Иран встраивается в формат Шушинской декларации. Что нервирует Ереван наш комментарий

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Посол Ирана в Азербайджане Аббас Мусави заявил, что Тегеран поддерживает инициативу по созданию регионального механизма формата 3 + 3 для укрепления мира, стабильности и развития в регионе. По его словам, три государства Южного Кавказа (Азербайджан, Армения, Грузия) и три региональных соседа (Иран, Турция, Россия) могут сотрудничать во благо региона.

В Тегеране задули новые ветра, выметая весь тот мусор, который накопился за время президентства Хасана Роухани во внешней политике, в том числе – на южнокавказском направлении. В отношении Нагорного Карабаха иранская дипломатия потерпела оглушительное фиаско, и Ибрахим Раиси намерен ситуацию исправить.

Посол Ирана в Азербайджане поддержал новую региональную формулу 3+3

Сам Раиси вступает в должность президента в августе, а пока что на этом посту остается Роухани и его команда, включая Мухаммеда Джавада Зарифа. Но и новый президент не намерен терять месяц, а потому активно включается во внешнеполитический процесс, уже отдавая распоряжения дипломатам о предстоящих изменениях на некоторых направлениях. Заодно - проверяя их лояльность и возможность дальнейшего использования на занимаемых постах.

Армянские комментаторы реагируют на происходящие изменения весьма оперативно. Но не были бы сами собой, если бы не добавили в это событие «ложки дегтя», причем – со всей щедростью от собственного, крайне оригинального, понимания ситуации. Так, в частности они пишут: «Тегеран выказывает заинтересованность к этому формату не потому, что он ему по душе, а чтобы не выпасть из региональных процессов».

Согласитесь, весьма двусмысленное высказывание. В политике вообще не существует понятия «решение по душе», мотивация здесь совершенно другая. В отношениях Тегерана с Ереваном – тем более. Неоднократно приходится говорить, что баланс интересов – «священная корова» для иранского истеблишмента, что во внутренней политике, что во внешней. При Роухани этот баланс был смещен в сторону Армении, что нанесло в итоге, существенный вред интересам Ирана в регионе.

Ирано-армянский союз превратился в тыкву

И теперь, чтобы «не выпасть из региональных процессов», Тегерану приходится не самому формировать повестку, а встраиваться в другие. Таким образом, Иран, ответив на призыв Эрдогана с Алиевым во время подписания Шушинской декларации, принимает новый формат сотрудничества в регионе. Иранское руководство это, с одной стороны, несколько нервирует, не оно задает правила игры. Но, с другой стороны, совершенно очевидными для Тегерана являются два обстоятельства. Во-первых, «кавказская шестерка» открывает дверь на важный рынок между Ираном и Турцией. Во-вторых, она же образует экономический союз по маршруту энергетической сети стоимостью 3,8 триллиона долларов. Что для иранской экономики – глоток свежего воздуха и коридор возможностей.

И при таких ставках интересами Армении вполне можно пренебречь, что в реальности и произойдет. Если Ереван будет упорствовать в отношении реализации платформы 3+3 – его ожидают крайне неприятные сюрпризы в сфере «особых армяно-иранских отношений», которые после избрания Раиси в одночасье стали мифом, той каретой, которая с двенадцатым ударом часов превратилась в тыкву.

Готовность определенных кругов в Ереване активно участвовать в работе «кавказской шестерки» заслуживает уважения. Но попытки выторговать за это участие какие-то эксклюзивные условия для Армении – не имеют перспектив. И не просто не встретят понимания других участников, но и будут пресекаться с разной степенью жесткости. О чем армянскому руководству и следует постоянно помнить.