Раиси и Пашинян: цифры есть, а денег нет персидские мотивы - вечные сюжеты, все еще актуально

Эльнур Мамедов, отдел экономики

Политико-экономические отношения Ирана и Армении всегда были достаточно противоречивыми и на протяжении многих лет прямо-таки перенасыщенными взаимными официальными, но не очень ясными заявлениями и намерениями. Целый букет заявлений и анонсов о планируемых экономических проектах оставил на столе у Раиси в Тегеране и армянский премьер-министр Никол Пашинян после своего визита в ИРИ.

Взять, к примеру, предполагаемое строительство нефтеперерабатывающего завода на армяно-иранской границе в Мегри, которое обсуждается с конца «нулевых». Идея создания работающего на иранской нефти такого НПЗ в Армении заманчива в первую очередь для Еревана. Для скудной экономики страны проект стоимостью порядка 5 млрд долларов может стать прямо-таки экономическим бумом. Но, как это порой бывает, в реальности он выглядит весьма сомнительно.

Пашинян и Раиси: слова не в помощь экономике

Проектировщики рассматривают два сценария. Первый – строительство нефтепровода, второй – использование существующего газопровода для прокачки не только газа, но и нефти. Но тут все натыкается на санкции США в отношении Ирана. Своих денег у Армении нет, но по непонятной логике она настаивает на том, что экспортер нефти сам должен быть заинтересован в реализации проекта, и потому в качестве гипотетического донора нужно рассматривать именно Тегеран. Однако трудно представить, как иранские банки смогут реализовать эту сделку в условиях санкций, ведь прокладка нефтепровода еще несколько лет назад оценивалась в 250 млн долларов.

Что же касается прокачки нефти по газопроводу, то и у этой идеи немало изъянов. Технически заменить в трубе газ нефтью можно, но это удовольствие обойдется весьма недешево - нужны десятки миллионов долларов, причем раскошелиться должен не только Иран, но и Армения.

И проблема не только в инвестициях, но и в реализации готовой продукции. Армянский рынок нефтепродуктов слишком мал, чтобы окупить столь грандиозный проект, а на иранском рынке бензин дотируется правительством страны и очень дешевый. Вот и возникает вопрос, кому и для чего нужен крайне дорогостоящий, но столь же и бессмысленный проект, который Тегеран и Ереван обсуждают двадцать лет.

И это не единственный пример «взаимовыгодного сотрудничества». Ряд экспертов считают, что Еревану и Тегерану лучше бы ускорить строительство высоковольтной ЛЭП Армения – Иран, о которой тоже красочно в Тегеране рассуждал Пашинян, но сроки его завершения постоянно отодвигаются. Между тем ЛЭП для обеих стран сегодня куда важнее, чем эфемерные планы по НПЗ. Дело в том, что Армения давно поставляет электроэнергию в Иран взамен на получаемый оттуда газ. Но отчего-то строительство очередной ЛЭП безрезультатно маячит на совместной повестке уже не первый год. А теперь, после потери всех надежд на получение дешевой электроэнергии из освобожденного от армянской оккупации Карабаха и длительной остановки на ремонт Мецаморской атомной электростанции, Армении будет не до новой ЛЭП - у нее могут возникнуть большие проблемы с выполнением своих энергетических обязательств перед Ираном.

Пашинян горит идеей соединить Запад с Ираном

Тем не менее парламентарии двух стран еще в середине февраля этого года вновь вернулись к теме дальнейшего развития и расширения сотрудничества «на основе прочных исторических и культурных связей». А посол Ирана в Армении Аббас Бадахшан Зохури на встрече с министром экономики Вааном Керобяном выразил надежду, что армяно-иранские экономические отношения в ближайшее время активизируются и достигнутые ранее договоренности, совместные проекты и инициативы будут претворены в жизнь. С этой целью он предложил армянской стороне изучить возможность составления «дорожной карты» по каждой программе и разработать четкий поэтапный график запланированного.

Похоже, иранской стороне уже порядком надоели фантастические проекты, предлагаемые Ереваном. Трудно даже представить, сколько сил и средств вложили «партнеры» в обсуждение проектов по строительству автомобильной и железной дорог по маршруту «Север-Юг», газопровода Иран – Европа и др. Но каждый раз выяснялось, что у Еревана нет денег на прокладку этих маршрутов даже по своей территории, не говоря уже об их экономической привлекательности. Обо всем этом haqqin.az пишет уже с десяток лет, но фантазии армянской стороны не скудеют.

А вот Иран, кажется, уже сделал для себя кой-какие выводы. Так, посол Ирана выделил для дальнейшего сотрудничества не многомиллиардные заоблачные проекты, для реализации которых хронически не хватает средств, а вполне земные - растениеводство, животноводство и рыбоводство. По его мнению, именно эти сферы будут способствовать росту товарооборота между двумя странами. Не клюнул посол и на армянскую приманку, что, мол, членство Армении в ЕАЭС открывает широкие возможности для Ирана, а создание совместных армяно-иранских предприятий не только будет способствовать развитию экономик двух стран, но и увеличит иранский экспорт в страны ЕАЭС.

Иран скептически относится и к заманчивой идее Пашиняна соединить Россию и Европу через армянский транзит с Ираном. Просто-напросто заблокированные одна финансовыми санкциями США, а другая закрытыми границами с Турцией и Азербайджаном страны вовсю пытаются обхитрить друг друга. Еще дальше пошел министр экономики Армении Ваан Керобян на встрече с иранским министром торговли, промышленности и рудников Алирезой Размом Хоссейни. Он заявил, что создание совместных предприятий в Армении поможет обойти санкции против ИРИ и довести торговый оборот с нынешних 400 млн до 1 млрд долларов, уверяя, что армянские бизнесмены готовы способствовать транспортировке иранских товаров в Россию по территории Армении. Будто он не знает, что Азербайджан уже обеспечил Ирану короткий и дешевый путь для связей с РФ. Более того, Баку с этой целью уже выделил более полумиллиарда долларов, из которых 500 млн долларов – кредит Тегерану на строительство железной дороги Решт - Астара.

На один проект Решт - Астара Азербайджан отпустил полмиллиарда долларов. Есть ли у Армении столько денег?

Но армянский министр гнет свое. Он на полном серьезе предлагает иранской стороне аферу века - перенос в Армению последних этапов производственного цикла иранских предприятий. Мол, в результате такого ереванского ноу-хау товары будут считаться армянскими и их можно будет продавать повсюду в мире без проблем, то есть не взирая на санкции против Ирана. В списке таких товаров – стройматериалы, сельхозпродукция, нефтехимия…

Вот так и развиваются экономические связи Ирана с Арменией, хотя в реальности очень уж мал и бесперспективен армянский рынок, слаба покупательная способность населения, да и обессиленный Иран далеко не на прежнем уровне экономической состоятельности. Как известно, Иран очень помог Армении выжить в тяжелые 90-е годы, обеспечивая ее горюче-смазочными и строительными материалами, продуктами питания. Эта поддержка в те годы практически не уступала российской. Понятно, что обе страны пытались обрести как можно большее влияние на Ереван. Но прошли десятилетия, и сегодня по объему товарооборота с Арменией Тегеран сильно отстает от Москвы, успевшей отхватить наиболее важные экономические сферы. Впрочем, даже на своем пике ирано-армянский товарооборот не смог превысить 400 млн долларов. Для его увеличения узкого мэгринского коридора было явно недостаточно.

Но ведь сейчас, открывая Зангезурский коридор, Азербайджан предоставляет Армении возможность расширить свои связи со многими странами, в том числе и с Ираном. Обе страны вроде бы должны двумя руками схватиться за выпавший шанс. Но политики и в той, и в другой стране словно этого не видят, ведь в противном случае пришлось бы признать политический и экономический авторитет Азербайджана, его ведущую роль на Южном Кавказе. А вот Россия является одним из самых активных сторонников зангезурского проекта, и это в будущем еще больше увеличит ее превалирование на армянском рынке. И вновь ирано-армянские экономические связи будут топтаться на месте…