Судан – дело тонкое, Петруха о главном на Ближнем Востоке, все еще актуально

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Судан приостановил действие соглашения с Россией о создании пункта материально-технического обеспечения ВМФ РФ в Порт-Судане. Российское посольство в Хартуме это отрицает.

Судан приостанавливает любое новое размещение российских военных на своей территории до тех пор, пока подписанное в декабре соглашение о строительстве морской базы не будет ратифицировано, сообщила телекомпания «Аль-Арабия».

Посольство России в Судане в ответ заявило, что «появившиеся в региональном и суданском информационном пространстве» сообщения о приостановке реализации соглашения о создании пункта материально-технического обеспечения ВМФ России в Порт-Судане не соответствуют действительности, «что бы при этом ни говорилось так называемыми источниками».

Российское посольство опровергло заявление Судана о приостановке материально-технического обеспечения ВМФ России в Порт-Судане

По данным же телеканала «Аль-Джазира», в последние недели российское военное присутствие на базе в Судане стало заметным: около 70 военнослужащих ВМФ России, в том числе 10 офицеров, уже находятся там, установлены ракетные системы, а суданским военным не разрешается приближаться к объекту, что вызывает недовольство Хартума.

Напомню, что российско-суданское соглашение о создании пункта материально-технического обеспечения было подписано в декабре 2020 года сроком на 25 лет. Согласно тексту документа, одновременно в пункте обеспечения в акватории города Порт-Судан могут находиться не более четырех российских военных кораблей, «включая корабли с ядерной энергетической установкой».

Судан должен передать в пользование часть порта и прилегающей акватории. Максимальная численность российских военнослужащих и гражданских специалистов в пункте обеспечения - 300 человек.

Российская база в Судане - ключ к Африке

В рамках достигнутых договорённостей местные власти не планировали взимать с России плату за аренду территории и объектов, но - ожидали, что российская сторона поможет им «укрепить обороноспособность Судана».

В планах российской стороны этот пункт базирования должен был не только служить военно-морским интересам России, но и потенциально стать «ключом» к Центральной Африке, где у России также есть интересы, в том числе в Центральноафриканской Республике, Республике Конго и Демократической Республике Конго.

«Пришло время восстанавливать российское военное присутствие в Индийском океане», - с присущей военным прямотой говорил тогда отставной адмирал Владимир Комоедов, экс-командующий Черноморским флотом ВМС России.

А еще недавно Владимир Комоедов призывал восстановить российское присутствие в Индийском океане

С самого начала этой истории военные и политические аналитики указывали на слабые стороны этого проекта. В частности, отмечались сложность и затратность развёртывания средства защиты базы - системы ПВО, средств радиоэлектронной борьбы вместе с инфраструктурным оборудованием для социальных целей, таких как госпитальное подразделение и опреснительные установки.

Но главное то, что этот шаг серьезно обострит конкурентную борьбу Москвы с игроками, которые уже давно присутствуют в регионе. Такими, к примеру, как Пекин, успевший протянуть сюда инфраструктуру «Пояса и Пути», а потому рассматривающий этот район зоной исключительно китайских интересов.

И даже Эр-Рияда, поскольку российская военно-морская база, давайте уж называть вещи своими именами, была бы расположена аккурат напротив Мекки, что саудитам с их мнительностью оптимизма не внушало бы.

Но главной проблемой было отношение к данной ситуации Вашингтона, уже тогда планировавшего включить Судан в «сделку века» Дональда Трампа, сделать его образцово-показательным примером того, как мусульманская страна может нормализовать отношения с Израилем. Что с американской точки зрения исключало там присутствие Москвы, которая в этих раскладах явно становилась лишней – незачем неокрепшим суданским властям давать повод торговаться.

В обмен Хартуму были обещаны исключение из списка государств-спонсоров терроризма, отмена введённых в связи с этим санкций и, само собой, финансовая помощь. Впрочем, согласно давней и доброй традиции американской дипломатии, «обещать – не значит жениться»: Трамп из всего «пакета по Судану» только исключил его из списка спонсоров международного терроризма. Денег не дал, а потом и вовсе покинул Белый дом, оставив Хартум в недоумении: уже пора признавать Израиль или ещё рано.

Джо Байден эти сомнения развеял. Его отношение к Трампу – это одно, а вот перехватить «сделку века» своего предшественника и стать отцом этой победы – совершенно другое. В итоге,Хартуму были предложены вполне конкретные военные и экономические договорённости.

В конце января 2021 года состоялся официальный визит в Судан заместителя командующего AFRICOM по военно-гражданскому сотрудничеству Эндрю Янга и начальника управления флотской разведки контр-адмирала Хайди Берг. «Это новое начало и старт обновленных отношений между США и Суданом. Это путешествие, которое мы хотим совершить вместе, дабы углубить и расширить наши взаимоотношения», - прокомментировал визит официальный представитель AFRICOM полковник Кристофер Карнс.

И уже в конце января 2021 года в Судан прибыла американская делегация

Третьего апреля в Хартум прибыли представители Всемирного банка и американских деловых кругов - с целью выделения правительству Судана двух миллиардов долларов, большая часть которых пойдет на сельское хозяйство. Причем выделение этих денежных средств будет производиться при активном участии инвесторов США. А четыре дня спустя кабинет министров Судана одобрил законопроект об отмене закона 1958 года о бойкоте Израиля.

Понятно, что отказ от размещения в Порт-Судане российской военно-морской базы был частью пакета договорённостей Хартума и Вашингтона. И удивления это вызывать не должно. В лучшем случае суданские власти, избегая резких движений, максимально затянут ратификацию договора с российской стороной – а потом и вовсе об этом забудут. Большая игра продолжается…