телевидение NHK узнало, что субсидии будут распределяться среди фирм пропорционально их размеру и видам производимой продукции.

Малые и средние предприятия получат до двух третьих от расходов, большие — половину. А малые и средние производители защитных медицинских масок, защитной одежды, респираторов и того более - до трех четвертых затрат. Крупные же будут субсидированы государством в размере двух третьих понесенных расходов. Преимущества получат производители электроники и автомобильных запчастей.

Премьер Синдзо Абэ, объявляя программу поддержки местного бизнеса, заявил о создании экономики, независимой от одного поставщика. Первой ласточкой в этом стала японская фирма, производящая защитные маски. В июне она обещает начать производство в одной из префектур, параллельно с этим там же начнется производство нетканых материалов для этого. В планах фирмы производство 150 миллионов изделий в месяц.

Синдзо Абэ заявил о создании экономики, независимой от одного поставщика

Пока что два подобных предприятия находятся в портовом Даляне на севере Китая и в Сучжоу под Шанхаем.

Опыт и действия Японии, благодаря одному из японских изданий, стали поводом для паники в Пекине. Китайское руководство уже может опасаться, что по примеру Японии тем же путем пойдут и другие. Массовое оставление пределов Срединной империи иностранными предпринимателями ударит по экономике, которая и так уже переживает проблемы в результате торговых войн. Тем самым, это затруднит КНР преодоление кризиса, вызванного пандемией.

После 40 лет непрерывного роста, призрак рецессии и кризиса становится как для властей, так и для обычных китайцев новым вызовом. К тому же, в результате массового исхода иностранного бизнеса китайская экономика может стать жертвой того, что на протяжении последних десятилетий было ее козырем. Открытие новых фабрик вне Китая показывает, что их можно оснастить новым оборудованием. Именно потому в ближайшие годы китайская экономика потеряет конкурентоспособность в сравнении с новыми инвестициями в других странах.

Индия наступает на пятки. Конец эпохи

Новым конкурентом Китая в новых условиях становится его давний соперник в регионе — Индия.

Согласно данным Business Today и информации высокопоставленного источника в Нью-Дели, Индия проводит переговоры с почти тысячей предпринимательских обществ, заинтересованных в перенесении своих производств в эту страну. Как минимум 300 из них производят пользующиеся спросом товары, такие как мобильные телефоны, электроинструменты, медицинское оборудование, синтетические ткани.

Индия проводит переговоры с почти тысячей предпринимательских обществ, заинтересованных в перенесении своих производств в эту страну

Какие есть еще у Индии козыри в этой борьбе? Это, например, относительно высоко квалифицированная и дешевая рабочая сила. К тому же, в прошлом году Индия понизила налоги для фирм. Корпоративный налог снизился до 25,17 процента, а для фирм, начинающих производство, до 17 процентов. Это одни из самых низких показателей во всей Юго-Восточной Азии. Правительство Индии считает, что так оно напрямую притянет немалые заграничные инвестиции в страну.

Пандемия стала для предпринимателей всего мира травмой. Хотя кое-кто считает, что дни «всемирной фабрики» Китая — сочтены, но нельзя еще говорить об окончательном «расцеплении» и конце глобализации.

Мы все находимся в периоде переоценки ценностей, который председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен назвала как возврат к «взвешенной глобализации». Бизнесмены не могут больше смотреть на торговые пути, цепочки поставок, места производств только с точки зрения экономики. Они не могут не принимать решения, руководствуясь политическими их аспектами, в том числе, национальной безопасностью.

Опыт кризиса 2008 года показал, что надо своевременно уменьшать риски: увеличивать количество поставщиков, управление цепочками доставки, увеличение резервов, а если надо — полный перенос целых заводов.

Сейчас уже можно наблюдать большее вмешательство государства в экономику. Франция и Германия работают над совместной инициативой, которая направлена на обеспечение стратегических отраслей экономики от выкупа субъектами вне стран-членов Евросоюза. Тревожным сигналом была попытка враждебного перенятия в марте этого года концерна Nokia. Растет контроль над заграничными инвестициями и защита от вынужденного трансфера технологий.

Только пандемия интенсифицировала более ранние действия, вызванные агрессивной инвестиционной политикой Китая и торговой войной. Уже в 2019 году было ощутимо падение иностранных инвестиций, а прогнозы на этот год еще более пессимистичны. Комиссия ООН по торговле и развитию называет цифру в 40 процентов.

Covid-19 стал тем камнем, который породил лавину. Неизвестно, как процесс «расцепления» изменит образ глобальной экономики, особенно на производство, новые технологии искусственного интеллекта, с 5G и печатью 3D во главе. Но уже сейчас понятно, что заканчивается век капитала без национальности, как и во время предыдущего кризиса прервался сон о конце истории.

11993 просмотров