Мантра о Монте: «Это Монте Мелконян. Монте храбрый. Монте убивал. Будь как Монте» какие времена в Армении, такие и «герои», все еще актуально

Эльнур Эминоглы, автор haqqin.az

С большой помпой в Армении отметили «день памяти» международного террориста Монте Мелконяна, которого армяне по недоразумению считают своим национальным «героем». В Азербайджане с большим недоумением встретили весть о проведенном «международном дне скорби» и в России. Нам остается рассказать и нашим российским читателям, кто же на самом деле «герой» Мелконян, скорбь о котором дошла до России.

В Армении именем Монте Мелконяна названы одна из воинских частей Вооруженных сил, университет и школа в городе Ереване, мост, благотворительный фонд, ему установлены памятники. Боюсь дождаться времени, когда его биографию будут изучать в армянских школах. Что-нибудь такое духоподъемное, вроде «Это Монте Мелконян. Монте храбрый. Монте убивал. Будь как Монте».

Монте отвергал мантру об «избранном народе»

Очередной голливудский миф для армянского народа - федаин Мелконян

С упрямством, достойным лучшего применения, армяне прямо на наших глазах творят очередной миф, в котором жестокий преступник и банда его подельников поднимаются на пьедестал – радует, что хотя бы посмертно. Причем не стесняясь откровенных подлогов и умолчаний. К биографии «героя» Мелконяна они относятся как несмышленый ребенок к булочке с изюмом – изюминки выковыриваем, оставшийся мякиш -  выбрасываем.

И хотя такие люди вызывают во мне откровенную брезгливость, но аналитик сродни патологоанатому или хирургу - приходится ковыряться в гное, кишках и прочих фекалиях. Хотя бы для того, чтобы другим потом не подсовывали эту мерзость под видом конфетки.

Общим местом стало указание на то, что «национальный герой армян» родился в Калифорнии. Мелочь это, не заслуживающая внимания. Гораздо интереснее другой миф – о том, что якобы «армянское сердце» забилось в его груди 12 июня 1970 года, когда семья Мелконянов совершила поездку на свою историческую родину в турецкий город Мерзифон.

«Он стоял и внимательно смотрел на большой дом, который принадлежал его предкам до геноцида. Семейный особняк предков матери был превращен в Дом кино, украшенный плакатами. После поездки тринадцатилетний подросток начал задумываться о том, почему они живут в Америке? Почему дом его прадедушки превращен в Дом кино? Почему земли его предков принадлежат другим?» - пафос достигает кульминации, чистый Голливуд, право слово.

Брат Монте - Маркар Мелконян всё отрицает: Монте был космополитом, а не националистом

Причем сам же автор этой версии, родной брат Мелконяна, Маркар, впоследствии эту версию и опроверг. Из его интервью следует, что мотивы появления в груди Монте «армянского сердца» так и остаются неясными. Более того, он прямо говорит, что «армяне неправы, когда говорят о какой-то уникальной любви Монте ко всему, что связано с Арменией… Монте сознательно отвергал понятие Избранного народа» и вообще считал себя космополитом.

Последователь фракции Красной армии и в первых рядах Хомейни

Словом, ни о каком «армянском национализме» молодого Мелконяна речи не идет – молодой выходец из состоятельной семьи такой химерой, как «армянская избранность», особо никогда не заморачивался. Левацкая тусовка в годы студенчества, идеи Троцкого и Мао, марихуана и общественные настроения в Америке после Вьетнама - лихое было времечко, период, когда формировался левацкий терроризм на Западе, оказал влияние на его мировоззрение куда сильнее, чем миф о «Великой Армении».

Ульрика Майнхоф и Андреас Баадер из немецкой «Фракции Красной Армии», Ренато Курчо и Маргерита Кагол из итальянских «Красных бригад» — вот тогдашние его кумиры, а совсем не пронафталиненный Гарегин Нжде. А потом был Иран, где преподаватель английского языка в одной из школ Тегерана -  Мелконян принимал участие в антишахском движении.

Его кумирами были не Нжде с Андраником, а фракция Красной Армии

Правда, когда Исламская революция победила, Монте предпочел бежать в Иракский Курдистан, где некоторое время воевал за тамошних пешмерга. Но и там надолго не задержался и вскоре перебрался в Ливан, где уже полным ходом шла гражданская война. Мелконян стал бойцом Армянского ополчения в Бурдж-Хамуде и в течение двух лет участвовал в уличных боях с фалангистами.

Но вот незадача – ему хотелось что-то возглавить, стать «кукловодом», отдавать приказы, самому оставаясь в стороне, но ни авторитета, ни опыта для этого у него не хватало, повышение ему явно не светило, а вот вероятность получить пулю была необычайно высока. И тогда он делает «ход конем» - наш «герой» перебирается в благополучную Европу и, безудержно привирая о своем «выдающемся боевом опыте», вступает в АСАЛА (Секретную армию освобождения Армении).

Операция «Ван»

Заметили, оценили, сделали инструктором, поручили готовить «Операцию Ван» - захват турецкого консульства в Париже 24 сентября 1981 года, в ходе которой были тяжело ранены консул Турции Кай Инал и представитель службы безопасности Джемаль Озен, который впоследствии скончался.

Операция закончилась тем, что боевики сдались французским властям, за что получили минимальные сроки заключения. Героический же Мелконян залег на дно. И, вопреки распространяемым о нем мифам - но согласно документам американского ФБР и французской контрразведки, - никакого участия в подготовке теракта в аэропорту Орли не принимал. Как скромно говорят его биографы – «выполнял другое, более серьезное и совершенно секретное задание».

Мелконян ушёл из АСАЛА и создал свою фирму

Он вообще вышел из АСАЛА и создал собственную фракцию ASALA-RM. В дерзких терактах эта организация замечена не была, прирабатывала по мелочи – вербовкой боевиков в Ливан, продажей поддельных документов и созданием мелких фирм для приобретения оружия и его контрабандных поставок. Но для Мелконяна она была ценна тем, что позволяла внушать ее членам, что он – «гений террора», «международный боевик» и вообще Карлос «Шакал» Рамирес с ним и рядом не стоял, хоть они и друзья, и Рамирес многому у Мелконяна научился. Типичное армянское хвастовство.

При этом он постоянно грезил масштабными планами: свергнуть руководство армянского ополчения в Ливане, с помощью Рабочей партии Курдистана создать «бригады освобождения Армении», которые будут атаковать Турцию, ну и так далее.

Под колпаком французских спецслужб

Что интересно, все это время он находился под плотным колпаком французской контрразведки. Причем его контакты и связники периодически попадались – а сам он ни разу. Талант конспиратора? Не думаю. Просвеченного как рыбацкую лодку прожекторами патрульных катеров, его использовали как наживку, чтобы выходить на тех, кто действительно мог представлять опасность.

В конце концов французам этот цирк надоел. В ноябре 1985 года Мелконян был арестован в Париже и приговорён к 6 годам тюремного заключения за незаконное хранение оружия и подделку документов. На допросах сдал всех. После чего, поскольку с оперативной точки зрения контрразведке Франции он был неинтересен, в начале 1989 года был освобождён и принудительно выслан в Южный Йемен, в «конец географии».

А потом служба под колпаком французских спецслужб

Там он, как говорится в определенных кругах, «твердо встал на путь исправления и сотрудничества с администрацией», то есть – решил вернуться к научной деятельности. И в рамках полученного гранта в 1991 году приехал в Ереван, где 7 месяцев проработал в местной Академии наук – с целью написания и издания книги под названием «Армения и соседи».

Что примечательно, в сформировавшиеся уже тогда отряды боевиков его брать не хотели. Репутация у Мелконяна была… не очень, словом, была у него репутация и в его подвиги на ниве терроризма никто особо не верил. Но он всегда был упрям, и вот уже в сентябре того же 1991 года отправился в Нагорный Карабах

Где все же сумел выслужиться до командира отряда, поскольку помог в привлечении наемников из Сирии и Ливана, а также сумел организовать солидные финансовые пожертвования на «освободительную борьбу» из-за рубежа.

Грязный палач

И вот в новом качестве открылось его истинное призвание – исключительно палаческое. В начале 1992 года его террористы осадили, а потом захватили село Гарадаглы и перебили все азербайджанское население – 145 человек, включая 15 женщин и 13 детей.

Но есть она, высшая справедливость. Из рассказа брата Монте Мелконяна — Маpкаpа: «12 июня днем Монте сообщили, что ситуация в Марзили тяжелая, и он вместе со своим заместителем садится в машину и бросается туда. Въехав в село, они останавливаются и не могут разобрать, где армяне, где азербайджанцы. В этот момент примерно с 40 метров по их УАЗу стреляет пушка БМП. Находившиеся в машине выскакивают и прячутся. Второй пушечный снаряд разносит стену жилого дома, за которым прятался Монте, и сносит ему полголовы. Гибнет и его заместитель полковник Саpибег Маpтиpосян».

Но путь командира отряда завершился печально. Лучше бы он продолжил писать диссертацию в Академии Наук

Так «раскинул мозгами» Монте Мелконян, террорист, врун и палач азербайджанского народа. Туда ему и дорога, но подобные ему раковые клетки погибают сами – однако оставляют ядовитые метастазы. Привлечение иностранных наемников для борьбы с азербайджанцами, подготовка терактов, создание нелегальных каналов поставок оружия, сбор средств на военные действия по всему миру – все, в чем был силен Мелконян, сейчас активно используется его духовными наследниками в Ереване.

Какие там, в Армении, сейчас времена – такие и «герои». Хотя пусть и большинство его «подвигов» - миф, но армянские националисты и реваншисты в любой момент готовы закрепить его кровью. Естественно, не своей, а в лучших традициях Мелконяна – ни в чем не повинных мирных граждан других стран.