«Дошли до Губадлы, жажда, разделили воду, на каждого солдата по нескольку глотков» баллада о солдате, все еще актуально

Фархад Мамедов, собкор

«Когда мы преодолели пустынные серые горы Джебраила и добрались до Губадлы, перед глазами открылась изумительная по красоте картина. Все что говорили о Карабахе, как о рае на земле, оказалось правдой. Несколько дней тяжелого похода, почти без пищи и воды, истощили наши силы, но когда увидели прекрасные земли, захваченные врагом, воспряли духом – надо было идти вперед и освобождать наши города и села». Это слова участника Отечественной войны Анара Гулиева, воевавшего за Джебраил, Губадлы, Лачин. В одном из боев он был тяжело ранен.

До призыва в армию Анар работал продавцом хлеба

Гулиев родился в феврале 1993 года, в самые тяжелые дни первой карабахской войны, в приграничном с Арменией селе Дюзрасуллу Гедабекского района, где в это время шли ожесточенные бои.

Отец Анара - Шахнияр Гулиев известный в Азербайджане музыкант-балабанист, много сделавший для популяризации азербайджанской национальной музыки в мире. Музыкант принимал участие в концерте, устроенном в 2009 году в парижском Лувре, и сыграл заметную роль для включения азербайджанского ашугского искусства в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Известный исполнитель умер несколько лет назад.

С начала 2000-х семья Гулиевых поселилась в поселке Бюльбюли Сураханского района. Оттуда в 2011 году Анар ушел на военную службу, где освоил специальность стрелка.

В первые же дни Отечественной войны Анара Гулиева снова призвали в армию. 28 сентября он со своей частью уже был в Гяндже, где вместе с другими солдатами прошел курс интенсивных боевых учений.

Брали высоту за высотой

«На следующий день после ракетного удара врага по Гяндже наше соединение начало выдвигаться на южное направление фронта. Сначала нас разместили на недавно освобожденных территориях в Физулинском районе. А потом перебросили в направлении Джебраила и поставили боевую задача - выбить противника с высот вокруг Джебраила и продвинуться в направлении Губадлы», - рассказывает боец.

Азербайджанская армия к тому времени уже взяла Джебраил, но большинство высот в его окрестностях пока оставались под контролем неприятеля. С этих высот армянская артиллерия интенсивно обстреливала город Джебраил и ведущие к нему дороги. Батальон, в котором воевал Гулиев, получил приказ отбить одну из высот. Другие подразделения также перешли в наступление по своим секторам.

«Идти было тяжело, все были перегружены оружием, боеприпасами и провизией. Но невзирая на массированный минометный обстрел врага, мы начали подниматься на высоту. Шли цепью, сохраняя расстояние друг от друга в 10-15 метров, чтобы уберечься от осколков», - вспоминает Гулиев.

Отец Анара принимал участие в концерте в Лувре

После двухчасового ожесточенного боя батальон справился с поставленной боевой задачей, и высота была взята. Когда азербайджанские солдаты поднялись на высоту, противник оставил позиции и бежал. Армяне, видимо, не решились вступить с нашими солдатами в ближний бой, но обстреливали. Заняв круговую оборону, Гулиев с боевыми товарищами до утра защищали занятые позиции.

А на следующее утро батальон получил новое задание -  продвинуться в направлении Губадлы и освободить очередную высоту. Справились и с этой задачей. В этот раз Анар с товарищами вступили в ближний бой с армянскими солдатами.

«Наши командиры сказали, что это очень важная высота и ее нужно удержать любой ценой. Мы там укрепились и начали продвигаться в направлении Губадлы. Шли только по горам, потому что противник обстреливал основные дороги и не позволял проехать», - продолжает свой рассказ Гулиев.

Пули и снаряды сыпались градом

Новая высота далась батальону, в котором воевал Анар, особенно тяжело. Территория была заминирована и подвергалась постоянному обстрелу со стороны врага.

«Кругом серые грязные холмы. Укрыться от пуль и мин было практически негде. Отступая, враг заминировал все вокруг. Но нам уже показали, как обезвреживать мины, и мы перешли в наступление. Однако были как на ладони у противника. Минометные снаряды и пули летели в нас градом. Но мы не останавливались, несмотря на то, что все время теряли погибшими и ранеными боевых товарищей. Внезапно в небе показались армянские штурмовики СУ-25. Они сбросили бомбы и улетели. Потом мы узнали, что наши ПВО сбили эти армянские самолеты и они перестали летать», - рассказывает боец.

Батальон настолько стремительно наступал, что очень скоро достиг незаконных поселений армян в Губадлинском районе. Проживавшие там люди не ожидали приближения азербайджанской армии, ведь армянские власти уверяли, что не пропустят сюда азербайджанских солдат.

«В селе проживали люди, пасли скот. Командиры взялись за карты, проанализировали ситуацию и пришли к выводу, что мы слишком оторвались от основных сил. Было очень рискованно занимать здесь позиции. Ночью противник мог контратаковать и окружить нас. Мы отступили на несколько километров», - объясняет Анар.

Самое тяжелое, вспоминает боец Гулиев, нехватка питьевой воды. Противник обстреливал дороги, не позволяя продвигаться машинам со снабжением. Азербайджанские солдаты были вынуждены продвигаться по горным тропам, под палящим солнцем, исчерпав при этом запасы воды и провизии.

Продвигались с большими потерями

«От обезвоживания у нас потрескались губы. Еды тоже не было. Но из-за жажды чувство голода даже не возникало. Чтобы немного отдохнуть, мы скрылись между холмами. Командир по рации запросил автомобили для доставки продуктов и эвакуации раненых. Спустя несколько часов мы увидели колонну наших машин. Но враг начал обстреливать их. Одна машина была подбита, другие были вынуждены повернуть обратно», - вспоминает солдат.

Наконец одна санитарная машина все же прорвалась, и с ней эвакуировали раненых и погибших. В машине в 20-литровой емкости была вода. Эту воду солдаты разделили между собой – по нескольку глотков на каждого. Примерно на 3-4 солдат пришелся один стакан воды…

Родные просторы придали сил

В последующие дни наши подразделения, выполняя новые боевые задачи, продвигались вперед и освободили несколько сел Губадлы. Анар говорит, что когда добрались туда, разглядели величественную красоту Карабаха.

«Конечно же, до этого никогда не был в Карабахе, но я вырос на рассказах о том, что это райское место. Каждый камень и куст Родины мне дорог. Но скажу честно – после голых серых сопок Джебраила я стал сомневаться в правдивости слышанных мной рассказов о красотах Карабаха. Но когда мы дошли до гор Губадлы, перед нами открылся такой красивый пейзаж, что захватывало дух. И хотя я вырос в одном из районов Азербайджана с красивой природой, увиденное мной в Губадлы просто потрясло. Словно это картина какого-нибудь знаменитого художника. Мы говорили друг другу, какие прекрасные земли враг отнял у нас и что за эту красоту не жалко и умереть. Это подняло наш боевой, патриотический дух, и, несмотря на страшную усталость, мы пошли вперед не останавливаясь. К этому времени мы уже не нуждались ни в воде, ни в провизии  - вокруг было много родников, а в брошенных домах мы находили продукты», - рассказывает Анар.

Анар и его боевые товарищи, продвигаясь по горам Губадлы, достигли административных границ Лачинского района, участвовали в освобождении нескольких сел. И здесь Гулиев был тяжело ранен. «Ботинки натерли мне ноги, идти было тяжело. Но я не отставал от своей роты. Вообще у нас были легкораненые, простудившиеся и страдавшие от других болячек, но никто не обратился к командиру, чтобы их отправили в тыл на лечение. У всех было одно стремление – вперед. Ребята заметили, что я стал хромать, и попросили командира, чтобы мне разрешили сесть в сопровождавшую нас санитарную машину. Но в машине я проехал недолго - начался минометный обстрел и разорвавшаяся рядом мина разорвало мне мышцы ноги и раздробила колено», - говорит Анар.

Увидеть Губадлы и умереть

К счастью, ни командир, ни товарищи Анара не пострадали, они оказали ему первую помощь. На этой же санитарной машине раненого солдата отправили в полевой госпиталь в Губадлы. Позже его переправили в Баку в Центральный клинический госпиталь. Там врачи провели на ноге Анара две сложнейшие операции, в результате которых был устранен риск ампутации ноги. Сейчас раненый боец отпущен из госпиталя в отпуск и продолжает лечение дома. Раны потихоньку затягиваются, нога уже двигается, но ходить Анар пока не может.

Семье Гулиевых приходится нелегко

До войны Анар работал продавцом в хлебном магазине. Его брат говорит, что хотели бы парня женить, но нет жилья. Вернувшись с войны Анар живет с семьей брата в очень небольшом доме. 

«До войны мы старались что-то сделать, чтобы и у Анара появилась своя крыша над головой. Хотели построить для него небольшой дом. Но денег на это накопить не удалось. А теперь ему предстоит длительный курс лечения и реабилитации, чтобы он снова смог ходить. Спасибо председателю муниципалитета поселка Бюльбюли Натику Гасанову, который оказал нам материальную помощь. Из ИВ Сураханского района тоже приходили к нам. Мы обратились в Фонд YAŞAT, теперь ждем ответа. Наше единственное желание – это построить во дворе маленький дом для Анара. Надеемся, что нам помогут», - говорит брат солдата.

А Анар мечтает после выздоровления поехать туда, где воевал, чтобы увидеть отвоеванный прекрасный край.

Наша редакция будет держать в центре внимания вопрос улучшения жилищных условий раненого бойца и доведет этот вопрос до соответствующих структур.