И один из проигравших станет президентом наше послесловие

Леонид Швец, автор haqqin.az

Во Франции окончательно подсчитали результаты первого тура президентских выборов. Действующий президент на первом месте с результатом 27,84%, лидер националистов Марин Ле Пен вторая, 23,15%. Вроде бы никаких сенсаций, да и финалисты те же, что и в 2017 году, но важные изменения есть.

Французского избирателя, который в 2017 году был очарован молодостью и дерзостью Эммануэля Макрона, президент не сильно побаловал какими-то удивительными преобразованиями

Напомню, на прошлых президентских выборах Макрон в первом туре получил 24%, а Ле Пен – 21,3%. На несколько процентов с тех пор прибавили оба, дистанция между ними приблизительно та же. Правда, сейчас практически все наблюдатели в один голос говорят, что во втором туре, такого разрыва, который был в 2017 году, целых 32%, больше не будет. Самые осторожные даже не исключают поражения президента.

Ле Пен чувствует себя чуть ли не именинницей. С 2007 года, когда она впервые участвовала в президентских выборах, ей не раз предрекали скорый конец политической карьеры, но она лишь последовательно наращивает результат (в 2007-м – 10,4%, в 2012 г. – 17,9%, в 2017 – 21,3%). В этот раз у неизменной атаманши французских правых появился сильный конкурент – популярный и очень острый на слово журналист и писатель Эрик Земмур. По взглядам он еще правее и радикальнее Ле Пен, и осенью был период, когда их президентские рейтинги сравнялись – около 16%.

Ле Пен раньше тоже активно заигрывала с Кремлем, она вовремя сориентировалась и резко осудила вторжение российских войск в Украину, выступила за политические санкции против России и за поддержку украинских беженцев

Казалось, именно Земмур составит Макрону пару во втором туре выборов. Но того подвело несколько вещей. Во-первых, перерадикалить Ле Пен оказалось не лучшей идеей, это, скорей, добавило ей респектабельности и голосов тех, кого Земмур напугал. Во-вторых, в риторике журналиста долгое время доминировал тезис, что Франции неплохо обзавестись своим Путиным. Хотя Ле Пен раньше тоже активно заигрывала с Кремлем, она вовремя сориентировалась и резко осудила вторжение российских войск в Украину, выступила за политические санкции против России и за поддержку украинских беженцев. Момент нападения России на Украину стал моментом падения рейтинга Эрика Земмура и значительного роста рейтинга Ле Пен.

У Эммануэля Макрона с началом войны рейтинг тоже было пошел вверх: народ в период шторма объединяется вокруг лидера. Но вскоре поддержка президента стала просаживаться. Среди западных лидеров, пытавшихся остановить Путина, Байден и Джонсон выступили «злыми полицейскими», а Макрону выделили роль переговорщика. Французский президент 18 раз разговаривал с президентом России по телефону. Возможно, если бы его миротворчество увенчалось успехом, отношение избирателей к нему бы заметно изменилось в лучшую сторону, а так Франция опять, в который раз, выглядела слабой на фоне англосаксов. После истории с французскими атомными подлодками, от которых не без помощи США так дерзко отказалась Австралия, французы еще болезненнее реагируют на проявления слабости своего руководства. Макрон-то во второй тур вышел, но тех 30%, которые у него какое-то время были в марте, не набрал.

В риторике Земмура долгое время доминировал тезис, что Франции неплохо обзавестись своим Путиным

Нельзя исключать и того, что на снижение рейтинга Макрона повлияло и то, что президент демонстративно отказался принимать участие в избирательной кампании: дебатах, встречах с избирателями и т.д. Дескать, тяжелое время, не до того. Кому-то это могло показаться неуважением, кто-то не услышал каких-то важных аргументов. Похоже, перед вторым туром, который пройдет уже 24 апреля, главе государства придется более активно подключиться к борьбе за победу.

А вот кто выступил просто отвратительно, так это представители партий, которые еще недавно исключительно между собой разыгрывали президентский пост и большинство в парламенте. Анн Идальго, представлявшая Социалистическую партию, набрала позорные 1,75%, а Валери Пекресс от «республиканцев» стала лишь пятой, не получив и пяти процентов.

а Валери Пекресс выступила просто отвратительно

Причем ведь в какой-то момент, в декабре прошлого года, республиканка выходила на показатель в 17% и на второе место в гонке. Но, приглядевшись, избиратели отказались видеть в ней интересного конкурента Макрону. И теперь уже с уверенностью можно утверждать, что эпоха фактической двухпартийности, когда соревновались социалисты и республиканцы-голлисты, в прошлом.

Французского избирателя, который в 2017 году был очарован молодостью и дерзостью Эммануэля Макрона, президент не сильно побаловал какими-то удивительными преобразованиями. Пожалуй, скорей разочаровал. Но и отдавать страну в руки националистов, пусть и дрейфующим в сторону большей умеренности, французы вряд ли захотят.

Как обычно, перед вторым туром основная часть избирателей сплотится вокруг центристской позиции. Вот и выходит, что проиграют, вообще-то все. И один из проигравших станет президентом.