Цены на корма растут, фермеры терпят убытки наш спецреп, все еще актуально

Ульвия Худиева, собкор

Неуклонный рост цен на корма и кормовые добавки вкупе с ослаблением из-за пандемии покупательной способности населения грозят азербайджанским птицефабрикам серьезными проблемами. Собственно, они уже начались: чтобы еще более не снизить спрос, цены на мясо птицы пока стабильны, но птицеводческие предприятия и фермерские хозяйства несут убытки.

Нaqqın.az, как обычно, провел блиц-мониторинг и выяснил, что в настоящее время килограмм курятины в розничной продаже на бакинских рынках составляет 3 маната 80 гяпиков - 4 маната, а живую птицу предлагают за 5-9 манатов. А торговцы уточнили, что с начала года спрос на мясо птицы немного вырос. Даже после Новруза, когда традиционно покупают много, продажи не ослабли. Однако несколько поднялись и цены.

Тем не менее фермеры беспокоятся, что если пандемия будет продолжаться, их убытки могут возрасти. Хотя цены на курятину и другое птичье мясо и слегка подорожало, оно все же на 70 гяпиков, а то и на манат ниже, чем год, полтора назад. А это значит, что на фоне подорожания кормов и увеличения других расходов затраты на выращивание птицы у предпринимателей не окупаются.

Фермеры беспокоятся, что если пандемия будет продолжаться, их убытки могут возрасти

«Яйца нынче продавать выгоднее, чем птицу»

Сарима Ахмедова, хозяйка птицефабрики в Масаллы, рассказывает, что до пандемии держала шесть тысяч кур. Но в связи с запретом свадеб потеряла часть оптовых покупателей, и пришлось уменьшить поголовье. А с подорожанием кормов хозяйство и вовсе работает себе в убыток.

«Наше предприятие одно из крупнейших в южном регионе: годовая мощность - 200 тысяч яиц и 80 тонн курятины. Я в этой сфере более 10 лет, но в прошлом году мы впервые столкнулись с убытком. Лично мой убыток составил почти 25 тысяч манатов», - утверждает Сарима ханум.

Спрос упал, подтверждает и она, и почти все птицеводы вынужденно сократили производство. А значит, пришлось увольнять работников. Сейчас сосредоточились на производстве племенных яиц – это выгоднее, чем торговать курятиной. «Правда, с января ситуация стала меняться в лучшую сторону, но что-то загадывать на будущее никто не решается – очень уж непредсказуемым оказался коронавирус. Если уровень заражения вновь пойдет вверх, рынок может закрыться, что для нас настоящая катастрофа. Даже не знаю, буду ли тратить деньги на содержание живой птицы», - добавила С.Ахмедова.

С 49 до 56 манатов…

Предприниматель добавила, что при производстве мяса птицы основные затраты приходятся на корма, причем практически все кормовые добавки приходится завозить из-за рубежа.

Все кормовые добавки завозятся из-за рубежа

«После повышения цен на корма продавать одну живую птицу за 4 маната 50 копеек невыгодно. Раньше мы покупали 50-килограммовый мешок кормов за 49 манатов, сейчас он стоит 56. Учитывая, что живая птица не продается вовремя, это очень бьет по нашему бюджету. Прежде мы работали с бизнесменами из разных регионов. Сейчас свадеб нет, других торжеств нет, оптовых покупателей мало, на какие средства выращивать птицу? С ценами, конечно, надо что-то решать, но так, чтобы не очень ущемить покупателя.

В отличие от других отраслей сельского хозяйства птицеводство требует кропотливого труда, нужно все время находиться на ферме, все контролировать. Поэтому многие и не хотят заморачиваться с птицей. И вложив в это дело столько средств и труда, птицеводы теперь задумываются - продолжать работу, несмотря на убытки, или все же свернуть хозяйство. Пока продолжаем и птицу выращивать, и яйца производить, но что будет дальше – неизвестно», - признается владелица фабрики.

«Уже потерял 78 тысяч манатов…»

Джейхун Назаров, тоже владелец птицефабрики, говорит о том же - с марта по декабрь прошлого года мясо птицы продавали ниже себестоимости, в результате получили убытки.

«Цены на корма растут, а покупательская способность падает… Для нас это сплошной ущерб. Да и то, что продается, зачастую задерживается на рынке, а если продажи запаздывают, а любе мясо должно быть продано вовремя, иначе испортится. А если на продажу выставлена живая птица, то ее вес с каждым днем падает и она гибнет. Задержка продаж также повышает себестоимость. Прошлым летом, когда в жару особенно тяжело держать наш товар на рынке, из-за падежа я потерпел убыток на 78 тысяч манатов», - рассказывает предприниматель.

До пандемии на принадлежащих ему двух фермах с определенными интервалами выращивали до 50 тысяч птичьего поголовья. Но сейчас финансовые возможности резко упали, и предприниматель не может работать с таким интервалом. Назаров тоже вынужден сокращать работников.

Фермеры вынуждены поднять цены на куриное мясо

Владелец хозяйства рассказал, что едва вылупившихся цыплят, которые раньше особенно ценились, сейчас покупают не больше, чем за 85-90 гяпиков. «А наши затраты на него один манат 20 гяпиков. Килограмм живой птицы сейчас можно продать всего за один манат 80 гяпиков, тогда как себестоимость его – больше двух манатов. То есть нам в ущерб…».

Правда, по словам фермера, среди крупных оптовых покупателей есть и бройлерные компании. Но они платят птицеводам даже меньше, чем дают за их продукцию на рынках. В результате у того же Назарова образовалась задолженность перед компанией, с которой у него был договор на поставку продукции.

Корма решают всё

Председатель общества птицеводов Азербайджана Айдын Велиев считает, что главной проблемой для отечественных птицеводов сейчас является не упавшая покупательская способность население,  а подорожание кормов на мировом рынке.

«Основная часть кормов поступает из-за рубежа, и рост цен на них основательно сказывается на работе птицефабрик. Но, несмотря на это, оптовые цены на мясо птицы не увеличились», - подчеркнул А.Велиев.

Компании, занимающиеся производством бройлеров, не пожелали отвечать журналистам на вопрос о понесенных убытках. Лишь в одной из них сотрудник, попросив не называть ни его, ни компанию, не скрыл: «Хотя бизнес не остановился, продажи во время пандемии ослабли. Поэтому мы тоже вынуждены сокращать производство».