ЦРУ разрывается между масудовцами и талибами наш комментарий

Леонид Швец, автор haqqin.az

Антиталибское сопротивление с глубокими панджшерскими корнями приобретает все более четкие очертания. Его возглавил вице-президент Афганистана Амрулла Салех, взявший на себя обязанности главы государства после бегства из страны президента Ашрафа Гани.

«Согласно Конституции Афганистана, в случае отсутствия, побега, отставки или смерти президента первый вице-президент исполняет его обязанности. Я нахожусь в Афганистане и легитимно исполняю эти обязанности, – написал на своей странице в твиттере Амрула Салех. – Я не буду разочаровывать миллионы людей, которые слушали меня. Я никогда не буду под одной крышей с "Талибаном". Никогда».

Вечеря масудовцев. Салех и Масуд вместе

Что интересно, Салех абсолютно прав: президент Гани не передавал своих полномочий новой власти, он просто покинул страну, заявив, что поступает так, чтобы «не допустить кровопролития». Формально полномочия главы государства получает вице-президент.

Характерно, что Салех заявил, что никогда не предаст память Ахмада Шаха Масуда, «Панджшерского Льва», главы Северного альянса, погибшего в результате нападения смертников за пару дней до терактов в США 11 сентября 2001 года. Масуд был решительным противником «Талибана». Амрулла Салех сам родился в Панджшере и воевал под руководством Ахмада Шаха Масуда. Как известно, сын Масуда Ахмад тоже выступил с призывом продолжать борьбу, а накануне этого заявления совместную фотографию Амруллы Салеха и Масуда-младшего опубликовала корреспондент BBC Ялда Хаким, предположившая, что в Афганистане формируется антиталибская коалиция. Видимо, таки формируется, причем с боями: поступают сообщения о боях в Панджшере и об освобождении района Чарикар в провинции Парван. Тем самым у талибов отбили дорогу, ведущую из Кабула в Мазари-Шариф.

Амрулла Салех не сдается

Амрулла Салех учился в США, а вернувшись, выполнял роль координатора связей Северного альянса с иностранными спецслужбами, ведущую роль среди которых занимало, разумеется, ЦРУ. Сам Салех также участвовал в организации разведдеятельности в отношении «Талибана». Недаром в 2004 году он был назначен главой Управления национальной безопасности Афганистана и фактически создал афганскую разведку. После увольнения в 2010 году создал антиталибское и продемократическое «Национальное движение». В 2017 году стал министром по реформам в секторе безопасности, но всего на три месяца, а в 2018 году лишь пару месяцев пробыл исполняющим обязанности министра внутренних дел. Салех серьезный противник, не даром на него было совершено несколько покушений, последнее – год назад, 9 сентября 2020 года. Очень символично: 19 лет спустя, но в тот же день, что и на Масуда.

Безусловно, вице-президент несет свою долю ответственности за то, что правительственные силы не оказали сопротивления талибам, но, наверное, Салех все-таки был из тех, кто приложил наибольшие усилия, чтобы этого не случилось. Кстати, он не единственный в руководстве страны, кто в ярости от происходящего. Министр обороны Афганистана Бисмилла Мохаммади написал в твиттере: «Нам связали руки, а родину продали, будь прокляты Гани и его шайка». Он призвал Интерпол арестовать бывшего президента. Среди последних записей на странице Мохаммади такой пост: «В моем доме холодно. Где Масуд?» И фотография Ахмад Шаха Масуда.

Сейчас возникает двусмысленная ситуация. С одной стороны, начинается международное признание победы талибов, если и не официальное, то практическое. Например, об этом заявил Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель, рассказав, что пора начинать диалог с новой властью. Штаты тоже, договариваясь с представителями «Талибана» о выводе войск, фактически признали право талибов на власть или как минимум на значительную часть власти в Афганистане. С другой стороны, имеется законный глава государства, которым себя, следуя Конституции, провозгласил Амрулла Салех. Тем более что Салех давний американский союзник и партнер по разведывательной работе, да еще и, пишут, гражданин США. Разве не нужно поддержать его и примыкающие к нему силы? Хотя бы в целях разумного сдерживания талибов.

Существует же еще один важный момент. Очень быстрый переход Афганистана под контроль «Талибана» означает лишь, что на местах признали силу талибов и не стали оказывать им сопротивления. Но такой контроль совсем не тождественен власти, которая была и остается в руках местных лидеров. Совсем недавно во многих провинциях и районах точно так же до этого признавали силу Кабула и американцев. Если нынешние масудовцы покажут свою силу, они так же получат «контроль над территорией Афганистана», какой-то ее частью. Вот за это, пожалуй, и продолжится борьба, в том числе при поддержке различных внешних сил, как не стихала она здесь уже многие годы.