Ливан скатывается в ад гибель еще одной страны, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

Президент Ливана Мишель Аун и премьер страны Саад Харири 22 марта, в очередной раз не смогли договориться о составе кабинетов министров, после чего в социальных сетях обрушились с обвинениями друг на друга.

За последние 18 месяцев ливанский фунт потерял около 90 процентов своей стоимости по отношению к доллару на черном рынке. Потребительские цены с прошлого года выросли почти на 146 процентов. Около 55 процентов ливанцев живут за чертой бедности. Безработица составляет 39,5 процента. Государственный долг достиг 95,6 млрд долларов в конце 2020 года, что эквивалентно 171 проценту ВВП.

Мишель Аун и Саад Харири

Это всё, что нужно знать об экономике Ливана. В местных супермаркетах люди бьются за субсидированные продукты. Люди обнищали, цены взвинчены до космических высот. Из государств региона ситуация хуже только в Сирии, но ведь там – война, уже десять лет.

А местные политические элиты продолжают свои политические танцы, не в силах побороть собственную алчность и политические амбиции. 22 марта наступил час Х. Саад Харири прибыл к президенту с готовым списком кабинета министров. Но встреча и прошла отвратительно, и окончилась ничем.

Собственно список, представленный президенту премьером, выглядел следующим образом:

Минфин - Юсеф Халиль (квота шиитов) 

Минсоцполитики + окружающей среды - Насер Яссин (квота суннитов)

Минздрав - Фирас Абьяд (квота суннитов)

Минюстиции - Любна Маскауи (квота суннитов)

Минтруда - Мая Канаан (квота шиитов)

Минобщественных работ - Ибрагим Шахрур (квота шиитов)

Минадминистративного развития + туризма - Джихад Мортада (квота шиитов)

МИД + сельского хозяйства - Рабих Нарш (квота друзов)

Минобороны - Антуан Иклимуш (квота христиан-маронитов)

Минкультуры - Фадия Киван (квота христиан-маронитов)

Минобразования - Абдо Гергес (квота христиан-маронитов)

Минспорта и молодёжи + информации - Валид Нассар (квота христиан-маронитов)

Минэкономики - Саада аш-Шями (квота православных христиан)

Минэнерго - Джо Судди (квота православных христиан)

МВД - Зияд Абу Хайдар (квота православных христиан)

Минтелекоммуникаций - Фади Самаха (квота христиан-маронитов)

Минпромышленности + по делам беженцев - Карбит Слиханян (квота армян).

Бросаются в глаза сразу три момента. Во-первых, вместе с православными 8 из 17 министерских портфелей планировалось отдать христианам, то есть - по квоте Мишеля Ауна, что давало бы президенту фактическое право вето и на ключевые решения премьера.

Во-вторых, Минфин (самый влиятельный орган) мог отойти под контроль шиитов. При этом Юсеф Халиль считается близким к главе Центрального банка Ливана Рияду Саламе, а это значит RIP международный финансовый аудит, который их заставляли провести под чутким надзором внешних сил.

Сунниты могли получить Минздрав - ключевое, по нынешним временам, министерство, которое сейчас возглавляет министр, близкий к движению Хезболла.

Что там в реальности произошло на встрече президента и премьера – знают только они двое. По версии Харири, президент дал ему СВОЙ список кандидатов в министры, и попросил расписаться без лишних вопросов. Ещё Аун настаивал на том, чтобы было не 17, а 20 министерств. И в таком случае христиане должны были тоже получить больше трети должностей, как было в неутверждённом составе кабинета в декабре прошлого года.

Улицы Бейрута заполнены протестами

По версии самого Ауна, Харири хотел продвинуть своих людей в министры и отказывался предоставить христианам положенную квоту. Информация про некий список - приведенный мною выше - вообще не соответствует действительности. И вообще, премьер не хочет формировать кабинет министров по неизвестный ему, Ауну, причинам.

После провала переговоров в Бейруте уже традиционно вспыхнули акции протеста. Несколько групп демонстрантов начали жечь шины и перекрывать трассы. А ливанская лира обрушилась ещё сильнее…

Версии Ауна и Харири объединяет одно. В который раз каждый хотел получить больше власти, в первую очередь – в отношении финансов. Не получилось, не договорились и опять все отложено на потом. Политические танцы за доступ к бюджетному «пирогу» продолжаются. А страна, между тем, продолжает скатываться в ад.