Российские миллиардеры вылетают из окна что там у соседей, все еще актуально

Юлия Медведева, специально для haqqin.az

Как уже сообщал ранее haqqin.az, на днях при странных обстоятельствах выпал из окна шестого этажа Центральной клинической больницы член совета директоров российской компании «Лукойл» Равиль Маганов.

Перекур, шаманы, кокаин

Пошел человек покурить – и выпал со стороны фасада главного корпуса, где сейчас идет ремонт. И по стечению обстоятельств отключены все камеры наблюдения. Только сиротливо забытая им на подоконнике пачка сигарет осталась. И ни одного свидетеля. Даже предсмертной записки не оставил.

Равиль Маганов... Вышел мужик покурить... и вылетел из окна

Словно какой-то мор напал на топ-менеджеров нефтегазового комплекса. 30 января в одном из коттеджей Ленобласти найден мертвым топ-менеджер «Газпром-Инвеста» Леонид Шульман, который руководил департаментом транспорта. Следствие считает эту смерть несчастным случаем. 28 февраля в том же коттеджном поселке найден мертвым топ-менеджер «Газпрома», курировавший казначейство, Александр Тюляков. Следствие выдвигает версию самоубийства.

18 апреля бывший вице-президент «Газпромбанка» Владислав Аваев найден мертвым в своей квартире в Москве. Там же обнаружены трупы его жены и 13-летней дочери. По версии следствия, Аваев застрелил семью и покончил с собой. 21 апреля в Испании умер бывший топ-менеджер компании «Новатэк» Сергей Протосеня. Его самого, его жену и дочь нашли мертвыми в принадлежавшем им доме. Версия следствия та же, что и в деле Аваева.

При загадочных обстоятельствах в мае погибает экс-топ-менеджер «Лукойла» и миллиардер Александр Субботин. Версий, при том самых диких, было вброшено много – от гибели в ходе «сеанса нетрадиционной медицины от шаманов» до отравления алкоголем и кокаином. Но потом прокремлевские СМИ решили, что это перебор и ограничились «острой сердечной недостаточностью».

Александру Субботину хотели пришить героин. Не вышло

Всех погибших объединяют три обстоятельства. Первое – они были прекрасно осведомлены о статьях расходов собственных компаний, включая неофициальных, то есть тех, что уходили наверх, на спецпроекты Кремля.  Второе – все они были фигурами, причастными к кадровым перестановкам в российской нефтегазовой сфере. И третье – все они неодобрительно, мягко говоря, относились к затеянной Кремлем спецоперации в Украине.

Бей своих, чтобы чужие боялись

Ликвидация оппонентов происходит либо тогда, когда нет времени договариваться, либо когда разногласия с ними приобретают категорический характер. Еженедельно обновляется официальный список «иностранных агентов» и следуют новые запреты.

Ежедневно в России привлекают к ответственности за «фейки против вооруженных сил», причем мотивировки бьют все рекорды маразма. В качестве примера – выдержки из обвинительных заключений: «С целью подорвать авторитет Вооруженных сил РФ повязала ленточку зеленого цвета на рюкзак». Штраф 40 тысяч рублей.

«Выражала молчаливую поддержку противоправным целям антивоенного мероприятия». То есть стояла и молчала, но штраф назначен в размере 30 тысяч рублей. «Увидел, как арестовывают человека в майке с надписью «Нет войне» и стал возражать против действий полиции». Штраф – те же 30 тысяч рублей, примерно 500 долларов.

500 долларов за одну безобидную майку

«Выразил эмоции в виде отметки «Грущу» к публикации «Лидер Алтайского «Яблока» Александр Гончаренко  осужден за дискредитацию Вооруженных сил». Все тот же штраф  500 долларов.

Можно молчать, можно просто делать эмодзи возле публикаций – от российского «правосудия», заточенного ныне на выявление нелояльных, это не спасает. Гражданин РФ по нынешним временам вид должен иметь оптимистичный, лихой и придурковатый, иначе у властей возникают сомнения – а достаточно ли он поддерживает власть, не умышляет ли какой крамолы.

Больше того, в начале июля в России появился неофициальный «список запрещенных артистов, в результате чего треть российских исполнителей и актеров перестали давать концерты или эмигрировали. А вся их вина заключалась в том, что они или выступили против войны, или не высказались в поддержку российского вторжения в Украину.

Кремль «заморозил» Россию, требуя от нее лояльности к своим авантюрам. Но так они поступили в отношении народа, который всегда был для них чужим.

А теперь представьте, какого уровня лояльности они требуют от топ-менеджеров стратегического для Кремля нефтегазового сектора. Здесь несогласие с политикой Путина означает не административный штраф. Здесь ставки выше, а потому нелояльность карается смертью.

Вагит Алекперов понял, что игра закончилась

Смертью карается сомнение

Глава «Лукойла» Вагит Алекперов понял это раньше всех, а потому после введения санкций покинул пост президента компании. В конце июня ушел в отставку и Леонид Федун, вице-президент компании по стратегическому развитию «в связи с достижением пенсионного возраста и семейными обстоятельствами».

Те, кто остались, включая Равиля Маганова, видимо, надеялись, что им удастся изменить ситуацию, сделать ее менее катастрофичной для российского нефтегазового сектора, привести к его руководству людей, которые могли бы договориться с Западом и снизить убытки для бюджета России. Да, в конце концов, они хотели, чтобы изъятия Кремлем денежных средств из бюджетов их фирм оставалось бы в рамках приличий. Эта и была та «красная линия», которую они, по мнению «силовиков», переступили.

Любой бизнес в России – не более чем дойная корова. Которая должна безоговорочно давать, причем совершенно безразлично, как эти поборы скажутся на самочувствии самой коровы. Сдохнет – проблемы ее менеджеров, неэффективными оказались, не оправдали высокого доверия, нужно новых назначать.

Рациональность изъятия денежных средств на этом уровне вообще не рассматривается. Должны перечислить – и точка. Все погибшие в той или иной форме пытались донести до Кремля ущербность подобного подхода – и это было их главной ошибкой.

«Как это они сомневаются, что мы лучше знаем куда расходовать эти деньги?». А потом возник и другой вопрос: «а не хотят ли они эти средства вообще вывести из России, лишив страну финансового ресурса?».

Тут ведь надо вот еще что понимать – с подачи непотопляемого Игоря Сечина давно уже сложилось впечатление, что несколько компаний в сфере нефти и газа для России явный перебор. Нужен сверхмонополист, который бы один и занимался всеми этими вопросами, с гарантированными выплатами Кремлю в объемах, которые тот запросит. Проблема в одном – у «Роснефти» денег для приобретения «Лукойла» нет.

Зато есть «административный ресурс», который позволяет несогласных устранить, а колеблющихся – загнать на свою сторону. Его и использовали. Коряво, в стиле луговых, мишкиных и чепигов и прочих «солцберецких шпилей»  но тут уж не до изысков, как могли, так и делали.

Главное, что сейчас нефтегазовый сектор поставлен под единоличный контроль. Остальным назначена роль статистов. А если они не согласятся – полеты из окна для них продолжатся.