В Брюсселе Алиев и Пашинян получили альтернативу? итоги с haqqin.az

Эльнур Эминоглы, автор haqqin.az

Сразу же после переговоров Ильхама Алиева с Николом Пашиняном в Брюсселе в Баку и Ереване задались вопросом – станет ли европейская площадка альтернативой московскому процессу армяно-азербайджанского урегулирования?!

На этот насущный вопрос, вызвавший острую полемику в столицах Азербайджана и Армении, довольно убедительно ответил азербайджанский президент: московская и брюссельская площадки не исключают, а взаимодополняют друг друга. Брюссельский процесс стал логическим продолжением московского формата и был призван приумножить завоевания эволюции и трансформации, заложенных Московским мирным соглашением.

Многознаменательное и красноречивое заявление азербайджанского лидера опровергло ожидания части экспертного сообщества, выступившего с поспешными прогнозами о предполагаемой одновекторной или двухвекторной внешней политики официального Баку. Нет, Азербайджан не разрывает с Западом. Но призывает играть по четким установленным правилам – без вероломных ударов в спину, без предательского шепота на переулках цветных революций, без неудержимой жажды вмешательства во внутренние дела, с сопутствующим неоимперским шантажом, угрозами и нападками. Баку готов принять равноценное партнерство с Брюсселем, но без манипуляций с правами человека и подмены политических свобод, как рычагов для жесткого давления и управляемого морального террора.

Брюссель получил новую возможность для строительства мира на Кавказе

Хотя, с другой стороны, в Брюсселе прекрасно осознали сложившиеся новые геополитические реалии на Кавказе. Установился новый региональный порядок, выраженный в формуле Алиева и Эрдогана «3+3». И в этой новой геополитической формуле сценаристы новой ситуации оставили место и Брюсселю, который все еще в силах войти через приоткрытую дверь с новым планом экономического возрождения региона. Не с «планом Маршалла» для проигравшей в войне одной обездоленной Армении. А с программой и планом, предоставляющими всем участникам новой региональной системы равные возможности для искоренения последствий войны. Сразу же после войны Шарль Мишель пришел в регион с особым инвестиционным портфелем для Армении. Побитому оккупанту вручили чек на 3 миллиарда евро, а президенту-освободителю, которому предстоит поднять преданную оккупантом огню и мечу землю, пообещали всего 200 миллионов на восстановление разрушенных оккупантом городов и провинций. Жизнь в Карабахе будет восстанавливать Азербайджан. Но Брюссель навязывает миллиарды Еревану, который разрушил жизнь в этом самом Карабахе.

Москва сумела занять равноудаленную позицию от враждовавших кавказских столиц. Брюссель же тяготел к одной из столиц, пренебрегая интересами другой. Но похоже лидеры европейской политики одумались и решили пересмотреть выработанную изначально ошибочную стратегию, сделав новую ставку не на возрождение оккупанта, а на строительство мирной жизни в разрушенном регионе. Европейцы многое могут сделать для привлечения инвестиций в Карабах и Зангезур: и для строительства автомобильных и железных дорог, и для восстановления инфраструктуры, и для будущего градостроительства. Наконец ЕС может создать в регионе платформу экономического взаимодействия, оказать содействие в становлении между Азербайджаном и Арменией системы неразрывных экономических отношений. В середине 1990-х годов с подачи Запада геоэкономика скрепила Азербайджан и Грузию в единой системе отношений. И расторжение связей создавало опасность ревизии всей системы безопасности. Теперь Брюссель может предложить идентичную модель Баку и Еревану.

Брюссель не отменяет, а развивает московский процесс

ЕС сделал амбициозную заявку на участие в мирном процессе. И новая площадка может ускорить и усилить начатый в Москве формат Оверчука – локализовать острую ситуацию с минными полями, форсировать делимитацию и демаркацию госграницы, вывести стороны к переговорам по подготовке Большого политического соглашения. Многочасовые переговоры Алиева с Пашиняном при участии Мишеля – не заурядная протокольная встреча в поддержку реноме потерявшего влияние в регионе ЕС, а продолжение московского процесса. И заявление Мишеля, подтвердившего и признавшего в итоговом заявлении новый статус-кво – лишнее тому подтверждение. В новой ситуации не нашлось места лишь сошедшей со сцены Минской группе ОБСЕ. Впервые европейцы обошли стороной канувшую в Лету группу. И Мишель не обмолвился словом. Что является главным достижением брюссельской встречи для Азербайджана, ибо с первых дней после завершения карабахской войны И.Алиев настаивал на роспуске этой посреднической группы стран. Минская группа потеряла мандат посредника... Веское слово у Москвы, Анкары... и пожалуй Брюсселя. Хотя не будем спешить с выводами.

Брюссель – не альтернатива Москве. А новая попытка перезагрузки напряженных отношений все еще бряцающих оружием двух стран. Удалось ли европейцам сдвинуть с московской точки процесс перезагрузки? Ответ на этот вопрос мы получим в самое ближайшее время.