Белые в Америке теперь приравнены к животным

Евгений Бай, спецкорр haqqin.az, Вашингтон

«Из-за нехватки солнца и, соответственно, меланина белые выросли в неполноценную расу варваров и агрессоров. По сравнению с чернокожими у них явная нехватка души и умения сопереживать. Всё это делает белых гораздо ближе к животным».

Эта «замечательная» фраза принадлежит Нику Кеннону, чернокожему американскому продюсеру, музыканту и телеведущему (в прошлом мужу известной певицы Мэрайя Кэри). И произнесена она была во время шоу «Певец под маской» консервативной, во всем поддерживающей президента Трампа телекомпании Fox.

Кэннон заявляет, что «из-за нехватки солнца и меланина белые выросли в неполноценную расу варваров и агрессоров»

Интересно, что было бы, если бы нечто подобное сказал какой-либо известный ведущий, но применительно к черным? Его в тот же день выгнали бы с работы поганой метлой и с волчьим билетом. Или даже четвертовали.

Но рэперу Кеннону все сошло с рук. Руководство Fox не прервало с ним контракта и лишь ограничилось обещаниями проводить с Кенноном «воспитательные беседы». Но подобные беседы о недопустимости сравнения людей с животными в нынешней Америке надо проводить уже с десятками тысяч, которые говорят в том или ином виде о «нехватке меланина» у их белых соотечественников.

За долгие годы жизни в одноэтажной — по Ильфу и Петрову — в белой, консервативной, населенной преимущественно республиканцами Америке я никогда не слышал, чтобы черных сравнивали, например, с обезьянами. И никогда не был свидетелем расистских высказываний. В худшем случае было: «А, этот черный парень», но без всяких эпитетов.

У чернокожих, как правильно сказал известный российский телеведущий, американист Михаил Таратута, «психология жертвы, помноженная на исторические обиды». И их черный расизм гораздо яростнее, злее, чем пресловутый белый расизм. Он, взращенный на ниве многолетних комплексов, «выливается в повышенную обидчивость, которая у личностей особо впечатлительных может перейти в неспровоцированную агрессию по отношению к белым».

Мир в последние месяцы с ужасом наблюдал, как толпы «протестующих» против расового насилия и жестких действий полиции грабили бутики в центре Нью-Йорка, как валили памятники героям Америки, которые обвинены теперь в расизме. Но картина изнутри еще более многомерная и от этого более ужасная.

черные дни в Америке

Дело в том, что в стране не только официально под лозунгом Black Lives Matter («Жизни черных важны») утвержден приоритет интересов темнокожего населения. Общенациональный этот тренд не ограничивается провозглашением темнокожих «гегемоном», как пролетариат в большевистской России. «Протестующих» активно поддерживают так называемые «прогрессисты», левая (и ультралевая, как организация Антифа) либеральная общественность, а это миллионы человек, многие из которых вышли из самых престижных вузов Америки, ставших в последнее время инкубатором идей социализма.

То, чем пугали американцев в годы президентства демократов Билла Клинтона и особенно Барака Обамы, внезапно произошло. С огромной разрушительной силой Америку накрыла волна социализма с его нетерпимостью, безнаказанностью, агрессией против всех несогласных.

Может, я преувеличиваю? Но вот что говорит об этом Кларенс Томас один из самых уважаемых членов Верховного суда США. "Я вырос в страхе перед линчующей толпой Ку Клукс Клана. Став взрослым, я начал сомневаться, стоило ли мне их так бояться, потому что всю жизнь меня преследовали не расисты в белых балахонах, а левые фанатики, одетые в собственное ханжество".

За такие слова любой другой был бы подвергнут остракизму. Но на Томаса руку поднять не могут даже самые строптивые поклонники левых. Мало того, что он пожизненный судья. К тому же это еще и чернокожий судья.

Черты нынешней Америки, не особенно видные из-за рубежа, это и установившаяся в последние месяцы жесточайшая цензура в самых респектабельных СМИ. Когда-то я восхищался высочайшими журналистским стандартами в газете New York Times. Поистине десятилетиями это была одна из лучших газет мира. Но что происходит сейчас? Абсолютная нетерпимость к иной, кроме либеральных взглядов, позиции. Попробуйте написать в ней колонку о том, что многие их «протестующих» против расовой несправедливости на самом деле являются обычными грабителями, мародерами и экстремистами, и вас тут же закидают тухлыми яйцами.

В прошлом месяце из газеты уволился редактор страницы мнений и передовиц New York Times Джеймс Беннет. Вся вина его заключалась в том, что он позволил опубликовать статью американского сенатора Тома Коттона, в которой тот предложил ввести войска в города, чтобы защитить их от «протестных» погромов. Статья вызвала коллективное улюлюканье сотрудников редакции — ни много ни мало почти тысячи человек: «Как же это возможно — лить воду на мельницу нашего главного врага, президента Трампа?» Беннет вынужден был оправдываться, мол, публикация альтернативных точек зрения необходима в респектабельной газете, и даже опубликовал собственную колонку на эту тему. Но это не спасло его от увольнения.

Америку накрыла волна социализма с его нетерпимостью, безнаказанностью, агрессией против всех несогласных

А вскоре за Беннетом последовала и другая журналистка New York Times Бари Вейсс. В издании Spectator USA она опубликовала свою исповедь, осудив газету за ярую приверженность «политической повестке дня, выходящей за рамки приверженности истине» и охарактеризовала царящую там атмосферу как «удушающую».

«Любая статья, в которой нет явного отстаивания той или иной прогрессивной причины публикуется только после того, как каждая строка тщательно обработана, согласована и сопровождается оговорками», - пишет Вайсс.

Лично мне, немало лет работавшему в советских газетах, это очень сильно напоминает цензуру тех времен, когда нельзя было даже подумать, чтобы написать против «линии партии» хотя бы одно слово.

А сейчас в Америке нетерпимость к иному, кроме официального, редакционного мнения — явление в самых крупных газетах страны. Доходит до того, что журналистов увольняют лишь за то, что они вместо известного лозунга темнокожих провозглашают «Жизни всех важны!».

«С кем вы, мастера культуры?" — такой вопрос задал в 1932 году американским журналистам Максим Горький. Вопрос был адресован американским газетчикам в ответе на их письмо, но те не продолжили дискуссию.

Вероятно, ответа не получим и мы. Нам остается лишь наблюдать за событиями, которые происходят в Америке, которые многие сравнивают с тем, что происходили в России сто лет назад.

«Где же ты, Америка, Славная страна, Вечно многолика, Вечно не стара, Что была великой лишь позавчера?— эти стихи написал известный российский поэт, писатель и бард Александр Городницкий в июле этого года. - С берега до берега ты подожжена, Белая Америка, Чёрная страна».

12154 просмотров