Узбекистаном по Азербайджану. А нужны ли региону начальники? наша аналитика

Александр Караваев, автор haqqin.az

Похороны Doing Business, самого раскрученного рейтинга Всемирного банка, подвели черту под концепцией глобализации 1980-1990-х годов, в рамках которой мы жили последние сорок лет. Закрытие этого вида экономического состязания государств откроет двери другим рейтингам, сводимым уже по региональным критериям, без навязывания экономических методик и политических обязательств.

ВБ преподнесли бульон из субъективных и объективных критериев оценки

Идея рейтинга DB появилась на волне оптимизма 1990-2000-х как результат анализа распада советского социалистического пространства. Считалось, что страны соцлагеря, постепенно совершая конвергенцию с капиталистической системой или транзит к ней, неизбежно должны пройти все стадии, которые миновал мир западного капитализма, пусть и в ускоренном режиме, и в конечном итоге прийти к тем стандартам, которые выработал так называемый "первый мир".

Европейский костюм на плечах туземной элиты

И в какой-то мере эта концепция сработала. Начиная с первого комплексного межстранового отчета «Ведение бизнеса 2005» по 2019 год, было внедрено более 3800 реформ регулирования бизнеса в 190 странах. Охват и масштаб поражает воображение. Большинство этих реформ внедрено в государствах со среднем уровнем дохода и в таких областях, как создание предприятий, получение разрешений на строительство, подключение к системе электроснабжения и налогообложения. Самые распространенные реформы включали разработку онлайн-платформ типа цифровых госуслуг "одно окно", повышение надежности электроснабжения, снижение ряда налогов, усиление защиты прав миноритарных инвесторов, оптимизация процессов регистрации собственности и автоматизация логистики международных торговых операций. Помните, как на рубеже 2000-2010-х правительства и руководства многих стран СНГ высказывались относительно позиций своих стран в рейтинге, требуя от чиновников усиливать деятельность для улучшения показателей.  

DB был хорош как набор универсальных констант, они декларировали игрокам "уровень нормы". С другой стороны, сведение всех "под одну гребёнку" - выглядит красиво как форма состязания, но вряд ли работает как постановщик приоритетных задач. Да, хорошо когда лучшие практики видны обществу и стимулируют власти: лучше подключиться к электричеству за три дня за меньшие деньги, чем за 20 и за большие. Но далеко не всегда изменение рейтинга говорит о реальной ситуации в стране - и не важно в какую сторону изменился рейтинг.

Универсальное ранжирование - обоюдоострое оружие. С одной стороны, вовлекает в модную глобальную игру национальные власти, и тогда нередко это выглядит как европейский костюм на плечах туземной элиты. Ведь цель "подняться в рейтинге" порождает манипуляции как отдельно взятого государства, так и чиновников Всемирного Банка - ответная попытка бюрократии занизить показатели страны в следующих отчётах.

При этом борьба за место в рейтинге подменяет содержание реальных процессов. Вряд ли мы получим достоверную картину о конкретной стране в силу разношерстности группы и бульона из субъективных и объективных критериев оценки.

Когда лидируют Азербайджан с Казахстаном и взлетает Россия

Совершенно лабораторный пример описанной ситуации - это отношение к рейтингу DB российского руководства. В стартовом рейтинге, опубликованном в 2002 году, Россия заняла 83-е место из 85 стран, позади нее оказались только Боливия и Доминиканская Республика.

Взлет Азербайджана и Казахстана произошел одновременно

Это произвело шок на экспертов, но не сильно огорчило руководство, занятое другими, более существенными вопросами. В 2000-е годы лидером по продвижению в DB были Казахстан и Азербайджан.  

Но в каденцию президента Дмитрия Медведева ситуация резко изменилась, в Москве поняли, что рейтинг серьезно оценивается ключевыми мировыми инвесторами, была надежда или определенная иллюзия, что Россия будет продолжать идти по пути усиленной глобализации в мировую экономику. В то же время в 2010 году Россия получила худшую оценку в рейтинге за всю историю - 124-е место.

Поэтому среди целевых показателей "майских указов" Владимира Путина, подписанных в 2012 году, было заявлено получение Россией как минимум 20-го места в рейтинге Doing Business к 2018 году. Добиться этого планировалось за счет реформ законодательства и устранения административных барьеров для предпринимателей.

После этого цикл интереса к международному рейтингованию в Кремле завершился. В новых майских указах 7 мая 2018 года позиция в DB в качестве целевого показателя уже не обозначалась.

Однако маховик запустился. Положение России в рейтинге постоянно улучшалось. В 2014 году она заняла 62-е место, в 2018 году - 31-е. В последнем докладе, опубликованном в октябре 2019 года, Россия поднялась с 31-го на 28-е место из 190 стран, опередив такие государства, как Япония, Испания и Франция.

Медведев понял, Путин претворил

Интересный парадокс Doing Business, который, видимо, произвел впечатление на его создателей и стал причиной свёртывания этого мерила трансформации: постсоветские государства очень быстро берут на вооружение эти правила игры и добиваются удивительных результатов. 

В частности, ракетой взлетел Узбекистан, переместившись по шкале со 150-го места в 2011 году, до 76-го  в 2019. Как оказалось, это стало предметом разбирательства, внутри Всемирного банка возник некий негласный "протокол Узбекистана" - оценщики DB приняли решение на основании своих соображений не признавать данные, поступившие из этой страны. 

Этот же самый "протокол" ударил и по Азербайджану, показатели которого руководство DB решило занизить, не поверив своим же критериям оценки и сбору информации по своим же методикам. Действовал известный принцип "отрицания" - этого не может быть, потому что этого не может быть никогда.

Рейтинг зоны ШОС и новые подходы

Одним словом, инструмент, который завуалированно пытались использовать для давления на "второй мир", длительно придерживая его в предбаннике вторичности, оказался работающим против его создателей. 

С другой стороны, получившийся на выходе агрегированный показатель действительно позволяет неким образом ранжировать государства. Но практическая польза от этого, как раз в силу разношерстности исходных параметров, выглядит в лучшем случае спорной.

Есть ли альтернатива Doing Business? Во-первых, крушение DB поднимет ставки банковским и крупнейшим аудиторским рейтингам типа Standard & Poor's, Moody's и Fitch. В то же время можно прогнозировать и появление новых на базе крупнейших евразийских объединений. Возможно, появление рейтинга, аналогичного охвату DB, внутри ШОС, при содействии Азиатского банка развития.

У региона - свои стандарты. Значит, должны быть и свои оценки

В рамках организации проводится много "невидимой" для СМИ работы по координации структур исполнительной власти на уровне экономических ведомств стран объединения.

В частности, Минэкономики России направило на рассмотрение ШОС проект Банка лучших решений, два раздела которого содержат хорошо зарекомендовавшие себя практические меры государственной политики и технологические решения, применяемые в странах объединения для повышения качества жизни населения на удаленных и сельских территориях и преодоления разрыва в доступе граждан к современной инфраструктуре и экономическим благам. На сегодня Банк решений ШОС включает более 130 практик в области инфраструктуры, государственных и финансовых услуг, сельского хозяйства, образования, здравоохранения, и этот перечень будет дополняться и обновляться.

Унификация внутри ШОС началась ещё до пандемии. В конце 2019 года была утверждена Программа многостороннего торгово-экономического сотрудничества. Она определяет задачи до 2035 года в области торговли и инвестиций, банков и финансов, транспорта и логистики, промышленности, сельского хозяйства, энергетики, таможни, цифровизации, инноваций и ИКТ, пространственного развития, туризма, экологии и образования, международного сотрудничества. 

Иными словами, постепенная консолидация большого евразийского пространства вместе с группой партнёров по диалогу и наблюдателей ШОС (в эту расширенную группу с 2021 года входят Иран, Турция, Азербайджан, Армения, Катар, Саудовская Аравия, Египет) приведет к экономической консолидации этого огромного пространства, что откроет ещё непонятные до конца возможности и неизвестные перспективы. Ясно одно, главный принцип построения таких объединений - это сближение самостоятельных игроков, без навязывания им сверху экономических методик и политических обязательств.