Они игрались с Родиной кредо негодяев, все еще актуально

Айдын Керимов, автор haqqin.az

Особым рефреном в речах президента-освободителя звучит осуждающая риторика в адрес бывших руководителей Армении, лидеров карабахского клана Сержа Саргсяна и Роберта Кочаряна. Злость и неприязнь Ильхама Алиева к карабахской тандемократии, захватившей в середине 90-х годов прошлого столетия политическую власть в Ереване, небеспочвенны.

В своих речах Ильхам Алиев изобличает Кочаряна с Саргсяном

Именно двое комсомольских деятелей – Кочарян с Саргсяном при поддержке бывшего школьного преподавателя физкультуры и по совместительству продавца цементом  Вазгена Саркисяна торпедировали совместный план Тер-Петросяна и Гейдара Алиева по окончательному урегулированию карабахской проблемы. Кочарян с Саргсяном – подвизавшиеся на стезе горбачевского политического ренессанса – сепаратизма комсомальчики-середнячки провинциального уровня, сделали головокружительную карьеру даже для неосоветских неформалов. Они стояли у истоков подпольного «Крунка», затем движения «Миацум» и на ниве всеохватывающего карабахского движения и популярного Армянского Общенационального Движения ворвались на армянское политическое поприще. Гораздо позже, захватив власть в Армении, Саргсян укажет в своей биографии, что в первые годы сепаратистской борьбы возглавлял некий комитет по самообороне Нагорного Карабаха. Однако сами родоначальники карабахского движения позже обвинили Саргсяна в фальсификации – в начале 90-х годов в Нагорном Карабахе вообще не существовало какого-то комитета самообороны.

Да и сам Робрет Кочарян был в карабахской элите на вторых ролях, уступая первенство популярной в тот период в Нагорном Карабахе «Дашнакцутюн». Взлет парткома Карабахского шелкового комбината Роберта Седраковича начался после загадочного убийства в Степанакерте лидера карабахских армян Артура Мкртычяна. С этого громкого преступления в Карабахе вплоть до убийства всесильного полукриминального армянского спарапета Вазгена Саркисяна за Робертом Кочаряном потянулся длинный шлейф резонансных госпреступлений. Убийство Мкртычяна повесили на ревнивую супругу, после чего в Карабахе образовался внеконституционный (если можно так назвать) орган - Госкомитет обороны во главе с Кочаряном, у которого неожиданно проявились полководческие таланты. Кочарян убрал со своего пути не одного Мкртычяна, но и сильно потеснил одного из военных лидеров сепаратистов Самвела Бабаяна. Спустя несколько лет ставленник Кочаряна в Карабахе Аркадий Гукасян по приказу из Еревана забросит строптивого генерала за решетку на долгие годы.

Удивительно, но словно по мановению кремлевской волшебной палочки, с зарождением Госкомитета Кочаряна как-то внезапно остановилось победоносное наступление азербайджанской армии на Степанакерт. Азербайджанские войска стояли в нескольких километрах от карабахской столицы, а с юга подошли к Лачинскому коридору.

В 1992 году, преодолев Мардакерт, азербайджанские солдаты подошли к Степанакерту

Переговоры лидеров азербайджанской революции любви в Москве, прообраза нынешнего ереванского Пашиняна – Абульфаза Эльчибея с Кремлем зашли в тупик. Судя по рассказам тогдашнего посла Азербайджана в России Хикмета Гаджизаде, азербайджанский президент Эльчибей неоднократно повторял, что не пойдет к Ельцину. Если Борису Николаевичу надо, пусть сам обращается с вопросами к Баку.

Революционная власть в Баку нанесла серьезный урон российским интересам в регионе. После чего словно по наитию кабинеты московских генералов распахнулись перед 38-летним Робертом Кочаряном из глубокой азербайджанской провинции. Не успел Кочарян вернуться домой, как злой рок обернул в бегство батальоны Народного Фронта… А дальше в Баку происходило почти тоже самое, что сейчас происходит в Ереване. Вот и вся суть победы Роберта Кочаряна. Поражения на поле боя преследовали азербайджанскую армию вплоть до позорного бегства самого лидера бархатной революции, друга Сороса – Абульфаза Эльчибея. В самый разгар второй карабахской войны, ереванская элита настойчиво предлагала Пашиняну передать Кочаряну полномочия и мандат на переговоры с Москвой. По старой памяти ереванские политики надеялись, что кабинеты российских генералов вновь распахнуться перед любимчиком Кремля…

В период первой карабахской войны, успех в которой зависел от гримас на лице российских военачальников, Серж Саргсян выполнял роль праздно восседающего на карабахском ишаке Санчо Пансо. Эту же роль Серж Азатович, которому впоследствии Роберт Седракович даст порулить ереванской властью, исполнял и в самой Армении. Саргсян был невидимой тенью Кочаряна. Этим было обусловлено его аккуратное продвижение по лесенкам карьерной иерархии – председатель КГБ, министр внутренних дел, секретарь Совбеза, глава администрации, премьер-министр… Но Саргсян не удержал скользкий руль в руках. Первая же волна недовольства унесла на дно армянской политики Саргсяна вместе с его Республиканской партией, избравшей своим титульным лицом нациста и кровавого карателя в Зангезуре Гарегина Нжде. Роковой ошибкой посредственного и ограниченного друга Роберта Кочаряна стала трансформация формы правления в неустоявшемся государстве.

Десятилетия в Армении создавался еще один лжегероический образ двоицы Кочарян-Саргсян

Чему усиленно противился из Москвы сам Кочарян, не решившийся претворить в жизнь популярную в СНГ традицию продления или обнуления президентских полномочий. Но жизнь все расставила по своим местам. Народная волна смела из правительственных кабинетов Армении олигархов, разбогатевших на мародерстве в оккупированных азербайджанских районах.

В одном из своих гневных выступлений, яростно отвечая на обвинения в предательстве, Никол Пашинян, справедливости ради признаем, произнес сокровенную истину – основа поражения в Карабахе закладывалась не в период его правления, а гораздо раньше, в конце 90-х годов прошлого столетия, когда безликая карабахская шпана в угоду политическим интересам похоронила величайший шанс примирения двух стран.

Формула выработанная Гейдаром Алиевым и Левоном Тер-Петросяном мало чем отличалась от нынешней модели урегулирования. Предполагалось возвращение семи оккупированных районов Азербайджану, определение временного статуса Нагорного Карабаха, восстановление всех коммуникаций и сообщений между двумя странами и вовлечение Армении в крупнейшие трансрегиональные энергетические проекты. Закавказье получило бы шанс преобразования во вторую Прибалтику – мирный развивающийся и процветающий край на постсоветском пространстве. При этом путь к заветной мечте – справедливому миру, который долгое время пропагандировали в своих странах Тер-Петросян и Гейдар Алиев, проходил не через унизительное капитулянтское поражение одной из сторон. Это стало бы победой доброй воли, политического благоразумия и рационального видения…

Вот что за четверть века создали Кочарян с Саргсяном - одни руины!

Но что предпринял преступный дуумвират Кочаряна с Саргсяном при поддержки министра обороны Вазгена Саркисяна? Стоящего на зыбких позициях Тер-Петросяна обвинили в предательстве национальных интересов и сместили с поста главы государства. Уходя, духовный лидер армянского народа бросил перчатку в лицо своим недавним соратникам своей пророческой фразой: «Мы отказываемся от того, что завтра будем просить, но нам уже этого не дадут!»

Тысячу раз прав Пашинян, утверждая, что Шушу сдали не сегодня и не вчера, а в период правления карабахского дуумвирата, превратив некогда уникальный и процветающий город в безлюдную пустыню, а оккупированные города в страшные безжизненные призраки. Первые кирпичики сегодняшнего поражения закладывались в период бездарного и постыдного двадцатилетнего правления лжегероев карабахской войны, преобразовавших Армению в рассадник коррупции, а оккупированные территории и Нагорный Карабах в руины и окаменевшее пространство.

Тысячу раз прав Ильхам Алиев, призвавший Кочаряна с Саргсяном отказаться от своих лживых наград и снять с кителей незаслуженные ордена. Не было никаких побед. Это была большая ложь, развеянный 44-дневной победой Азербайджанской армии мираж. Иллюзия сиюминутной победы лжецов, закабаливших свой народ. А мнимый буревестник революции Пашинян лишь слепо и безрассудно шел по предначертанному пути поражения, заложенному четверть века назад. Армянскому премьер-министру не хватило смелости и самоотверженности Тер-Петросяна, чтобы высказать своему народу правду. И указать ему истинный путь развития и процветания. В карабахской войне не может быть победителей или побежденных. Эта была война за справедливость. В которой проиграли не народы, а лжецы и негодяи, которые ради корысти заигрывали судьбами целых народов.