Рафаил Джафаров: «Мне сказали, что Самир – представитель ИГИЛ в Азербайджане и ему надо присягнуть» haqqin.az из зала суда, все еще актуально

Инара Рафикгызы, собкор

Cо снятием определенных карантинных ограничений в судах Азербайджана возобновились рассмотрения различных дел, в том числе несколько громких процессов, приостановленных в связи с карантином. В частности, продолжился процесс над группой из 11 лиц, обвиняемых в финансировании террористической группировки ИГИЛ.

Дело рассматривается в Бакинском суде по тяжким преступлениям. На скамье подсудимых Афлатун Байрамов, Шахрияр Джабаров, Эльгюн Исмаилов, Амин Гасанов, Аладин Ибишев, Техран Гасымов, Орхан Гурбанов, Самир Гурбанов, Юсиф Иманов, Джавид Аманов и Бабек Мамедли, которым предъявлены обвинения по статьям 167-2.2.1 (производство, ввоз с целью продажи или распространения, продажа или распространение литературы (на бумажных и электронных носителях), аудио- и видеоматериалов, товаров и изделий религиозного назначения и иных информационных материалов религиозного содержания без соответствующего разрешения), 167-3.1 (изготовление, хранение или распространение религиозных экстремистских материалов, то есть материалов, призывающих к осуществлению религиозной экстремистской деятельности или обосновывающих такую деятельность, либо оправдывающих необходимость такой деятельности), 214-1 (финансирование терроризма) и 218.2 (участие в преступной группе, участие в организации организованных групп) Уголовного кодекса Азербайджана.

выяснилось, что вместе с Асимом проживал некий Турал, и именно он распространял материалы, пропагандирующие религиозный экстремизм, и ему передавали собранные для отправки в Сирию деньги

Как сообщает корреспондент haqqın.az из зала суда, на заседании сначала были заслушаны показания свидетеля Рафаила Джафарова, утверждавшего, что он знаком только с Техраном Гасымовым, Самиром Гурбановым, Амином Гасановым и Афлатуном Байрамовым.

«Самир Гурбанов и я проживали в селе Алибейли Товузского района. Оба мы люди верующие, совершали намаз, читали Коран, много беседовали на религиозные темы. Однако ничего о том, что Самира выбрали «эмиром», я даже не слышал. Орхана Гурбанова видел в доме у общего знакомого Асима в Товузе, а потом в Ени Сураханы. Он приглашал меня вместе молиться, поговорить о религии. Призывал и присоединиться к джамаату, но я отказался. Там же несколько раз видел и Самира, но о джихаде он мне ничего не говорил», - заявил свидетель, всячески стараясь оправдать «единоверцев».

Отвечая на вопросы сторон суда, Р.Джафаров уверял, что «братьев по вере» он видел только на молитвах в мечети и во время ифтара, а с кем-то просто беседовал на религиозные темы. О преступных намерениях своих знакомых не знал и даже не подозревал.

Из-за противоречий в показаниях Р.Джафарова в суде были оглашены его показания на следствии. Выяснилось, что вместе с Асимом проживал некий Турал, и именно он распространял материалы, пропагандирующие религиозный экстремизм, и ему передавали собранные для отправки в Сирию деньги. На предыдущих судебных заседаниях обвиняемые просили, чтобы была установлена личность этого Турала, и чтобы его привлекли к суду, так как этот человек вел пропаганду религиозного экстремизма и рассылал электронные материалы, пропагандирующие ИГИЛ. К тому же Турал призывал всех присягнуть Самиру на верность как «эмиру» группы.

«Мне сказали, что Самир - представитель ИГИЛ в Азербайджане, и надо ему присягнуть, чтобы вступить в группу. Я попросил время, чтобы подумать, но сам старался как-нибудь увильнуть от этого. Поскольку никакого желания присоединиться к джихадистам у меня не было, я перестал посещать занятия. Так что не знаю, кто все же принес присягу Самиру», - сказал Р.Джафаров.

Следующий свидетель, Шахлар Салимов, рассказал, что снимал квартиру и работал в Баку. Здесь и познакомился с Техраном Гасымовым, Самиром Гурбановым и Амином Гасановым.

«Несколько раз, приезжая в столицу, Самир останавливался у нас. В то время все разговоры были о войне в Сирии. И он говорил, что коренные жители там, женщины, дети, живут как в плену, и что надо их освободить. Больше от него ничего о Сирии не слышал и ни в какую организацию Самир вступать меня не приглашал. Молчал он и о том, что является представителем ИГИЛ в Азербайджане. А Техран по телефону читал нам хадисы и аяты. Прошло уже два года, в 2019 году я попал в тяжелую аварию, поэтому многое не помню», - заявил суду свидетель Ш.Салимов.

Отвечая на вопрос, проявлял ли Самир симпатии к ИГИЛ, он ответил, что не замечал этого и вообще не знает, какие у его земляка симпатии.

Затем были заслушаны показания Ш.Салимова следствию, в которых он однозначно заявляет, что Самир требовал называть себя «Абдуллах» и одобрял действия ИГИЛ в Сирии. «Он рассказывал, что в Ракке мусульман взяли в плен и что ИГИЛ пока не удается создать свое государство. Однако мне Самир не показывал видео про ИГИЛ, да и вообще у него не было телефона», - сказал свидетель.

Последним на заседании свидетельские показания давал Низами Мамедов. Он сообщил, что с Самиром Гурбановым и Бабеком Мамедли иногда встречался в чайхане в Товузе. «Мы разговаривали только на религиозные темы – как поклоняться Аллаху, о намазе. О поддержке ИГИЛ, джихаде и сборе денег для отправки в Сирию от Самира никогда не слышал. Радикальные взгляды у него тоже не замечал…» - утверждал и этот свидетель.

Следующее заседание назначено на 16 февраля.