Нефть, газ и уголь… Последний вздох перед смертью горячая тема

Мамед Эфендиев, отдел экономики

Еще недавно дипломированные эксперты и ученые-футурологи, консультирующие комиссии Евросоюза, дружно отпевали ископаемые источники энергии, призывая лидеров государств и крупных инвесторов срочно менять ориентацию и вкладывать десятки, сотни миллиардов долларов в возобновляемые источники, в чистую энергию.

Робких оппонентов, пытавшихся объяснить евроромантикам, что их выводы, мягко говоря, не коррелируются с реальной ситуацией в мировой экономике, обвиняли в недальновидности, коррумпированности и приверженности марксистской идеологии. 

И совершенно зря!

Еще недавно футурологи из Евросоюза отпевали ископаемые источники энергии

Энергетический кризис в Старом Свете начался не вдруг. Еще зимой специалисты предупреждали, что объемы газа, выкачиваемые в связи с небывалыми холодами из стратегических хранилищ, чрезмерно высоки. Возможно, ведущие европейские политики и среагировали бы на «желтые карточки» экспертов, но тут подоспело небывало жаркое лето, и значительная часть остатков газа пошла на выработку дополнительной энергии для промышленных и бытовых кондиционеров. В результате, наступающую через три недели зиму страны Евросоюза встречают с минимальными запасами, на что, в отличие от политиков, оперативно среагировали спекулянты всех мастей. А потом, в соответствии с законами цепной реакции, начался газовый кризис, уже перекинувшийся в Азию и с каждым днем приобретающий контуры глобальной катастрофы.

Энергетический кризис, естественно, привел к резкому скачку цен на газ и уголь, что закономерно повысило привлекательность нефти как альтернативного сырья для выработки электроэнергии. В результате сложилась парадоксальная ситуация: если раньше нефтяные цены определяли цену на природный газ, то теперь всё работает строго наоборот.

Новый парадокс - газ диктует цены

Мало того, впервые стоимость газа в разы превысила цену нефти в стандартных объемных единицах. Дело дошло до того, что многие компании, использующие в качестве топлива газ, были вынуждены из-за дороговизны «голубого топлива» либо переходить на нефть и нефтепродукты, либо вообще останавливать производство. В былые времена в подобные ситуации тут же вмешивались США, которые, путем давления на ОПЕК, вынуждали входящие в него страны резко увеличивать объемы добычи и тормозили рост цен на нефть, способствуя тем самым к спаду экономики в нефтедобывающих государствах.

Но так было в ХХ веке. А в нынешнем столетии конгломерат ОПЕК+, в который теперь входят Россия и ряд других нефтедобывающих стран, на окрики из Вашингтона уже не реагирует и придерживается согласованного плана восстановления добычи ископаемого горючего, наращивая ее постепенно, без резких рывков.

В результате, принятое в начале октября решение министерского комитета ОПЕК+ не увеличивать в октябре-ноябре добычу нефти сверх запланированных объемов, подняло цены на нефть марки Brent выше отметки 80 долларов за баррель. Другими словами, ОПЕК+ не повелся на сиюминутную рыночную конъюнктуру и продемонстрировал приверженность долгосрочным трендам. Не говоря уже о том, что данные об ограниченных возможностях добывающих стран существенно нарастить объемы добычи нефти, не так уж и беспочвенны.

Из сказанного выше следует, что продолжение газового кризиса в Европе и Азии будет еще долго удерживать высокие цены на «голубое топливо» и уголь. Правда, после астрономических значений прошлой недели, цены на европейский газ несколько скорректировались, хотя все еще находятся на достаточно высоком уровне.

В то же время, по мнению экспертов, переориентирование из-за высокой стоимости газа и угля на использование нефти в больших объемах, маловероятно. Обычно переход производства с одного вида топлива на другое происходит лишь в том случае, если положительный ценовой дифференциал прогнозируется на длительное время. Что опровергает доклад технического комитета ОПЕК+, из которого следует, что, в случае холодной зимы в Европе и Азии, дефицит газа на рынке может спровоцировать еще больший спрос на заменители этого топлива, включая нефтепродукты.

Пока есть спрос, снимайте сливки

Таким образом, беспрецедентная недальновидность еврочиновников и преждевременность перехода на экологически чистые источники энергии, может уже в ближайшие годы привести Европу, в которой успели закрыть большинство атомных, угольных и газовых электростанций, к настоящей катастрофе.

Попытка свалить всю вину за газовый кризис в Европе на «энергетическую диктатуру» России, на сей раз не выдерживает никакой критики. В этой ситуации президент Путин проявил себя, как политический прагматик – сделал все зависящее, чтобы «погасить» растущие цены на газ и, параллельно, объяснил европейским партнерам, что для дополнительных объемов газа нужно заключать долгосрочные контракты.

Ту же самую мысль высказал в недавней беседе с представителем ЕС президент Азербайджана Ильхам Алиев.

Позицию Евросоюза, не желающего зависеть от импорта энергии, а потому отказывающегося заключать долгосрочные контракты, понять можно. Но газ, как и нефть — не готовый товар на складе. Дополнительные объемы добычи, переработки и транспортировки нефти и газа требуют долгой подготовки. Нести подобные расходы во имя сиюминутной выгоды партнера, который, к тому же, в любую минуту может отказаться от заказа, экономически невыгодно. Вот почему необходимо искать золотую середину, идти на компромисс, что, впрочем, также требует длительных и серьезных переговоров, которые пока только идут.

Понятно, что до начала приближающейся в Европе зимы переговоры не завершатся. Но пока происходит переговорный процесс, у европейцев не остается другого выхода, кроме как запасаться нефтью и нефтепродуктами, цены на которые пока все еще «подъемны». Что, кстати, хорошо понимают ушлые трейдеры, пытающиеся еще больше взвинтить цены на нефть.

В данном случае торжествует неписанный закон рыночной торговли: пока есть спрос, спешите снимать сливки.

Пусть даже они нефтяные…