«Армяне сожгли Сеймура заживо» Новые подробности о зверствах в плену

Инара Рафикгызы, судебный корреспондент

В Ясамальском районном суде сегодня состоялось очередное заседание по уголовному делу Мкртчяна Людвика Мкртычевича и Хосровяна Алеши Арамаисовича, пытавших азербайджанских пленных во время Первой Карабахской войны и совершивших другие преступления.

Как сообщает собственный корреспондент haqqin.az, на процессе под председательством судьи Бакинского военного суда Эльбея Аллахвердиева дали показания пострадавшие от рук обвиняемых. Все они заявили, что оба обвиняемых зверски пытали их.

В частности, потерпевший Эльшан Исламов заявил, что был взят в плен армянскими разведчиками во время службы в Гедабеке в 1997 году. По его словам, он узнал Мкртчяна, когда увидел его по телевизору.

«В 1999 году меня доставили в изолятор в Ереване. Там со мной говорил Мкртчян. Первым делом он потребовал, чтобы я сменил имя и фамилию, принял гражданство Армении, женился на местной жительнице и отправился воевать против азербайджанцев. Естественно, я отказался, тогда он принялся зверски пытать меня. Затем меня отвезли в Шушу, где я должен был дожидаться расстрела.

Была зима, конвоиры выволокли меня на мороз, бросили в снег. Затем передали армянским солдатам, которые, связав мне руки, облили бензином, а под голову подложили канистру от бензина. Собирались поджечь меня, но им сказали, что меня нужно отправить в тюрьму. Тогда мучители стали избивать меня, возмущаясь, почему им не позволили сжечь азербайджанца. Потом усадили в машину и даже предложили еду, но как только я попытался проглотить кусок, опять начали бить. Когда доехали до какого-то села, приказали выйти из машины, но когда выходил, нанесли такой удар по голове, что я потерял сознание. Придя в себя, понял, что нахожусь в Шушинской тюрьме. Там было много раненых азербайджанцев. У одного был выбит глаз. Ребята рассказали, что попали в плен в 1992 году. Условия заключения были невыносимые. Тюремщики поливали бетонный пол водой и заставляли спать на обледеневшем бетоне. Били нас даже при просьбе пойти в туалет. Однажды сказали, что в тюрьму едет Красный Крест. Я не понял, испугался, что буду распят на этом "кресте". Молился, чтобы просто избили, и я избежал такой казни», - рассказал на суде бывший пленник Э. Исламов.

Представитель Красного Креста увидел, что военнопленным не на чем спать, и настоял, чтобы им выдали матрасы и одеяла.

«Но после его ухода все у нас отобрали. А вскоре двое армянских военных посадили меня в машину и отвезли к какой-то горе. Высадившись, заявили, что будут меня здесь расстреливать. Не поверите, я обрадовался, что наконец избавлюсь от всех мучений. Но потом приказали повернуться. Я обернулся и увидел наш пост. Конвоиры начали стрелять в сторону наших. Хотели, чтобы азербайджанские военные ответили и убили меня, потому что я был на линии огня. Но наши не стали стрелять», - сказал потерпевший.

Также Исламов заявил, что первый раз увидел Людвика Мкртчяна, когда попал в плен: «Мкртчян пытал меня в Шушинской тюрьме. Он щипцами выдергивал у меня золотые зубы. А в 1999 году я оказался в СИЗО в Ереване. Пришли и забрали меня, поместили в какую-то комнату. А потом туда пришел Мкртчян, которого я уже знал по Шуше. Это там он настаивал, чтобы я поменял имя, принял армянское гражданство и начал воевать против своих соотечественников. Сказал, что мне создадут все условия. Я не согласился, и он жестоко избил меня».

Другой потерпевший, Эльман Гаджиев, сообщил, что в 1992 году отправился на войну добровольцем. «26 сентября 1993 года попал в окружение, а потом в плен. Меня сразу так сильно избили, что я потерял сознание. Когда очнулся, выяснилось, что я в Агдере и мои руки прикованы цепью к стене. Два дня меня кормили квашеной капустой. Цепи не снимали, чтобы не мог сбежать. Потом меня отвезли в Шушинскую тюрьму».

По его словам, нескольких азербайджанских пленных использовали там в качестве рабочей силы на строительстве дома брата одного из лидеров карабахских сепаратистов Самвела Бабаяна.

«Они, к тому же, принуждали наших пленных разбирать дома в Физулинском и Агдамском районах, сортировать стройматериалы, из которых потом строились фермы. Мы построили две свинофермы, птицеферму и зернохранилище в Ходжавенде. Все для брата Самвела Бабаяна. Армянские мастера орали на нас, что работаем плохо, раствор запаздывает. И каждый раз приходил Мкртчян, бил нас прикладом и истязал. За день из еды на 6 человек давали лишь буханку хлеба... Потом нас привезли в Ханкенди. Для Самвела Бабаяна строили 4-этажную виллу, и мы участвовали в этом строительстве», - рассказал Э.Гаджиев.

Как утверждает бывший пленник, армяне вывезли надгробия из красного мрамора с азербайджанских кладбищ и соорудили на своем кладбище памятник.

«Этим же красным мрамором была отделана лестница на вилле Самвела Бабаяна. В Шушинской тюрьме нас пытали Людвик, Артур, Карен и другие. Мкртчян пытал даже током. Однажды меня ударил доской и сломал нос.

Также он как-то привел меня на площадку перед тюрьмой, разложил без раствора плитку на земле и потребовал сделать так, чтобы отдельные плитки не двигались. Без раствора это было невозможно. Мкртчян заявил, что если я попробую бежать, он забьет меня до смерти. От всех этих пыток я все еще страдаю. У меня травма коленей и болезнь почек», - заявил Э.Гаджиев.

Потерпевший также сообщил, что представители Международного комитета Красного Креста посещали их в Шушинской тюрьме. «Заключенных при этом инструктировали, чтобы мы хвалили им армян и условия содержания, иначе нас вечером будут пытать».

Потерпевший Яшар Абдулалиев также дал показания в суде. Он сообщил, что в 1994 году попал в плен на Муровдагском направлении: «Нас троих тогда схватили - Эйваза, Сеймура и меня. Потом нас разделили. Позже узнали, что когда Сеймура допрашивали и пытали, он оказал сопротивление. За это армяне облили его бензином и сожгли. Нам даже показали обгоревшее тело Сеймура. А нас двоих сковали цепями за ноги и голову. Меня долгое время скрывали от сотрудников Красного Креста, якобы такого пленного вообще нет. Через 3 месяца меня отвезли в Шушинскую тюрьму. Там так издевались, что я был на грани смерти», - сказал Абдулалиев.

Потерпевший утверждал, что в Шуше его пытали Мкртчян, Кахраманян и Петросян.

«Мкртчян при помощи деревянного бруса и плоскогубцев вырвал мне зуб. В Шушинской тюрьме он строил азербайджанских пленных по одному вдоль стены, нанося удары по нашим спинам доской с гвоздями. Меня держали попеременно в Агдере, Шуше и Суговушане. Мкртчян особо выделялся извращенными методами пыток азербайджанских пленных в Суговушане и Шушинской тюрьме. За это армяне его уважали и хвалили, вот он и старался. Один тюремщик - бакинский армянин заявил мне, что Мкртчян – «герой» Ходжалинской трагедии. Он хорошо знал наш язык, с нами всегда говорил на азербайджанском. Впрочем, там многие бакинские и карабахские армяне свободно говорили на азербайджанском», - сказал он.

Потерпевший Кямиль Бабаев в своих показаниях сообщил, что в феврале 1994 года в метель он сбился с дороги и попал в плен.

«Один из армянских военных хотел вырвать плоскогубцами мои титановые зубы, не получилось, и в итоге сломали мне зубы. Потом меня отвезли в Агдам, а оттуда в Ханкенди. Каждую ночь били всех пленных по 3-4 раза. После трех месяцев пребывания в плену мне дали холодную воду, чтобы помыться. Они избили меня и сломали нос. Мкртчяна и Хосровяна помню по Шушинской тюрьме. Они оба избивали меня ногами, кулаками и арматурой. Также возили на стройку в Ханкенди. Нас заставляли работать, а вечером отвозили в тюрьму. В тюрьме нас передавали Мкртчяну и Хосровяну. А они, как только мы входили, избивали нас. Сейчас у меня тяжелое неврологическое заболевание», - сообщил он.