Россия признает Тайвань частью Китая. А Китай не признает Курилы и Крым частью России опасная иллюзия, все еще актуально

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Посол США в Японии Рам Эмануэль заявил, что Соединенные Штаты поддерживают Токио в вопросе о северных территориях (так в Японии называют южную часть Курильских островов) и признают японский суверенитет над ними. В этот же день, на встрече председателя КНР Си Цзиньпина с президентом Аргентины Альберто Фернандесом, Китай публично поддержал притязания Аргентины на Фолклендские острова, на которые претендует и Великобритания.

Заявление посла США повлекло за собой особое мнение товарища Си

Этот «парад суверенитетов», разумеется, был не случайным. Но крайне показательным. С заявлением посла США вопросов нет – трудно было бы представить, что в период обострения отношений с Россией американский истеблишмент не поддержит Токио в болезненном для российско-японских отношений вопросе.

С Пекином же все, как обычно, сложнее. И касаются эти сложности в параде суверенитетов… российско-китайских отношений, хотя, казалось бы, где Курилы, а где Фолкленды. С одной стороны все очевидно: Пекин публично поддержал притязания Аргентины на Фолклендские острова, в свою очередь Буэнос-Айрес официально присоединился к китайской инициативе «Пояс и путь» и теперь стал ее полноправным участником.

В части экспертного сообщества после недавней встречи Си Цзиньпина и Владимира Путина царит сущая эйфория: дескать, возникает новый стратегический союз, который выглядит пока как военно-политический альянс, но имеет огромные перспективы, этакий «союз крадущегося медведя и затаившегося дракона». И вообще, Владимир Путин прилетел в Китай не как проситель, а в качестве глобального игрока.

Но тогда вполне уместен вопрос, а почему же Пекин до сих пор не признает Курильские острова российскими? Да, дорогой читатель – все верно, на своих картах Китай обозначает эти спорные острова как принадлежащие Японии, обозначая их как 俄占 - оккупированные Россией.

Нет никакого российско-китайского военно-политического альянса, который может перерасти в нечто большее

И вообще, «Китай считает спор вокруг Курильских островов вопросом двусторонних отношений Японии и России», - заявил не так давно официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь. Разбирайтесь, дескать, сами, мы в этом не участвуем.

Интересный стратегический союз получается – Москва признает Тайвань китайской территорией, а вот Китай Курильские острова и Крым признать российскими категорически отказывается. Поскольку признание суверенитета Москвы над островами может привести к эскалации напряженности вокруг территориальных споров Китая и Японии. А Крыма – к санкциям против китайских компаний.

Да и по поводу конфликта между Россией и НАТО в отношении Украины китайская сторона не сказала ничего конкретного. Если говорить откровенно, Пекин прямо дал понять России, что не собирается вмешиваться в ее конфликт с НАТО.

Если до Крыма китайской доктриной в отношении Москвы было «в политике горячо, в экономике – холодно», то теперь, судя по всему, наступает время ее корректировки: «в экономике – холодно, в политике - охлаждение». Даже российские контракты на 100 миллионов тонн нефти и 250 миллиардов кубометров газа, причем, совсем не по рыночным ценам, не произвели на китайское руководство должного впечатления.

Нет никакого российско-китайского военно-политического альянса, который может перерасти в нечто большее. Представлять ситуацию в другом свете – это откровенно обманываться и чертить ложную карту…